Клуб четырех коней

Андрей Иванов

Бобби Фишер побеждает

(окончание, начало в №№ 4, 5)
Длин­ный Вап­пер


По­бе­дить Сер­гея Бо­ро­виц­ко­го мож­но, если пре­взой­ти его во всех ком­по­нен­тах иг­ры. Ри­чард и Эн­ди хо­ро­шо это по­ни­ма­ли.

Чем­пи­он ми­ра и юный Эн­дрю Марс встре­ча­лись в тур­ни­рах че­ты­ре ра­за, и все че­ты­ре пар­тии вы­иг­рал Бо­ро­виц­кий. В двух из них Эн­ди имел пре­иму­щест­во, но чем­пи­он за­став­лял его оши­бать­ся и ис­поль­зо­вал про­ма­хи не­до­ста­точ­но опыт­но­го парт­не­ра.

Бо­ро­виц­кий умел рис­ко­вать в кри­ти­чес­кие мо­мен­ты иг­ры и хлад­нок­ров­но шел под огонь. Что­бы сло­мить его со­про­тив­ле­ние, тре­бо­ва­лась очень твер­дая ру­ка.

Эн­ди всту­пил в борь­бу за ми­ро­вое пер­венст­во, по­лу­чив уни­вер­си­тет­ский дип­лом. Он на­чал го­то­вить­ся к мат­чу с Бо­ро­виц­ким на сле­ду­ю­щий день пос­ле вы­иг­ры­ша по­след­ней пар­тии в тур­ни­ре со­ис­ка­те­лей чем­пи­он­ско­го ти­ту­ла.

Пре­тен­дент ре­шил изу­чить все из­вест­ные пар­тии Бо­ро­виц­ко­го. Он глу­бо­ко ана­ли­зи­ро­вал их и де­лил­ся с от­цом сво­и­ми на­блю­де­ни­я­ми.

Пер­вым не­до­стат­ком чем­пи­о­на Эн­ди на­звал ба­наль­ную лень. Он ви­дел, что в по­един­ках с иг­ро­ка­ми не са­мо­го вы­со­ко­го клас­са Бо­ро­виц­кий мог по­зво­лить се­бе не­до­пус­ти­мые воль­нос­ти. Чем­пи­он ми­ра не всег­да рас­счи­ты­вал все ва­ри­ан­ты, слов­но иг­рая в быст­рые шах­ма­ты.

По­рой Бо­ро­виц­кий те­рял нить иг­ры и не на­хо­дил яс­но­го пла­на в по­зи­ци­ях с боль­шим чис­лом слож­но под­да­ю­щих­ся оцен­ке фак­то­ров. Та­кое слу­ча­лось с ним ред­ко, но Эн­ди взял все эти при­ме­ры на за­мет­ку.

Бы­ва­ли у чем­пи­о­на и так­ти­чес­кие про­смот­ры, хо­тя най­ти его ошиб­ки бы­ло очень слож­но. Тре­бо­вал­ся даль­ний и вер­ный рас­чет.

Най­ден­ные не­до­стат­ки Бо­ро­виц­ко­го пе­ре­ве­ши­ва­лись его до­сто­инст­ва­ми, в пер­вую оче­редь от­лич­ным вла­де­ни­ем раз­но­об­раз­ны­ми при­ема­ми и ме­то­да­ми борь­бы. Чем­пи­он ми­ра не­обык­но­вен­но тон­ко чувст­во­вал со­от­но­ше­ние сил и срав­ни­тель­ную цен­ность фи­гур и пе­шек в кон­крет­ных по­зи­ци­ях. Эн­ди по­смот­рел од­ну из его дав­них пар­тий, в ко­то­рой Бо­ро­виц­кий хлад­нок­ров­но по­жерт­во­вал ла­дью за не­сколь­ко пе­шек и не по­зво­лял со­пер­ни­ку вскрыть ли­нии. Он уме­ло опе­ри­ро­вал сво­ей пе­хо­той и в ито­ге за­ста­вил парт­не­ра фор­си­ро­вать ни­чью. В дру­гой иг­ре Бо­ро­виц­кий по­жерт­во­вал ла­дью за сло­на и пеш­ку, со­хра­нив вось­ме­рых пе­хо­тин­цев: энд­шпиль «слон и во­семь пе­шек про­тив ладьи и се­ми пе­шек» он вир­ту­оз­но вы­иг­рал.

Бо­ро­виц­кий умел вдох­нуть жизнь в лю­бую по­зи­цию. Вы­зы­вая бу­ри на доске, он тем не ме­нее иг­рал в пра­виль­ные шах­ма­ты.

Де­бют­ный ре­пер­ту­ар чем­пи­о­на ми­ра был са­мым ши­ро­ким. Он мог на­чать иг­ру хо­дом лю­бой пеш­ки, ис­клю­чая са­мые край­ние. Уга­дать де­бют бу­ду­щей пар­тии с ним ма­ло ко­му уда­ва­лось.

Эн­ди ре­шил если не срав­нять­ся с чем­пи­о­ном в этом ком­по­нен­те, то по край­ней ме­ре су­щест­вен­но рас­ши­рить свой де­бют­ный ре­пер­ту­ар. Но­вые на­ча­ла он иг­рал ис­клю­чи­тель­но в тре­ни­ро­воч­ных пар­ти­ях с от­цом и по­сте­пен­но фор­ми­ро­вал в сво­ем моз­гу об­ра­зы этих де­бю­тов.

По на­сто­я­нию от­ца, Эн­ди каж­дый день за­ни­мал­ся фи­зи­чес­ки­ми уп­раж­не­ни­я­ми и пла­вал в бас­сей­не мест­но­го оте­ля. Там же он по­се­щал спор­тив­ный зал.

Отец и сын мно­го гу­ля­ли по ули­цам род­но­го го­ро­да, кра­си­во осве­щен­ным в ве­чер­ние ча­сы, го­во­ри­ли о под­го­тов­ке к мат­чу и о Фи­ше­ре.

— Ког­да я ду­маю о Фи­ше­ре, — ска­зал Ри­чард, — я все вре­мя вспо­ми­наю «Мыс­ли­те­ля» Ро­де­на. — Но при этом я по­че­му-то ви­жу не­окон­чен­ную скульп­ту­ру. Буд­то тво­рец ее со­зда­вал и вдруг оста­но­вил­ся, не за­вер­шив ра­бо­ту. Сколь­ко же в Фи­ше­ре все­го на­ме­ша­но! Рос без от­ца, кон­фликт с ма­терью. Оста­вим в сто­ро­не его взгля­ды на об­щест­во: если го­во­рить об этом, то все еще силь­нее за­пу­та­ет­ся. Фи­шер — че­ло­век куль­ту­ры, ис­кус­ст­ва, а глав­ным ка­чест­вом та­ко­го че­ло­ве­ка яв­ля­ет­ся го­тов­ность бес­ко­рыст­но де­лить­ся. Хо­тя Фи­шер мно­го спо­рил о го­но­ра­рах, он, в сущ­нос­ти, бес­среб­ре­ник. Ра­ни­мый, нер­воз­ный и не­уве­рен­ный в се­бе, ког­да вы­хо­дит за пре­де­лы шах­мат. Веч­но ко­леб­лю­щий­ся. Че­го сто­ит ис­то­рия с его кни­гой «Мои 60 па­мят­ных пар­тий», ко­то­рую он сдал в из­да­тельст­во, а по­том по­про­сил рас­торг­нуть кон­тракт. При этом не­ве­ро­ят­ная цеп­кость, фан­тас­ти­чес­кая па­мять и стрем­ле­ние про­ник­нуть в тай­ны ми­ро­зда­ния. Ис­то­рия Фи­ше­ра — это ис­то­рия о чес­ти и до­сто­инст­ве че­ло­ве­ка и его мис­сии. Ка­жет­ся, он все вре­мя го­во­рит, что ду­ма­ет. Ни­ког­да не врет. Но не слиш­ком ли мно­го он на се­бя взял? Он се­бя яв­но пе­ре­оце­ни­ва­ет. Ты зна­ешь де­бют Фи­ше­ра или ва­ри­ант Фи­ше­ра? Где его вклад в те­о­рию? Он оста­ет­ся по­жиз­нен­ным уче­ни­ком.

— Да, — со­гла­сил­ся Эн­ди. — Шах­ма­ты вы­со­са­ли из не­го со­ки, и он ре­шил на­сла­дить­ся жизнью обык­но­вен­но­го че­ло­ве­ка. По су­ти де­ла, шах­ма­тист — это бел­ка в ко­ле­се. Мы кру­тим это ко­ле­со, иг­ра­ем, че­го-то ищем, а что в ито­ге? Мно­гим это на­до­еда­ет. Ему точ­но на­до­е­ло. Он так дол­го ни­че­го не ви­дел кро­ме шах­мат. На­хо­дясь у мо­ря, на пля­жи не хо­дил. Од­на­ко я ска­жу, что все из­вест­ное мне о нем до встре­чи с ним ока­за­лось если не пол­ной ложью, то силь­ным ис­ка­же­ни­ем его об­ра­за. Это от­кры­тый и ост­ро­ум­ный че­ло­век. И в нем нет фаль­ши­во­го на­ле­та ци­ви­ли­за­ции, нет ни­че­го не зна­ча­щей веж­ли­вос­ти и де­лан­ной улыб­ки. Он прост и ес­тест­ве­нен. Од­на­ко в нем все вре­мя про­ис­хо­дит ка­кая-то борь­ба, ко­то­рая его ис­то­ща­ет фи­зи­чес­ки и мо­раль­но.

— Го­во­ришь, мно­гим это на­до­е­ло? — спро­сил Ри­чард. — А те­бе не на­до­е­ло?

— Мне хо­чет­ся по­беж­дать!

— Рад это слы­шать!

Бо­ро­виц­кий и Марс быст­ро при­шли к со­гла­сию в во­про­се вы­бо­ра ме­с­та мат­ча. Ант­вер­пен пред­ло­жил от­лич­ные усло­вия для иг­ры и про­жи­ва­ния. Фи­лип­пи­ны обе­ща­ли бо­лее вы­со­кий при­зо­вой фонд, од­на­ко участ­ни­ки мат­ча вы­бра­ли Бель­гию.

Эн­ди и Ри­чард при­бы­ли в го­род за две не­де­ли до на­ча­ла со­рев­но­ва­ния. Ри­чард счи­тал ак­кли­ма­ти­за­цию очень важ­ным фак­то­ром успе­ха и брал в этом при­мер с Бот­вин­ни­ка.

Отец и сын хо­ди­ли пеш­ком по ули­цам и на­бе­реж­ной. Ри­чард за­бла­гов­ре­мен­но изу­чил кар­ту го­ро­да и важ­ные ис­то­ри­чес­кие ме­с­та. Па­мят­ник Длин­но­му Вап­пе­ру при­влек его осо­бое вни­ма­ние. Стоя у его под­но­жия, он про­чи­тал Эн­ди ко­рот­кую лек­цию:

— По пре­да­нию, этот ве­ли­кан пу­га­ет го­ро­жан. Он пре­сле­ду­ет их и да­же до­во­дит до са­мо­убийст­ва. Как при­ви­де­ние, го­ня­ет­ся он за пья­ни­ца­ми. Они спа­са­ют­ся от не­го у се­бя до­ма, и тог­да он за­гля­ды­ва­ет к ним в ок­на. Длин­ный Вап­пер — во­пло­ще­ние че­ло­ве­чес­ко­го стра­ха. Ты луч­ше ме­ня зна­ешь, ка­кая это важ­ная фи­ло­соф­ская ка­те­го­рия — страх. А уж ка­кую роль он иг­ра­ет в жиз­ни шах­ма­тис­тов! Пси­хо­ло­ги­чес­кое пре­вос­ходст­во и страх пе­ред парт­не­ром — два про­ти­во­по­лож­ных по­лю­са. Услов­но го­во­ря, юж­ный и се­вер­ный. На юж­ном теп­ло и хо­ро­шо, и мы чувст­ву­ем се­бя ком­форт­но и уве­рен­но. А на се­вер­ном — сту­жа, мы сжи­ма­ем­ся, и это все рав­но что ле­де­неть от стра­ха. Про че­ло­ве­ка го­во­рят — «он по­хо­ло­дел», то есть ему страш­но. Он в ужа­се, он бо­ит­ся и тре­пе­щет, буд­то за ним го­нит­ся Длин­ный Вап­пер и сей­час его на­ка­жет. За доской сра­жа­ют­ся двое, и один из них в ка­кой-то мо­мент ста­нет для дру­го­го Длин­ным Вап­пе­ром. Са­мый яр­кий при­мер — Але­хин и Ка­паб­лан­ка. До их мат­ча в Бу­э­нос-Ай­ре­се счет их лич­ных встреч был пять — ноль в поль­зу Ка­паб­лан­ки. В Нью-Йорк­ском тур­ни­ре двад­цать седь­мо­го го­да Але­хин по­тер­пел прос­то уни­зи­тель­ное по­ра­же­ние от чем­пи­о­на ми­ра и вы­гля­дел в этой иг­ре бес­по­мощ­но. Как он мог пре­одо­леть страх пе­ред силь­ней­шим со­пер­ни­ком? Поч­ти все счи­та­ли, что Ка­паб­лан­ка обя­за­тель­но одер­жит по­бе­ду в мат­че. Все, кро­ме са­мо­го Але­хи­на. И что по­лу­чи­лось в ито­ге? Але­хин от­ме­тил, что по вы­ра­же­нию ли­ца Ка­паб­лан­ки во вре­мя по­след­них пар­тий бы­ло по­нят­но, что ко­нец мат­ча бли­зок. Чем­пи­он ми­ра был пси­хо­ло­ги­чес­ки слом­лен и боль­ше не ве­рил в по­бе­ду. Але­хин стал для Ка­паб­лан­ки Длин­ным Вап­пе­ром! Имен­но так! А те­перь мы име­ем по­хо­жую си­ту­а­цию. Бо­ро­виц­кий вы­иг­рал у те­бя че­ты­ре пар­тии и не про­играл ни од­ной. Озна­ча­ет ли это, что он не­по­бе­дим? Ко­неч­но, нет. В двух пар­ти­ях ты сто­ял хо­ро­шо и имел шан­сы на по­бе­ду. Сей­час ты про­де­лал ко­лос­саль­ную ра­бо­ту и го­тов к бою. Был ли Бо­ро­виц­кий Длин­ным Вап­пе­ром для те­бя? Нет, не был. Ты иг­рал на по­бе­ду во всех пар­ти­ях с ним, и ты эту по­бе­ду в ито­ге одер­жишь! И ста­нешь для не­го Длин­ным Вап­пе­ром!

На от­кры­тии мат­ча со­пер­ни­ки об­ме­ня­лись ком­пли­мен­та­ми. Бо­ро­виц­кий на­звал Эн­ди са­мым яр­ким и раз­нос­то­рон­ним мо­ло­дым шах­ма­тис­том, а пре­тен­дент за­явил, что всег­да вос­хи­щал­ся и про­дол­жа­ет вос­тор­гать­ся иг­рой ны­неш­не­го чем­пи­о­на ми­ра.

Ри­чард был единст­вен­ным на­став­ни­ком Эн­ди, а у Бо­ро­виц­ко­го бы­ла груп­па име­ни­тых тре­не­ров. Эн­ди обо­шел их всех в тур­ни­ре пре­тен­ден­тов.

В пер­вой пар­тии Бо­ро­виц­кий иг­рал бе­лы­ми и на­чал ее хо­дом фер­зе­вой пеш­ки. Эн­ди от­ве­тил 1. … g6 и про­де­мон­ст­ри­ро­вал го­тов­ность сдво­ить бе­лые пеш­ки, об­ме­няв сло­на g7 на ко­ня c3. Идею он под­черп­нул из пар­тии Ра­ши­да Неж­мет­ди­но­ва. Чем­пи­он ми­ра пре­не­брег по­зи­ци­он­ной угро­зой, и Эн­ди ее ре­а­ли­зо­вал. С пер­вых хо­дов на­ча­лась бое­вая и ас­си­мет­рич­ная иг­ра. Ослаб­ле­ние пе­шеч­ной це­пи бе­лых ком­пен­си­ро­ва­лось пре­иму­щест­вом двух сло­нов и ак­тив­ностью фи­гур. Эн­ди хлад­нок­ров­но за­брал пеш­ку с4 и не по­бо­ял­ся оста­вить ко­ро­ля в цент­ре. Он на­шел сво­е­му мо­нар­ху при­бе­жи­ще на f7.

Воз­ник­ло не­стан­дарт­ное и очень слож­ное по­ло­же­ние. Бо­ро­виц­кий по­тра­тил мно­го вре­ме­ни на пер­вые хо­ды, и те­перь ре­шил иг­рать в уско­рен­ном тем­пе. Он сде­лал шаб­лон­ный ход и сбил­ся с пра­виль­но­го пу­ти. Ока­за­лось, что к ко­ро­лю на f7 бе­лым по­до­брать­ся не­прос­то. Чер­ные на­ча­ли энер­гич­ную кон­триг­ру. Бо­ро­виц­кий вновь на­дол­го за­ду­мал­ся и ока­зал­ся в цейт­но­те. Он про­пус­тил трех­хо­до­вую ком­би­на­цию чер­ных и по­те­рял вто­рую пеш­ку. Эн­ди был то­чен в кон­цов­ке иг­ры и пе­ре­вел ее в ла­дей­ное окон­ча­ние. Бо­ро­виц­кий не стал от­кла­ды­вать пар­тию и поздра­вил пре­тен­ден­та с пер­вой по­бе­дой.

Зал устро­ил ова­цию мо­ло­до­му шах­ма­тис­ту. Эн­ди пер­вый раз в жиз­ни был в та­кой ат­мо­сфе­ре и не­сколь­ко раз по­кло­нил­ся пуб­ли­ке.

Во вто­рой пар­тии он по­шел 1. с4. Ан­глий­ское на­ча­ло. Рань­ше Эн­ди так не иг­рал, и это ста­ло сюр­п­ри­зом для Бо­ро­виц­ко­го. Чем­пи­он ми­ра от­ве­тил про­с­тым клас­си­чес­ким по­стро­е­ни­ем, Эн­ди фи­ан­кет­ти­ро­вал обо­их сло­нов. Со­пер­ни­ки бы­ли изо­бре­та­тель­ны. Ки­пе­ла на­сто­я­щая бит­ва, и об­мен уда­ра­ми при­вел к пол­но­му ра­венст­ву. Чем­пи­он ми­ра пред­ло­жил ни­чью, Эн­ди ее при­нял.

В треть­ей пар­тии Эн­ди по­ка­зал, на­сколь­ко раз­но­об­раз­ным мо­жет быть его де­бют­ное ме­ню. Он вы­брал за­щи­ту Грюн­фель­да. С доски быст­ро ис­чез­ли фер­зи, и Бо­ро­виц­кий с го­тов­ностью шел на но­вые раз­ме­ны. Он имел яс­ную стра­те­гию: бе­лые со­хра­ня­ли силь­ный центр и не­боль­шой по­зи­ци­он­ный пе­ре­вес. Эн­ди иг­рал на урав­не­ние, од­на­ко до­бить­ся его не уда­лось. Пар­тия пе­ре­шла в двух­ла­дей­ный энд­шпиль, и фи­лиг­ран­ная тех­ни­ка чем­пи­о­на при­нес­ла ему пер­вое пол­но­вес­ное оч­ко.

— Ни­че­го осо­бен­но­го не про­изо­шло, — ска­зал Ри­чард во вре­мя их ве­чер­ней про­гул­ки. — Мы вер­ну­лись в пер­во­на­чаль­ное по­ло­же­ние. Ты со­хра­ня­ешь пси­хо­ло­ги­чес­кое пре­иму­щест­во, ведь ты его на­ко­нец пе­ре­иг­рал. По-на­сто­я­ще­му пе­ре­иг­рал. А се­год­няш­няя пар­тия по­ка­за­ла ско­рее не­до­стат­ки это­го ва­ри­ан­та за­щи­ты Грюн­фель­да, чем твои не­до­стат­ки. Ви­ди­мых оши­бок ты не со­вер­шил. Но ты иг­ра­ешь с чем­пи­о­ном, уме­ю­щим пре­вра­тить в по­бе­ду да­же ма­лень­кое пре­иму­щест­во.

Сер­гей Бо­ро­виц­кий — ху­дож­ник шах­мат и ры­царь ста­ро­ин­дий­ской за­щи­ты. Он одер­жал в ней боль­шое чис­ло по­бед чер­ны­ми фи­гу­ра­ми и, об­раз­но го­во­ря, умел до­бы­вать огонь из кам­ня и де­ре­ва. В чет­вер­той пар­тии он вы­брал ва­ри­ант с пе­ре­во­дом ко­ня на а5. Эн­ди не по­лу­чил по де­бю­ту пе­ре­ве­са и на­чал иг­ру на длин­ную дис­тан­цию. Он очень тон­ко ла­ви­ро­вал и су­мел по­сте­пен­но раз­вить ини­ци­а­ти­ву на ко­ро­лев­ском флан­ге. Его пеш­ки дви­ну­лись впе­ред, и жиз­нен­ное прост­ранст­во чер­ных за­мет­но су­зи­лось. Од­на­ко пе­ред са­мым кон­тро­лем Эн­ди вдруг раз­ме­нял па­ру пе­шек, вмес­то то­го что­бы увен­чать свою стра­те­гию уду­ше­ния про­с­тым хо­дом пе­хо­тин­ца на шес­тую ли­нию с по­сле­ду­ю­щим втор­же­ни­ем ко­ня в ла­герь чер­ных. Ощу­ти­мое пре­иму­щест­во ста­ло сим­во­ли­чес­ким, и пос­ле до­маш­не­го ана­ли­за сто­ро­ны со­гла­си­лись на ни­чью.

Эн­ди не вы­иг­рал эту пар­тию, но ком­мен­та­то­ры от­ме­ти­ли его мас­тер­ст­во стра­те­га. Он пе­ре­иг­рал Бо­ро­виц­ко­го в мит­тельш­пи­ле.

Чем­пи­он ми­ра при­шел на сле­ду­ю­щую пар­тию в но­вом тем­но-си­нем кос­тю­ме и с гал­сту­ком-ба­боч­кой. Всем сво­им ви­дом он по­ка­зы­вал, что на­ме­рен дать чер­ным са­мый ре­ши­тель­ный бой. Эн­ди иг­рал за­щи­ту Ним­цо­ви­ча, и Бо­ро­виц­кий не­ожи­дан­но вы­брал дав­но сдан­ный им в ар­хив ле­нин­град­ский ва­ри­ант. Со­вет­ский грос­с­мей­стер рас­по­ло­жил сло­нов на по­лях h4 и a4, от­ку­да они об­стре­ли­ва­ли по­зи­цию чер­ных. Вдруг он от­дал сло­на а4 за ко­ня на d7 и рас­стро­ил все пла­ны Эн­ди. Бе­лый слон пе­ре­шел с h4 на g3, сле­дом бы­ла вскры­та ли­ния h. Те­перь бе­лые ладьи хо­зяй­ни­ча­ли на вер­ти­ка­лях h и b, и дру­гие фи­гу­ры Бо­ро­виц­ко­го ста­ли очень ак­тив­ны­ми. Чем­пи­он ми­ра пред­стал во всем сво­ем блес­ке и ли­шил си­лы со­пер­ни­ка ко­ор­ди­на­ции. В ито­ге Эн­ди до­пус­тил ре­ша­ю­щую жерт­ву ка­чест­ва с про­ры­вом бе­лых в цент­ре, и его по­зи­ция ста­ла не­за­щи­ти­мой.

— Не­да­ле­ко на­хо­дит­ся по­ле сра­же­ния при Ва­тер­лоо, — ска­зал Эн­ди на сле­ду­ю­щее ут­ро. — Мо­жет быть, по­смот­рим на не­го в сво­бод­ный день?

— Это еще за­чем? — спро­сил Ри­чард. — А для те­бя это по­ле по­бе­ды или по­ле по­ра­же­ния?

— Мы, ан­гли­ча­не, долж­ны смот­реть на это по­ле как на по­ле по­бе­ды. Од­на­ко для ме­ня это по­ле кру­ше­ния по­след­них на­дежд ве­ли­ко­го че­ло­ве­ка, — от­ве­тил Эн­ди.

— Вот имен­но по­это­му мы ту­да и не по­едем, — за­клю­чил Ри­чард. — Как пи­сал Стен­даль, иду­щий в ата­ку ка­ва­ле­рист не дол­жен ду­мать о гос­пи­та­лях. А я счи­таю, что стре­мя­щий­ся к по­бе­де не име­ет пра­ва ду­мать о по­ра­же­ни­ях, пусть да­же чу­жих. Луч­ше по­пла­вать в бас­сей­не и по­се­тить му­зей Ру­бен­са.

Так они и сде­ла­ли, а ве­че­ром Эн­ди ис­кал пу­ти уси­ле­ния иг­ры чер­ных в ле­нин­град­ском ва­ри­ан­те за­щи­ты Ним­цо­ви­ча. Ког­да отец и сын пе­ред сном от­пра­ви­лись на про­гул­ку, ад­ми­нист­ра­тор пе­ре­дал им те­ле­грам­му от Уол­те­ра Бра­у­на. В ней бы­ли три сло­ва: «Не при­ни­май жертв».

— Он пе­ре­да­ет те­бе тай­ны мас­тер­ст­ва? — с иро­ни­ей спро­сил Ри­чард.

— Ви­ди­мо, да, — от­ве­тил Эн­ди. — Но, ка­жет­ся, это вер­ный со­вет.

За­тем на­сту­пи­ла се­рия из шес­ти бое­вых ни­чьих. Ин­дий­ское по­стро­е­ние, вы­бран­ное Бо­ро­виц­ким в шес­той пар­тии, Эн­ди рас­ша­тал мощ­ны­ми уда­ра­ми в цент­ре и дол­жен был окон­ча­тель­но раз­ру­шить дву­мя точ­ны­ми хо­да­ми в кон­це пар­тии. Од­на­ко он вдруг от­сту­пил ко­нем и по­зво­лил чер­ным ак­ти­ви­зи­ро­вать­ся. К то­му вре­ме­ни у Эн­ди бы­ло дву­мя пеш­ка­ми боль­ше, чем у Бо­ро­виц­ко­го, од­на­ко те­перь од­но­го пе­хо­тин­ца чер­ные отыг­ра­ли.

Бо­ро­виц­кий су­мел спас­тись, и пар­тия пре­вра­ти­лась в не­за­вер­шен­ное до­сти­же­ние Эн­ди. Пре­тен­дент сде­лал по­пыт­ку рез­ко пе­ре­хва­тить ини­ци­а­ти­ву в мат­че, но она не уда­лась.

Сле­дом Бо­ро­виц­кий по-но­во­му трак­то­вал де­бют Ре­ти. Он пред­ло­жил чер­ным жерт­ву пеш­ки, но Эн­ди ее не при­нял. Тем не ме­нее Бо­ро­виц­кий про­явил фан­та­зию и на­но­сил уда­ры на обо­их флан­гах. Он вы­иг­рал пеш­ку, но не на­шел ма­лень­кой ком­би­на­ции на те­му пе­ре­груз­ки и отвле­че­ния в ла­дей­ном энд­шпи­ле. Эн­ди спас­ся с по­мощью этюд­ных ма­нев­ров, ко­то­рым он на­учил­ся по кни­гам Авер­ба­ха.

В вось­мой иг­ре Бо­ро­виц­кий вновь по­стро­ил свои фи­гу­ры на ин­дий­ский ма­нер. Эн­ди ор­га­ни­зо­вал силь­ное дав­ле­ние в цент­ре, но чем­пи­он на­шел сла­бость в по­зи­ции бе­лых и вы­ну­дил их за­щи­щать­ся так­ти­чес­ким пу­тем. Об­мен уда­ра­ми при­вел пар­тию к ни­чей­но­му ре­зуль­та­ту.

Де­вя­тая встре­ча. Ле­нин­град­ский ва­ри­ант, чем­пи­он ата­ку­ет по­зи­цию ро­ки­ров­ки чер­но­го ко­ро­ля, вы­иг­ры­ва­ет пеш­ку, но в ко­не­вом энд­шпи­ле единст­вен­ная ло­шадь Эн­ди по­ка­за­ла уди­ви­тель­ную пры­гу­честь, всю­ду по­спе­ла и спас­ла иг­ру.

Ком­мен­та­то­ры за­го­во­ри­ли о чу­дес­ных свойст­вах Эн­ди-за­щит­ни­ка и его вир­ту­оз­ном ис­кус­ст­ве обо­ро­ны тя­же­лых по­зи­ций. Чем­пи­он ми­ра на­сту­пал и в двух по­сле­ду­ю­щих пар­ти­ях, но Эн­ди про­яв­лял хлад­нок­ро­вие. В опас­ных по­ло­же­ни­ях он сле­до­вал за­ве­там Стей­ни­ца, не дви­гая пе­шек и не со­зда­вая сла­бос­тей.

В две­над­ца­той пар­тии чем­пи­он при­ме­нил но­вое ору­жие — волж­ский гам­бит, ко­то­рый ни­ког­да ра­нее не иг­рал. Эн­ди был удив­лен. Мо­ло­дой пре­тен­дент на­дол­го за­ду­мал­ся, а за­тем вы­брал по­стро­е­ние со сло­на­ми на h3 и g5. Вто­ро­го сло­на Бо­ро­виц­кий тут же от­бро­сил хо­дом край­ней пеш­ки, тем осла­бив по­зи­цию ро­ки­ров­ки. Эн­ди ве­ли­ко­леп­но ис­поль­зо­вал эту сла­бость и по­жерт­во­вал ла­дью на по­ле е6.

Пресс-центр мат­ча бур­лил, все на­пе­ре­бой пред­ла­га­ли свои ва­ри­ан­ты. Из Ам­стер­да­ма при­ехал Таль, сде­лав­ший од­но­днев­ную оста­нов­ку на пу­ти в Се­вер­ную Аме­ри­ку, и не­мед­лен­но стал цент­ром ана­ли­за. Во­круг не­го тол­пи­лись жур­на­ли­с­ты.

— Ну-ка, ну-ка, ну-ка! — ин­три­го­вал экс-чем­пи­он ми­ра, уви­дев ка­кой-то по­тря­са­ю­щий ход. За­ку­рив си­га­ре­ту, он сде­лал дли­тель­ную за­тяж­ку, вы­пус­тил дым изо рта и со сту­ком опус­тил чер­ную ла­дью на по­ле b1.

Таль был прав: Бо­ро­виц­кий не взял по­жерт­во­ван­ную на е6 ла­дью, но пы­тал­ся об­ра­тить в свою поль­зу сла­бость пер­вой го­ри­зон­та­ли и на­нес силь­ный контру­дар. Эн­ди, не об­ра­щая вни­ма­ния на опас­ней­шую ла­дью чер­ных, пе­ре­мес­тил свою ла­дью с е6 на g6. Он вновь под­став­лял ее под удар той же пеш­ки и те­перь угро­жал окон­ча­тель­но раз­ру­шить при­кры­тие чер­но­го ко­ро­ля.

Таль ку­рил си­га­ре­ту за си­га­ре­той, по­ра­жая со­брав­ших­ся рос­сыпью не­имо­вер­но кра­си­вых ва­ри­ан­тов. Вто­рым цент­ром ана­ли­за бы­ли двое тре­не­ров Бо­ро­виц­ко­го, в то вре­мя как тре­тий на­став­ник на­хо­дил­ся в зри­тель­ном за­ле. Два быв­ших пре­тен­ден­та на ми­ро­вое пер­венст­во ис­ка­ли хо­ды за сво­е­го по­до­печ­но­го и не на­хо­ди­ли спа­се­ния.

— Мат бу­дет, — ска­зал Таль. — У чер­ных за­кон­чи­лись пат­ро­ны.

К то­му мо­мен­ту Бо­ро­виц­кий раз­ру­шил фер­зе­вый фланг бе­лых и часть их цент­ра. Судь­ба пар­тии опре­де­ля­лась точ­ностью так­ти­чес­ко­го рас­че­та со­пер­ни­ков, и Эн­ди опе­ре­дил чем­пи­о­на ров­но на один ход.

Бо­ро­виц­кий ви­дел яс­ный про­игрыш и при взя­тии ладьи, и при от­ка­зе от при­ня­тия жерт­вы. Он оста­но­вил ча­сы и поздра­вил Эн­ди с по­бе­дой, пос­ле че­го быст­ро ушел за ку­ли­сы.

Чем­пи­о­ну сле­до­ва­ло взять тайм-аут, но он не стал это­го де­лать. В три­над­ца­той пар­тии он на­ко­нец сыг­рал 1. е4. Эн­ди от­ве­тил ше­ве­нин­ген­ским ва­ри­ан­том си­ци­ли­ан­ской за­щи­ты и по­стро­ил пеш­ки по сис­те­ме «еж». Бо­ро­виц­кий по­шел в ре­ши­тель­ную ата­ку, и его пе­хо­ти­нец до­шел до по­ля f6. Это со­зда­ло пред­по­сыл­ки для ма­та чер­но­му ко­ро­лю.

Зри­те­ли от­ме­ти­ли, что про­ис­хо­дя­щее на­по­ми­на­ет со­бы­тия пре­ды­ду­щей пар­тии. Те­перь ко­ро­ля ата­ку­ет чем­пи­он ми­ра, а пре­тен­дент дол­жен най­ти силь­ные воз­ра­же­ния.

Эн­ди вел иг­ру на фер­зе­вом флан­ге. Бе­лые го­то­ви­ли ему мат, а он пе­ре­мес­тил фер­зя на цент­раль­ную по­зи­цию. Бо­ро­виц­кий ре­шил со­гнать фер­зя с ко­манд­ной вы­со­ты, но Эн­ди и не ду­мал его уво­дить. Остав­ляя фер­зя под бо­ем, он по­шел ладьей на по­ле а1.

Это был апо­фе­оз. Ста­ло очень шум­но, и судья по­тре­бо­вал ти­ши­ны в зри­тель­ном за­ле. Бо­ро­виц­кий не мог брать фер­зя, по­сколь­ку по­лу­чил бы мат. Чем­пи­он про­тру­бил от­бой, а чер­ные пе­ре­хва­ти­ли ини­ци­а­ти­ву. Не­сколь­ко кон­трата­ку­ю­щих хо­дов Эн­ди пол­ностью из­ме­ни­ли по­ло­же­ние на доске. Бо­ро­виц­кий с грустью смот­рел на сла­бос­ти сво­ей по­зи­ции. Фи­наль­ную часть пар­тии Эн­ди про­вел без­уп­реч­но. Он из­бе­жал кра­си­вых со­блаз­нов и пе­ре­вел иг­ру в тех­ни­чес­ки вы­иг­ран­ное окон­ча­ние.

Сер­гей Бо­ро­виц­кий не стал про­ве­рять тех­ни­ку пре­тен­ден­та и при­знал се­бя по­беж­ден­ным. Он про­тя­нул ру­ку Эн­ди, оста­но­вил ча­сы пос­ле ру­ко­по­жа­тия, встал в пол­ный рост и за­ап­ло­ди­ро­вал. Ка­жет­ся, ап­ло­дис­мен­ты от­но­си­лись и к две­над­ца­той, и к три­над­ца­той пар­ти­ям. Зри­те­ли так­же под­ня­лись со сво­их мест и на­гра­ди­ли Эн­ди ова­ци­ей. Бо­ро­виц­кий оста­вал­ся на сце­не, за­тем еще раз по­жал по­бе­ди­те­лю ру­ку и уда­лил­ся пер­вым.

Три — два! Для по­бе­ды в мат­че из двад­ца­ти че­ты­рех пар­тий Эн­ди до­ста­точ­но бы­ло до­бить­ся рав­но­го ре­зуль­та­та в остав­ших­ся встре­чах.

Ри­чард предо­сте­рег его от со­блаз­нов иг­ры на ни­чью:

— Ты — ис­сле­до­ва­тель шах­мат. Ис­сле­до­вать, ана­ли­зи­ро­вать — зна­чит ис­кать и на­хо­дить луч­шие хо­ды за бе­лых и за чер­ных. Вот и все! Если ты де­ла­ешь свою ра­бо­ту хо­ро­шо, то…

— То ста­ну ко­ро­лем! Ты го­во­ришь оче­вид­ные ве­щи, — за­ме­тил Эн­ди.

— Я не стес­ня­юсь их пов­то­рять, — ска­зал Ри­чард.

Эн­ди не те­рял бое­во­го на­строя. Сле­ду­ю­щие че­ты­ре пар­тии за­кон­чи­лись вничью, но бы­ли бо­га­ты по со­дер­жа­нию.

Бо­ро­виц­кий вы­нул из но­жен лю­би­мое ору­жие сво­ей мо­ло­дос­ти — гол­ланд­скую за­щи­ту. Эн­ди ис­кал спо­со­бы рас­ша­тать «ка­мен­ную сте­ну», чем­пи­он вы­нуж­ден был огра­ни­чить­ся обо­ро­ной. Эн­ди под­го­то­вил по­зи­ци­он­ную жерт­ву ко­ня, но чер­ные ее не при­ня­ли. Рав­но­ве­сие со­хра­ни­лось, хо­тя на доске оста­ва­лось мно­го фи­гур.

Сле­ду­ю­щая пар­тия до­ста­ви­ла удо­вольст­вие и со­пер­ни­кам, и зри­те­лям. Эн­ди иг­рал чер­ны­ми Мо­дерн-Бе­но­ни, и в один мо­мент его по­зи­ция вы­зы­ва­ла опа­се­ния. Пре­тен­дент на­чал длин­ную ком­би­на­цию, по­зво­лив­шую двум его ладьям вторг­нуть­ся на вто­рую го­ри­зон­таль. Эн­ди вновь оста­вил под бо­ем фер­зя, вы­звав ажи­о­таж зри­тель­но­го за­ла. Жерт­ва по­зво­ли­ла ему объ­явить веч­ный шах.

В шест­над­ца­той пар­тии пов­то­ри­лась гол­ланд­ская за­щи­та. Эн­ди вла­дел ини­ци­а­ти­вой, но до­пус­тил не­точ­ность. Чер­ные во­вре­мя на­нес­ли контру­дар в цент­ре и пол­ностью урав­ня­ли иг­ру.

При­бли­жал­ся ко­нец мат­ча. Те­перь со­пер­ни­ки бы­ли все мень­ше склон­ны к де­бют­ным экс­пе­ри­мен­там и со­хра­ня­ли вер­ность хо­ро­шо изу­чен­ным и про­ве­рен­ным на прак­ти­ке схе­мам.

Сем­над­ца­тая иг­ра. Вновь Мо­дерн-Бе­но­ни. Зри­те­ли на­хо­ди­лись в пред­в­ку­ше­нии ост­рой схват­ки, од­на­ко ста­ли сви­де­те­ля­ми не­свойст­вен­но­го это­му де­бю­ту быст­ро­го уми­ротво­ре­ния.

В во­сем­над­ца­том по­един­ке Эн­ди на­чал иг­ру хо­дом ко­ро­лев­ской пеш­ки, Бо­ро­виц­кий от­ве­тил за­щи­той Уфим­це­ва. Чем­пи­он сле­до­вал яс­но­му пла­ну иг­ры на фер­зе­вом флан­ге, а бе­лые ни­где не пре­ус­пе­ли. Бо­ро­виц­кий по­зи­ци­он­но пе­ре­иг­рал парт­не­ра и раз­вил силь­ную ини­ци­а­ти­ву по ли­нии b. Его ладья вторг­лась в ла­герь бе­лых, и пе­ре­вес чем­пи­о­на вот-вот дол­жен был пе­ре­рас­ти в ре­ша­ю­щее пре­иму­щест­во. Эн­ди от­ка­зал­ся от ро­ки­ров­ки и обо­ро­нял­ся из по­след­них сил.

Срав­ни­тель­но лег­ко до­бы­тый пе­ре­вес сыг­рал с Бо­ро­виц­ким злую шут­ку. Он дол­жен был во­вре­мя по­до­рвать центр бе­лых, и толь­ко пос­ле это­го про­дол­жить свои опе­ра­ции на фер­зе­вом флан­ге. Чем­пи­он не уви­дел этой воз­мож­нос­ти и вы­пус­тил со­пер­ни­ка из по­зи­ци­он­ных тис­ков. Эн­ди пе­ре­шел к контруг­ро­зам. Бо­ро­виц­ко­му сле­до­ва­ло со­гла­сить­ся на урав­не­ние, од­на­ко он про­дол­жал иг­рать на вы­иг­рыш. Эн­ди ока­зал­ся в сво­ей сти­хии и на­ка­зал со­пер­ни­ка за по­верх­ност­ную иг­ру.

Чем­пи­он ми­ра был в опас­ной бли­зос­ти к об­ще­му по­ра­же­нию и по­те­ре ти­ту­ла силь­ней­ше­го шах­ма­тис­та пла­не­ты. Он ре­шил дейст­во­вать на­вер­ня­ка и ра­зыг­рал за­кры­тый ва­ри­ант си­ци­ли­ан­ской за­щи­ты. Бо­ро­виц­кий со­вер­шал мед­лен­ные ма­нев­ры, вре­мен­но по­ста­вил ко­ней на пер­вый ряд и на­чал по­сте­пен­но го­то­вить ата­ку на ко­ро­лев­ском флан­ге. Стра­те­гия ока­за­лась дейст­вен­ной, и Эн­ди не смог по­лу­чить ак­тив­ной кон­триг­ры. За пять хо­дов до кон­тро­ля на доске воз­ник­ло по­ло­же­ние, в ко­то­ром ини­ци­а­ти­ва бе­лых угро­жа­ла транс­фор­ми­ро­вать­ся в ре­ша­ю­щие угро­зы. Эн­ди на­дол­го за­ду­мал­ся. Он на­шел вы­ход из по­ло­же­ния и про­вел за­ме­ча­тель­ную пе­ре­груп­пи­ров­ку сил в сти­ле Лас­ке­ра. Чер­ные фи­гу­ры рас­по­ло­жи­лись гар­мо­нич­но, все под­хо­ды к их ко­ро­лю бы­ли пе­ре­кры­ты. Бо­ро­виц­кий от­ло­жил пар­тию, но пос­ле про­ве­ден­но­го его ко­ман­дой ана­ли­за сам пред­ло­жил ни­чью.

В двад­ца­той пар­тии чем­пи­он ми­ра вновь при­ме­нил гол­ланд­ское по­стро­е­ние. Эн­ди сде­лал став­ку на ис­поль­зо­ва­ние ослаб­лен­ных чер­ных по­лей и по­жерт­во­вал пеш­ку, со­здав ин­те­рес­ное по­ло­же­ние. Бо­ро­виц­кий пы­тал­ся по­га­сить огонь ини­ци­а­ти­вы бе­лых и на­шел спо­соб раз­ме­нять фер­зей. Эн­ди про­дол­жал ис­кать пу­ти про­ник­но­ве­ния сво­их фи­гур в ла­герь со­пер­ни­ка, но Бо­ро­виц­кий гра­мот­но за­щи­щал­ся.

Оста­ва­лось сыг­рать че­ты­ре пар­тии, и чем­пи­о­ну до­ста­точ­но бы­ло срав­нять счет. При ни­чей­ном ис­хо­де мат­ча он оста­вал­ся на шах­мат­ном тро­не.

Эн­ди со­хра­нил вер­ность си­ци­ли­ан­ской за­щи­те и в сле­ду­ю­щей пар­тии. Бо­ро­виц­кий от­крыл по­зи­цию, и парт­не­ры вновь ра­зыг­ра­ли ше­ве­нин­ген­ский ва­ри­ант. Эн­ди-ис­сле­до­ва­тель иг­рал в твор­чес­кие шах­ма­ты и по­жерт­во­вал пеш­ку. Бо­ро­виц­кий ее взял, по­зво­лив фи­гу­рам со­пер­ни­ка ак­ти­ви­зи­ро­вать­ся. Эн­ди имел до­ста­точ­ную ком­пен­са­цию за пеш­ку, но бы­ли ли у не­го ос­но­ва­ния для иг­ры на по­бе­ду? Он не был уве­рен в по­след­нем и пред­ло­жил пов­то­ре­ние хо­дов. Бо­ро­виц­кий по­топ­тал­ся на мес­те для вы­иг­ры­ша вре­ме­ни, а за­тем укло­нил­ся от ни­чьей. Эн­ди тут же сде­лал не­точ­ный ход, и по­ло­же­ние вы­ров­ня­лось. Од­на­ко у чер­ных не хва­та­ло пеш­ки, и чем­пи­он ми­ра по­сте­пен­но ре­а­ли­зо­вал ма­те­ри­аль­ный пе­ре­вес.

Ве­че­ром Эн­ди по­лу­чил еще од­ну те­ле­грам­му от Бра­у­на: «В мо­мент опас­нос­ти иг­рай на урав­не­ние, как Пет­ро­сян».

Раз­рыв в сче­те со­кра­тил­ся до од­но­го оч­ка. Бо­ро­виц­ко­му нуж­на бы­ла по­бе­да, и он ре­шил пой­ти к ней ред­ким для со­рев­но­ва­ний вы­со­чай­ше­го уров­ня пу­тем. Бу­да­пеш­т­ский гам­бит! Эн­ди от­ве­тил хо­дом Аки­бы Ру­бин­штей­на.

Он ос­но­ва­тель­но изу­чил твор­чест­во и де­бют­ную стра­те­гию ве­ли­ко­го мас­те­ра и да­же на­пи­сал на сво­их зна­ме­нах имя Ру­бин­штей­на. Эн­ди вос­хи­щал­ся его фи­лиг­ран­ной тех­ни­кой и глу­би­ной за­мыс­лов. В кни­ге шах­мат­ной муд­рос­ти, по­сто­ян­но об­нов­ля­е­мой Эн­ди, по­яви­лись прин­ци­пы от Ру­бин­штей­на. Але­хин остал­ся на пер­вом мес­те, по­сколь­ку Эн­ди пом­нил вы­иг­ран­ные им у Ру­бин­штей­на пар­тии. В гла­зах мо­ло­до­го шах­ма­тис­та эти по­бе­ды воз­но­си­ли твор­чес­кий ге­ний Але­хи­на на не­до­ся­га­е­мую вы­со­ту, в то вре­мя как Ру­бин­штейн был для не­го од­ним из луч­ших при­ме­ров са­мос­то­я­тель­но­го мыш­ле­ния и под­лин­ной шах­мат­ной фи­ло­со­фии.

В этой пар­тии Эн­ди при­ме­нил еще од­ну идею Ру­бин­штей­на, про­дви­нув пеш­ку с4 на с5. Ее взя­тие гро­зи­ло чер­ным не­при­ят­нос­тя­ми, и Бо­ро­виц­кий не при­нял жерт­вы. Он спо­кой­но за­кон­чил раз­ви­тие, раз­ме­нял вы­дви­ну­тую пеш­ку бе­лых и го­тов был во все­ору­жии встре­тить их на­ступ­ле­ние на фер­зе­вом флан­ге. Ни­чью пред­ло­жил Бо­ро­виц­кий, Эн­ди по­жал ему ру­ку.

В двад­цать треть­ей иг­ре, ко­то­рая мог­ла стать по­след­ней, Бо­ро­виц­кий сыг­рал 1. d4. На­хо­дясь в двух ша­гах от же­лан­ной це­ли, Эн­ди от­ка­зал­ся от ост­рых де­бю­тов и ра­зыг­рал фер­зе­вый гам­бит. Бо­ро­виц­кий дейст­во­вал ос­но­ва­тель­но и ака­де­мич­но. Это бы­ла его по­след­няя пар­тия, иг­ран­ная бе­лым цве­том. Он стре­мил­ся до­бить­ся по­бе­ды са­мым вер­ным пу­тем и по­пы­тал­ся ис­поль­зо­вать вре­мен­ную от­ста­лость чер­ных в раз­ви­тии. Бо­ро­виц­кий раз­ме­нял пеш­ки в цент­ре, хо­тя луч­ше бы­ло со­хра­нить на­пря­же­ние. Эн­ди вновь про­де­мон­ст­ри­ро­вал, как мас­тер­ски он уме­ет пе­ре­груп­пи­ро­вы­вать си­лы, и за­кон­чил раз­ви­тие фи­гур не­стан­дарт­ным спо­со­бом. Ос­но­ва­ний для иг­ры на вы­иг­рыш у бе­лых не оста­лось. Шест­над­ца­тая ни­чья.

Пе­ред по­след­ней пар­ти­ей мно­гие зри­те­ли за­клю­ча­ли па­ри, бук­ме­кер­ские кон­то­ры при­ни­ма­ли став­ки. Для со­хра­не­ния выс­ше­го ти­ту­ла Бо­ро­виц­ко­му нуж­на бы­ла по­бе­да чер­ны­ми фи­гу­ра­ми.

Зри­те­ли под­ня­лись с мест, при­вет­ст­вуя участ­ни­ков мат­ча ап­ло­дис­мен­та­ми. Чем­пи­он ми­ра был в стро­гом чер­ном кос­тю­ме по по­след­ней мо­де, кос­тюм Эн­ди так­же со­от­вет­ст­во­вал цве­ту его фи­гур.

Эн­ди сыг­рал 1. d4. Бо­ро­виц­кий ду­мал око­ло ми­ну­ты и от­ве­тил хо­дом ко­ро­лев­ско­го ко­ня. Ста­ро­ин­дий­ская за­щи­та, хо­тя это ста­ло по­нят­но не сра­зу — чем­пи­он вы­брал не­обыч­ный по­ря­док хо­дов.

Эн­ди по­тра­тил вре­мя на ма­нев­ры ко­нем, и Бо­ро­виц­кий су­мел из­влечь из это­го вы­го­ду. Он вскрыл ли­нию b и на­чал силь­ную иг­ру по чер­ным по­лям. Эн­ди пе­ре­шел к обо­ро­не.

Чем­пи­он ми­ра го­то­вил на­ступ­ле­ние на ко­ро­лев­ском флан­ге, хо­тя ко­роль пре­тен­ден­та был за­щи­щен фи­ан­кет­ти­ро­ван­ным сло­ном. Бо­ро­виц­кий на­ра­щи­вал угро­зы и дейст­во­вал очень ре­ши­тель­но. Про­изо­шли раз­ме­ны, но пре­иму­щест­во чер­ных не умень­ши­лось. У них был пе­шеч­ный пе­ре­вес на фер­зе­вом флан­ге и ата­ка по чер­ным по­лям. За­щи­ща­ясь, Эн­ди ста­вил фи­гу­ры не са­мым эс­те­тич­ным об­ра­зом, но удер­жи­вал по­зи­цию.

На­хо­див­ши­е­ся в пресс-цент­ре тре­не­ры Бо­ро­виц­ко­го пов­то­ря­ли, как за­кли­на­ние: «Толь­ко не то­ро­пить­ся. Толь­ко не рас­плес­кать пре­иму­щест­во».

Чем­пи­он ми­ра буд­то услы­шал моль­бы на­став­ни­ков и не стал фор­си­ро­вать со­бы­тия пе­ред кон­тро­лем вре­ме­ни. Пар­тия от­кла­ды­ва­лась, тай­ный ход за­пи­сал Эн­ди. По­зи­ция бе­лых бы­ла тя­же­лой, пред­сто­я­ла бес­сон­ная ночь.

Пос­ле то­роп­ли­во­го ужи­на Ри­чард и Эн­ди за­се­ли за ана­лиз. Они ви­де­ли путь уси­ле­ния по­зи­ции чер­ных, и Эн­ди про­игры­вал во всех ва­ри­ан­тах.

Око­ло один­над­ца­ти ча­сов ве­че­ра Ри­чард ре­шил взять не­боль­шой тайм-аут и вый­ти на све­жий воз­дух. Ад­ми­нист­ра­тор пе­ре­дал ему те­ле­грам­му, на этот раз от Фи­ше­ра: «Се­год­ня ты вы­иг­ра­ешь и ста­нешь чем­пи­о­ном ми­ра. Ис­крен­не, Боб­би Фи­шер».

— Его бы ус­та­ми да мед пить, как го­во­рят рус­ские, — ти­хо про­из­нес Ри­чард. Он не ска­зал Эн­ди о те­ле­грам­ме.

Отец и сын ис­ка­ли ма­лей­шие шан­сы на спа­се­ние. Вре­мя шло, но ни­че­го не по­лу­ча­лось.

На доске кро­ме ко­ро­лей оста­ва­лись фер­зи и па­ра сло­нов. Ста­ро­ин­дий­ский слон чер­ных за­нял за­щи­щен­ную по­зи­цию на с5 и об­стре­ли­вал сла­бое по­ле f2, чер­ные со­че­та­ли на­па­де­ние на бе­ло­го ко­ро­ля с угро­за­ми унич­то­же­ния по­след­ней пеш­ки на фер­зе­вом флан­ге. Бе­ло­поль­ный слон Эн­ди ма­ло по­мо­гал в за­щи­те.

— Эти­ми пу­тя­ми мы уже хо­ди­ли, — ска­зал Эн­ди. — На­до про­ве­рить все с са­мо­го на­ча­ла.

Око­ло че­ты­рех ча­сов ут­ра ему при­шла в го­ло­ву па­ра­док­саль­ная идея. Он го­тов был от­дать по­след­нюю пеш­ку на фер­зе­вом флан­ге, точ­нее раз­ме­нять ее. Чер­ные по­лу­ча­ли две свя­зан­ные про­ход­ные пеш­ки, но бе­лые мог­ли про­вес­ти удач­ную пе­ре­груп­пи­ров­ку сил.

— Да­вай по­про­бу­ем! — с на­деж­дой от­ве­тил Ри­чард. — Это сто­ит сде­лать глав­ным об­ра­зом по­то­му, что Бо­ро­виц­кий и его ко­ман­да вряд ли бу­дут дол­го ана­ли­зи­ро­вать этот ва­ри­ант.

Бе­лые фи­гу­ры сдер­жи­ва­ли дви­же­ние двух чер­ных пе­шек, что бы­ло не­слож­но при раз­но­цвет­ных сло­нах.

— Это наш единст­вен­ный шанс, — за­клю­чил Ри­чард.

Он уго­во­рил Эн­ди лечь спать. Сам он так и не при­лег, про­дол­жая и углуб­ляя ана­лиз.

Эн­ди уснул не сра­зу и про­спал пол­то­ра ча­са. Кон­траст­ный душ по­зво­лил ему взбодрить­ся.

Пе­ред на­ча­лом до­игры­ва­ния со­ро­кад­вух­лет­ний Бо­ро­виц­кий вы­гля­дел све­жо. По всей ви­ди­мос­ти, он до­ве­рил ана­лиз тре­не­рам, а сам хо­ро­шо вы­спал­ся.

Остав­ляя пеш­ку под бо­ем, Эн­ди на­блю­дал за вы­ра­же­ни­ем ли­ца со­пер­ни­ка. Бо­ро­виц­кий сде­лал не­сколь­ко дви­же­ний гу­ба­ми.

«Не­ожи­дан­ность, — ду­мал Эн­ди. — Это для не­го не­ожи­дан­ность».

Бо­ро­виц­кий про­ду­мал пят­над­цать ми­нут и взял пеш­ку. Фи­гу­ры Эн­ди за­жи­ли но­вой жизнью. Чем­пи­он ми­ра про­ду­мал еще де­сять ми­нут в по­ис­ках вы­иг­ры­ва­ю­ще­го пла­на. Эн­ди по­ни­мал, что Бо­ро­виц­кий бо­рет­ся со сво­и­ми нер­ва­ми.

Чем­пи­он ми­ра по­пал в цейт­нот, и Эн­ди на­чал на­сту­па­тель­ное дви­же­ние ко­ро­лем. Его мо­нарх, дол­гое вре­мя на­хо­див­ший­ся под ата­кой, по­шел впе­ред. Это бы­ло опас­но толь­ко на пер­вый взгляд, по­сколь­ку у чер­ных не бы­ло воз­мож­нос­ти на­ка­зать со­пер­ни­ка.

Изо­бре­та­тель­ная за­щи­та Эн­ди долж­на бы­ла при­вес­ти к ни­чьей: Бо­ро­виц­кий два ра­за мог объ­явить веч­ный шах. Это озна­ча­ло по­те­рю чем­пи­он­ско­го зва­ния, и Бо­ро­виц­кий про­дол­жал ис­кать вы­иг­рыш. Он не на­шел его и пе­ре­сек ро­ко­вую чер­ту.

Ко­роль Эн­ди пря­тал­ся за сво­и­ми и чу­жи­ми пеш­ка­ми и стал участ­ни­ком ком­би­ни­ро­ван­ной ата­ки на ко­ро­ля чер­ных. В ней участ­во­ва­ли и слон, и ферзь. А не­ког­да гроз­ный ста­ро­ин­дий­ский слон чер­ных не­за­мет­но пре­вра­тил­ся в боль­шую пеш­ку и без поль­зы прост­ре­ли­вал диа­го­наль.

Бо­ро­виц­кий успел сде­лать хо­ды до кон­тро­ля, и пар­тия бы­ла от­ло­же­на во вто­рой раз. Бы­ло оче­вид­но, что ата­ка фи­гур Эн­ди не­от­ра­зи­ма.

Ве­че­ром то­го же дня тре­нер Бо­ро­виц­ко­го пе­ре­дал Эн­ди пись­мо, в ко­то­ром чем­пи­он со­об­щал о сда­че двад­цать чет­вер­той пар­тии и поздрав­лял пре­тен­ден­та с по­бе­дой.

На пос­ле­мат­че­вой пресс-кон­фе­рен­ции Бо­ро­виц­кий на­звал Эн­ди на­сто­я­щим шах­мат­ным твор­цом и че­ло­ве­ком не­обык­но­вен­ной си­лы во­ли.

— Хва­ла на­шим учи­те­лям! — ска­зал Бо­ро­виц­кий. — Мой со­пер­ник был то Але­хи­ным, то Ка­паб­лан­кой, то Лас­ке­ром. Я знаю, что он учил­ся у ве­ли­ких ко­ри­фе­ев, и те­перь Эн­дрю Марс впи­сал собст­вен­ную стра­ни­цу в ис­то­рию по­един­ков за шах­мат­ную ко­ро­ну. В ря­де пар­тий он по­ка­зал иг­ру вы­со­чай­ше­го уров­ня. В от­ли­чие от ме­ня, он всег­да знал, что де­лать.

— Он дер­жит­ся, как про­играв­ший Але­хин, — ска­зал Ян Камп­ст­ра Ри­чар­ду.

Пресс-кон­фе­рен­ция за­кон­чи­лась. Под ап­ло­дис­мен­ты жур­на­лис­тов Бо­ро­виц­кий и Марс по­жа­ли друг дру­гу ру­ки и разо­шлись в раз­ные сто­ро­ны. На сто­ле, на­про­тив крес­ла, на ко­то­ром си­дел Эн­ди, оста­лась ле­жать бу­маж­ка. Ви­ди­мо, она вы­ва­ли­лась из блок­но­та Эн­ди. Это бы­ла ви­зит­ная кар­точ­ка Ри­чар­да Мар­са, пред­ста­ви­те­ля бри­тан­ских де­ло­вых кру­гов в Моск­ве.

На ней бы­ло на­пи­са­но от ру­ки: Le mie pezzi, le mie gabbie, la mia metà di scacchiera…

В на­ча­ле шах­мат­ной пар­тии все по­де­ле­но пра­виль­но, и иг­ро­ки име­ют по шест­над­цать фи­гур. Доска со­сто­ит из двух по­ло­вин, и у каж­до­го она своя. Пол­ное ра­венст­во. Но вот иг­ра на­ча­лась, и все при­хо­дит в дви­же­ние — фи­гу­ры и пеш­ки по­еда­ют друг дру­га, за­хо­дят на чу­жую тер­ри­то­рию, рав­но­ве­сие на­ру­ша­ет­ся. Сле­ду­ет сло­мить со­про­тив­ле­ние со­пер­ни­ка, и это зна­чит овла­деть всей доской.

Ста­рые по­бе­ды не в счет, и фи­гу­ры вновь рас­став­ле­ны в пер­во­на­чаль­ное по­ло­же­ние. У те­бя есть толь­ко по­ло­ви­на доски, но ты зна­ешь: по­бе­ди­тель по­лу­чит все.

И пусть весь мир узна­ет твое имя!

 


Эпи­лог


Эн­ди узнал о смер­ти Ро­бер­та Джейм­са Фи­ше­ра, на­хо­дясь в Моск­ве.

Ему пе­ре­да­ли по­след­ние сло­ва уми­рав­ше­го чем­пи­о­на: «Nothing is so healing as a human touch».

Вб­ли­зи по­сольст­ва Ис­лан­дии со­сто­ял­ся ми­тинг па­мя­ти Боб­би Фи­ше­ра. Эн­ди ду­мал, дол­жен ли он что-то ска­зать, од­на­ко в ито­ге ре­шил остать­ся не­уз­нан­ным. Это ему уда­лось. Он сто­ял в по­след­нем ря­ду и слу­шал вы­сту­пав­ших.

Ста­рый рок-пе­вец, ко­то­ро­го Эн­ди ви­дел по те­ле­ви­зо­ру, ска­зал о люб­ви Фи­ше­ра к му­зы­ке и ис­пол­нил пес­ню «All you need is love» груп­пы «Бит­лз». Он пел под ги­та­ру, изо рта ва­лил пар. Это бы­ла пес­ня, ко­то­рую на­хо­див­ший­ся в япон­ской тюрь­ме Боб­би про­пел на весь мир.

Вы­сту­пав­шие сме­ня­ли друг дру­га. Эн­ди ду­мал, что, на­вер­ное, ма­ло кто по­ни­ма­ет глу­би­ну, серь­ез­ность и зна­чи­мость ис­то­рии Боб­би Фи­ше­ра. Он ду­мал об от­вет­ст­вен­нос­ти чем­пи­о­на ми­ра пе­ред ми­ром: «Мо­жет быть ее бо­лее все­го бо­ял­ся Боб­би? Я бу­ду, как Стей­ниц. Как Але­хин».

По­след­ним вы­сту­пил энер­гич­ный, ху­до­ща­вый и се­дой по­эт лет со­ро­ка. Он был без шап­ки на мо­ро­зе.

По­эт чи­тал на­пи­сан­ное им ночью сти­хотво­ре­ние.


Фи­гу­ры дви­га­ешь, как псих,
И го­во­ришь ты дет­ским то­ном,
Ты шко­лу бро­сил ра­ди них
И ду­ма­ешь стать чем­пи­о­ном.

Труд шах­ма­тис­тов — стран­ный труд,
Они по­дол­гу раз­мыш­ля­ют,
На воз­раст скид­ки не да­ют,
Но Боб­би Фи­шер по­беж­да­ет!

Как смог ты нас пе­ре­иг­рать,
Нас, одо­лев­ших Ка­паб­лан­ку?
Ты нас за­ста­вил тре­пе­тать,
Пред­ви­дя но­вую «ба­ран­ку»!

Как прост он был, взяв вер­ный тон,
Его иг­ра нас изум­ля­ет.
Уче­ни­ки мы, Мас­тер он,
Нас Боб­би Фи­шер по­беж­да­ет!

Но по­че­му же он ушел,
Не вы­пол­нив всех обе­ща­ний?
Быть чем­пи­о­ном не­лег­ко,
Ведь это есть пре­дел же­ла­ний.

Кто про­игра­ет мил­ли­ард,
А кто сво­бо­ду по­те­ря­ет.
Утра­ты — жиз­ни но­вый старт,
И Боб­би Фи­шер по­беж­да­ет!

И мы, чи­тая лен­ту ТАСС,
Гла­зам не ве­рим: при­бы­ва­ет
В стра­ну, в ко­то­рой мир по­тряс,
В тот край, в ко­то­ром лед не та­ет.

Был иг­ро­ком и бун­та­рем,
Та­кие быст­ро по­ги­ба­ют.
И вспо­ми­на­ем мы о том,
Как Боб­би Фи­шер по­беж­да­ет.

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru