Букинист

Freckes
Freckes

Полина Шаталова

Отклик на книгу Ивана Малова «Бегущей строкой»

Иван Петрович Малов и Фарит Сагитжанович Нагимов — из Оренбуржья. Их родство в литературе ярко выражено в поэзии Ивана и в прозе Фарита. Певучесть бурлящих рек Илек в Соль-Илецке и Кинделя в Ташлинском районе. Чингирлау — село в Казахстане. Знакомо оно мне из романа «Земные одежды» под авторством Farida Nagima. Их вскормила матушка-земля, молочной сывороткой и запахом ковыля. Село, где родился Иван Малов по ту сторону извилистых рек деревни Бураново, где родился и вырос Фарит Нагимов. Литературный институт объединяет не одно поколение выпускников разных лет. Смею предположить, что их пути сошлись на литературе.

Иван Петрович прислал мне книжку в восемьдесят страниц с уникальным названием «Бегущей строкой», а мне слышится текущей рекой, которая стелется на песчаный берег, как на бумагу, легко — легко ложатся стихотворные строки.



Цикл стихотворений имеет своё название, как в родной сторонке Оренбуржья деревеньки.

В стихотворении «Бегущей строкой» автор благородно уводит мои собственные ощущения в размышления плавным движением по рельсам. Эту тему можно смело отнести ко снам.

Так и просится вторить строчкам оренбургского поэта:

В мир окунусь я снов и мечтаний,

Споют мне рельсы темой встреч-расставаний.

И правда, точь-в-точь, словно подражая автору в его литературном творчестве, ищешь соприкосновение душ, точек, которые как пунктир на перроне с дремлющим проводником и колышущейся занавеской на окошке вагона. Всё погрузилось в полудрёму, и при неспешном размеренном чтении стихотворений колёса в такт постукивают, словно вторят им.

Как много можно найти образов, сравнивать их. Сблизить их друг с другом или отдалить на расстояние.

Этим стихотворением поэт заканчивает книгу, словно возвращает поезд в депо из дальнего следования.

В стихотворении «Просьба» улавливается нотка грусти, семейной трагедии: расставание отца и дочери оттягивает эта, казалось бы, простая, но столь ценная минута — расписаться в дневнике. Правильно автор сделал акцент на эти строки: «Уходя, в семейной теме/ Он запомнил на всю жизнь», слово жизнь так ярко выражает эту просьбу к папе — «в дневнике мне распишись». Родное и притягательное слово «папа». Оно вызывает в то же время и восприятие детства, при всём и горестное, и протяжённое, словное не отпускает детская рука. Как оно сильно отозвалось в сердце. Трудно было бы и мне пережить эту тягостную минуту расставания.

Отец на свидание к сыну,

Волнуясь, в квартиру войдёт.

Эта тема в поэзии ещё не была никем написана. Иван Петрович первый так трепетно рассказывает о семейной драме в поэзии. Читаю и вижу сюжет в целом. Поэзия может выразить гораздо глубже, нежели какой-либо ещё литературный жанр. Автор брал в основу всю панораму жизни. Надо отдать честь автору за его поэтическую интерпретацию семейных драм.

Стихотворение «Поэта светится окно» — живая классика. Поэт воскресил поэта. Очень вдохновляюще, свежо и проникновенно пишет поэт о величайшем творении русского поэта А. С. Пушкина. Даже слышно, как перо скрипит, касаясь бумаги.

Как мало таких людей, которые с благородством мысли пишут в духе эпохи классицизма.

«Поэт в пути?» — вопрос сам напрашивается и адресуется автору сего стихотворения. Речь идёт о Емельяне Пугачёве. Эпоха правления Екатерины Великой. Автор оставил читателя заинтригованным, кто он тот поэт, что ехал в Оренбург в кибитке? Я даже в коей мере удивилась такому авторскому замыслу.

Теперь я попутешествую по страницам главы «Автограф бойца» — стихи о войне. Поэт нашего времени Иван Малов словно запустил киноленту о войне в поэзии. Он открыл собственную галерею кинокартин о Великой Отечественной, словно киномеханик, сидя в отдельной комнатке, транслировал эти удивительные кадры о великих сражениях в родном Оренбуржье. Эта поэзия как машина времени — запускает фрагменты художественного фильма в чёрно-белом цвете.

Стихотворения «Киномеханик» и «Художник – 1945» — замечательны, красочны, передают глубину чувств, как самого автора, так и героев. Они словно сами испытали ужасы войны: на их лицах не маски, а сама жизнь их такими сотворила. Они плачут, удивляются, они в диалоге с героями фильма. Они — в кадре. У меня даже дух захватывает, от того как ветеран комментирует эту снятую войну. Среди зрителей была и я. С замиранием сердца я ни то что читала эту книгу, я смотрела фильм.

Теперь, пожалуй, пройдусь по Оренбургской степи, полюбуюсь на красоту первозданной природы, измерю шагами просторы поэзии.

Как красиво поэт пишет! «Тебя я слышу, мир твой знаю, степь оренбургская родная». Нельзя не проникнуться подлинностью чувств поэта к родному краю.

Эти трогательные строки автор посвятил малой родине. Пожалуй, даже поэту родом из села Константиново С. А. Есенину не удалось бы сыграть так, как Иван Петрович на национальном музыкальном инструменте — «рог», на котором играли пастухи в Оренбуржье ещё на рубеже XVIII — XIX столетий — с начала основания фольклора. Не правда ли, интересная история? Видимо, автору известна эта музыкальность многонационального народа, переселившегося из Тверской в Оренбургскую губернию.

«Кинделя — степная речка» — говорлива на языке народа, который уже успел пустить корни генеалогического древа. Вот, даже автор подчёркивает происхождение рода в этих строках:

Течёт, отмеривая дали.

Родная!.. Это в честь неё

Однажды земляки назвали

Село старинное моё

Гордо, возвышенно, с трепетом в сердце автор призывает читателя к тому, что надо любить малую родину, восхищаться ею, почитать предков, знать родословную.

Эти строки особо задели во мне струны души, поскольку я сама увлечена родословной. Я с восхищением и гордостью рассказываю знакомым и друзьям, что замечательным примером для меня является мама. Она собственно вдохновила и помогла в написании дипломной работы.

У Ивана Петровича имеются стихотворения, посвящённые дорогому человеку — маме. Как близка мне эта тема - даже есть стихотворение о маминых руках. В благодарность автору за его ценный дар — книгу стихотворений «Бегущей строкой» — я сымпровизировала и написала эту зарисовку как отклик на его поэзию.

«…К деревеньке, к косогору, к степи и родным просторам. К баньке, к дому и крыльцу. К псу дворовому, к отцу. К печке, лавке, прялке и калитке. К матери, её улыбке. К ржаному хлебу, квасу, к яблочному — Медовому Спасу. К сенокосу, полю, речке. К кошке, спящей на крылечке. К берёзке тонкой, к милой деве. Прислонившись спиной к тени. Тихо встал, с поклоном Богу, поэт двинулся в дорогу…»

Я писала отклик с большим уважением и почтением к автору стихотворений. Книга тоненькая, в белой глянцевой обложке, на которой чёрными чернилами пером выедено: «Бегущей строкой».

Уважаемый Иван Петрович! С глубоким чувством я прочитала Ваши замечательные стихотворения! Прониклась ими. Стихотворения читались легко, с интонацией. Улавливались нотки музыкальных инструментов. Целая голосовая палитра передаваемых эмоций. Везде разливалось эхо, как солнце по степи, отдавая последнее тепло бабьего лета уже уходящему сентябрю. Никакая другая поэзия не передаст столь радужных мгновений, как эта чистая народная песня оренбургского края.


fon.jpg