De profundis

Freckes
Freckes

Наталья Попова

Может ли феминистка страстно любить мужчину?

В этом году Нобелевскую премию по литературе присудили французской писательнице АННИ ЭРНО «за мужество и клиническую остроту, с которой она раскрывает корни, отчуждение и коллективные ограничения личной памяти».

Звучит высокопарно, но формулировка «клиническая острота», по-моему, больше подходит к научным работам и не очень уместна при определении художественной прозы Анни Эрно.

Я не раз встречалась с Эрно в Париже, в Москве и беседовала с ней о её творчестве. И она всегда подчёркивала, что анализирует в своих книгах собственную жизнь. Для неё важнее и интереснее в своей жизни разобраться, чем рассказывать о других.

И она действительно мастерски и скрупулёзно, порой не щадя себя, повествует о самых разных событиях своей жизни, о своих близких.

Эрно мужественно и с такой силой описывает даже очень давнюю травму, будто это событие случилось с ней только что. «СОБЫТИЕ» — она так и назвала свою книгу мучительных воспоминаний о перенесённом в юности аборте.

С такой же безжалостностью к себе Анни Эрно рассказала в другой книге о всепоглащающей ревности к молодому любовнику, с которым она уже рассталась, но с болезненной ревностью следит за его новыми отношениям с другой женщиной.

Основав в конце 1990-х своё издательство, мы с мужем в 1998 году перевели на русский язык и издали более ранние повести Анни Эрно «ОБЫКНОВЕННАЯ СТРАСТЬ» и «СТЫД».

«Когда я была маленькой, роскошь воплощали для меня меховые манто, вечерние платья и виллы на морском берегу. Позже я полагала, что наивысшая роскошь — это возможность приобщиться к интеллектуальной жизни. Сейчас мне кажется, что способность пережить страсть к мужчине или женщине — это тоже роскошь».

Этими словами заканчивает Анни Эрно свою исповедальную повесть «Обыкновенная страсть».



Обложку и текст книги мы оформили коллажами и рисунками Анри Матисса (дизайн А. Клищенко). Наша обложка — слева.

Года полтора-два назад в наш прокат вышел французский фильм, поставленный по «Обыкновенной страсти», и одновременно издательство «Эксмо» переиздало наш сборник с этой повестью и повестью «Стыд» в моём переводе.

Когда мы издали сборник Анни Эрно с повестью «Обыкновенная страсть» (во Франции, и не только там, она была бестселлером) — в ожидании приезда писательницы в Москву на презентации, которые мы ей организовывали в Доме книги на Новом Арбате и в Культурном центре Франции, — мы, как и все издатели, старались организовать отклики в СМИ на наше издание.

И вот я пришла в сейчас не существующую «Общую газету» и попросила написать рецензию на эту книгу Марию Арбатову, которая тогда там работала. Прочитав на задней обложке цитату из «Обыкновенной страсти»: «С сентября прошлого года вся моя жизнь превратилась в лихорадочное ожидание мужчины…» — Мария Арбатова отшвырнула книгу и гордо заявила: «Мы, феминистки, не ждём мужчин! Мы сами берём мужчин, которых хотим!»

Во время ближайшей встречи с Анни Эрно я рассказала ей о реакции нашей «главной феминистки» на её слова из книги и в ответ услышала:

— Это однобокое и устаревшее представление о феминизме. Суть современного феминизма — это не только равные права с мужчиной, это право женщины на свободный выбор: жизненной позиции, профессии, образа жизни… Женщина имеет право выйти замуж или предпочитать одиночество. Если женщина хочет работать — это её право. Если она выбирает роль домохозяйки — это тоже её право. Женщина может быть страстно любимой, и сама может страстно любить.

То есть может быть субъектом страсти, но и объектом, способным на страстную любовь. И в этом нет ничего унизительного ни для женщин вообще, ни для феминисток.

К сожалению, в последние годы радикальный феминизм приобрёл совершенно уродливые формы. Но имени Анни Эрно среди подобных феминисток я не встречала.

Сильная писательница, сильная личность — она идёт всю жизнь своим путём и получила заслуженную награду.

fon.jpg