Отдел поэзии

Freckes
Freckes

Елена Дахова

Мой ангел

Стихотворения и рассказы

Улитки

Влача сребристый след воспоминаний,

разбуженные солнцем и росой,

ползут улитки светлым утром ранним,

и лёгкий домик тянут за собой.

Их домик — им укрытие в дороге

от разных бед и глупости людской,

в том мире, где невежда лезет трогать

глаза на ножках грубою рукой.

И я оберегаю мир свой хрупкий,

и я тащу свой домик за спиной.

Я верю: стены — тонкие скорлупки —

меня укроют от беды любой.

Я по траве ступаю осторожно,

чтоб не задеть их грязным башмаком.

Понять бы людям, как легко им можно

разрушить чью-то жизнь и чей-то дом…

Донецк, июнь 2014 г.

Мой день…

Мой день расписан поминутно.

Весь день в бегах — зачем, зачем?

Я жизнь взаймы взяла как будто,

и вновь должна останусь всем.

Я трачу жизнь свою, стесняясь

хоть чуть потратить на себя.

И ничего не успеваю —

работа, дом, семья, друзья …

Работа, дом, опять работа.

Зачем спешу день ото дня

к той, что за ближним поворотом

неотвратимо ждёт меня?..

Она всё точно успевает,

всегда проходит в свой черёд

Та, что ошибки исправляет

и свой порядок наведёт.

Отложит всё, что не успелось,

отсуетилось, не сбылось.

Что не хотелось, отболелось,

отговорилось, не смоглось.

И станет всё совсем неважным

то, что, казалось, впереди.

Сгорит корабликом бумажным

сердечко у меня в груди.

И ежедневная усталость,

и ссоры с близкими людьми.

На чём же это всё держалось?

Лишь на любви… Большой любви.

Донецк, февраль 2015 г.

Мой ангел

Меня создал Ангел-Эстет.

Я точно знаю это, чувствую. Кроме того, у меня есть доказательства. Иначе никак не объяснить…

Нет, нужно всё по порядку… Вот как я это вижу — сидел мой Ангел-создатель, и делал людей. Он был добр и заботлив, и старался подбирать людям хорошие тела и качества. Мужчины — что ж, они тоже требуют фантазии, но всё-таки меньше, чем женщины. Поэтому Ангел особенно любил делать женщин. Он подбирал разные фигуры, круглые и изящные коленки и запястья, полненькие и тонкие пальчики и локотки, курносые и прямые, и милой картошечкой носики, веснушки и белоснежную кожу, а так же много всего — и был счастлив, когда получалось что-то особенно красивое. Работал он не спеша, а напоследок сжимал создание в крохотного младенца, не забыв положить перед этим в кулачок подарочек — отчего, вы думаете, у новорождённых сжатые кулачки?

И всё было прекрасно, и работа была в радость. Но тут явился Ангел-Начальник…

Да, такие тоже должны быть, наверное…

— Что же ты так нерасторопно? — мягко пожурил он.

— Да вот — создаю, стараюсь, — попытался оправдаться Ангел-Эстет…

— Это понятно. Но другие вон сколько накле… наваяли уже. А у тебя… Вот пара семейная — давно уж ребёнок должен родиться, а всё никак пока.

— Да я же как лучше хочу. Жду деталей хороших. Девочку просят.

— Деталей? Да вот у тебя как раз комплект…

— Это нельзя, это некондиция, я поменять хотел…

— Ты хочешь сказать, что кто-то в нашем ведомстве халтурит? — начальник стал хмуриться, и на горизонте засверкали отблески зарниц…

— Я никого не обвиняю… Но это не годится… Человеку же жить потом…

— А кто сказал тебе, что Земля — это рай? Ты что, историю не сдавал?

— Но жить-то как? Семья, дети, любовь? — не сдавался Эстет.

— А любовь — она вообще слепа, ты же знаешь…

— Так-то оно так, но…

— Не спорь со мной! — уже грозно сказал Ангел-Начальник, взмахнул рукой — отложенные детали собрались в тело, и оно стало быстро сжиматься. Это выглядело, будто распускается цветок, только наоборот.

— Хоть так, — пробормотал Эстет, спешно засовывая в ручку младенца подарки, приготовленные на десяток красавиц. — Ты не сердись на меня, пожалуйста… Хоть что-то.

Каждый раз, когда смотрю на себя в зеркало, я представляю это всё так достоверно… Когда я вижу свою семью, дом, друзей, я понимаю — мне подарили Женское счастье.

Хотя… Начальник — и ангел? Не слишком ли я расфантазировалась?

2017

Уйду в весну

Уйду в весну — от зимней мглы и стужи,

от прошлой, беспощадной стыдобы,

я, как девчонка, ускачу по лужам

в прозрачный мир капелей голубых.

Дышу взахлёб — назло кардиограммам.

Чист воздух, синь небесная светла.

Чем дальше — тем ясней дорога к храму,

и с каждым шагом выше купола.

2016

Мороз и солнце…

Мороз и солнце — красота!

И в ослепительном сиянье

волшебно, как снежок с куста,

слетают наши обещанья.

В несбывшееся Никогда

стремятся планы и надежды.

Не тазом медным — вот беда! —

Накрылись одеялом снежным.

И как-то сразу вдруг угас

поток желаний торопливых.

Зима решила всё за нас

так необидно и красиво.

Донецк, 2015

Праздник

Если кончился дождь —

значит, скоро придёшь,

отогреешь

стосковавшийся дом

смехом, чаем, теплом.

Ты умеешь.

Ангел твой высоко —

держит тучи рукой —

чтоб не вымок.

Он, наверно, поэт,

рифмы шепчет чуть свет,

не до выгод…

Для твоих башмаков

он на подвиг готов,

жаль — нет денег.

Если ангел хранит —

и в дождливые дни

сердце греет.

Донецк, 25 мая 2018 г.

Летнее

Какое счастье мыться в летнем душе!

Купаться в нежном солнце, синеве!

Холодные условности разрушив,

ступать босой ногою по траве!

В халатике, на мокрое надетом,

Не вытираясь выйти — ну и пусть!

Я на планетном теле разогретом

Лишь капелька — и скоро испарюсь.

Печально это? Вовсе не печально!

И я с земли смотрю — издалека

Плывут в лазури вечной величаво

Знакомые как будто облака.

Жизнь

Жизнь от голодухи к несваренью

проживаем, жадностью страдая.

И твердим, что Божии творенья,

к небу головы не поднимая.

Оставляем праздники на завтра,

чувства не в чести — мы гоним вон их.

Только вдруг кончаемся внезапно

раньше тряпок, нами припасённых.

Одиночество

Затменье Солнца, охлажденье чувств.

Слюдой застыли сморщенные лужи.

Наверно, никогда не научусь

Жить в мире, если тут скрипач не нужен.

Что — музыкант? Кому-то — ничего.

Хоть труд велик — ни хлеба, ни монеты.

А я готова обойти полсвета,

чтобы услышать музыку его.

Новогоднее

Так пахнет ель — парфюмов дорогих

не нужно. И мерцает позументом

Сей Час, игрушкой хрупкою затих

на острие текущего момента.

Нарушить равновесья благодать

боюсь, вдруг нитью может оборваться

тот миг, который мне не удержать.

Тот мир, в котором мне не удержаться

30 декабря 2020 г.

Звоню опять

Звоню опять. Мне не нужны слова.

Твой номер телефонный набираю.

Там, где живёшь ты, кажется, стреляют?

Иль кто-то рубит за стеной дрова?

Мы связаны тревогой и войной,

А вовсе не любовью или дружбой.

Мне просто голос твой услышать нужно.

Мне только нужно знать, что ты живой…

Донецк, 2014

Остановка

Автобусная остановка в прифронтовой зоне.

Картина, увы, привычная для донецких окраин — жесть иссечена осколками, как дуршлаг. Худенькая женщина, двое детей: девочка школьного возраста и мальчик лет четырёх. Одеты простенько, блеклая сиреневая куртка на младшем, возможно, досталась ему от сестрички..

Девочка очень любит братика — то обнимет (тот по-мужски отстранится), то конфетку предложит. Брат Матвей важен и самостоятелен. Это он водит старшую сестру, а не она его, он руководит ею, манипулирует: делает вид, что падает, — сестра ловит. Внезапно он вырывается. Мы ахаем — по практически безлюдной дороге вдруг проносится легковушка. Тоненькая мама нервно отчитывает — не нарушителя, конечно: он такой очаровательный, копия мамы, улыбается нежно и хитро. Выговор получает сестричка, но она старшая, мудрая, всё понимает и не обижается.

— Как вы тут? — спрашиваю я.

— Ничего, — отвечает женщина. — Сейчас потише вроде…

— Непросто… Дети же…

— Да, дети, — кивает женщина.

Поговорили пять минут на разные темы — о детских болезнях, о разбитой школе, о том, что люди попытались убежать от войны, да никому не нужны…

— Понимаете, центр живёт своей жизнью — салюты, праздники, концерты… Мы вот недавно с детьми в подвале прятались, понимаете? — женщина взглянула на меня строгими серыми глазами. Я кивнула. — Мы после обстрела когда вылезли, телевизор включили — новости узнать… А там — в Донецке проходит показ нижнего белья… Я чуть телевизор не разбила…

Донецк — большой город…

Донецк, апрель 2018 г.

Брошенный дом

Этот дом как разбитое сердце.

Где-то люди живут без него.

Дом врос в землю— и некуда деться.

Кирпичи зарастают травой.

Дождь ли, снег — нет защиты без крыши.

Ожиданье в проёмах глазниц.

А людей загоняют бесстыже

в безнадёгу общаг и больниц…

Донецк, 2015

Страстная среда 2020

Расскажи мне о Святой земле.

Там сейчас, наверное, тепло.

А у нас сады в холодной мгле,

снегом зелень всходов обожгло.

Расскажи мне о чужих морях,

красных девах, о другой луне,

лепестком плывущей в небесах,

тех, что не дано увидеть мне.

В вечной тайне месяца Нисан

близится схождение огня.

В будущем темно, запретен храм,

тот, что веры все объединял.

Только мы по-прежнему вольны

представленьем сдвинуть рубежи

стран, времён… О том, что спасены,

мне так нужно слышать — расскажи…

Донецк, 15 апреля 2020 г.

Донецкое предпасхальное

Вакханалия беспредела

продолжается непрерывно.

Бесовщина вбивает в тело

Храма Божьего гвозди взрывов.

И по мирным успешно гатят,

наводя бесприцельно жерла.

И, стеная про «рiдну матiр»,

удивляются: «ще не вмерла»?

.

А лукавый все шепчет в уши,

наливает стакан до края.

Кто какому владыке служит —

мы поступками выбираем.

Под сгоревшими куполами,

предан близкими, изувечен,

фарисеями распинаем,

снова гибнет сын человечий.

Донецк, 19 марта 2019 г.

Храм при Иверском женском монастыре

Мы вместе собрались на Рождество

в разрушенном, но действующем храме.

Вот матушка с сияющим лицом,

и свечи зажжены под образами.

Послушница — необъяснимый взгляд,

что ни один художник не напишет.

Торжественность псалмов и смех коляд,

и крест святой над обгоревшей крышей.

Нежарко в храме — на дворе январь,

но выручает скромная печурка.

Коленопреклоненный пономарь

час от часу в неё бросает чурки.

И чудо, что на раненой земле,

Средь горя и смертей, что сеет Каин, —

Богомладенец средь зимы, в тепле,

спит, сбережённый женскими руками.

Донецк, 10 января 2021 г.

Туман

Уже пять лет, как не смолкает гром

над городом, о тишине молящем.

И я, уснув в тревожном настоящем,

проснулась в измерении другом.

Вокруг была такая чистота.

Всё было невесомым, белым, странным.

Исчезла, будто скрытая туманом,

унылая мирская суета.

И горожане шли по облакам,

презрев мирские хлопоты и смуту.

Туман крадёт все звуки почему-то,

торжественный и тихий строит храм.

И даже свет дневной не режет глаз,

он нежен, и щадит людей усталых.

И укрывают город одеялом

те, наверху, что молятся за нас…

Донецк, 10 января 2019 г.

Разные взгляды

Рассыпала на небе ночь морозная

загадочных созвездий волшебство.

Твой мир неисчерпаем — небо звёздное,

с манящей бесконечностью его.

Но точки зренья так неодинаковы,

хоть принципы понятны и просты.

Ты смотришь на меня — и даже вакуум

Не кажется холодным и пустым.

2018

Улитки на стеблях

Смешно сказать — улиток тянет ввысь.

Мечта порой напрасна и нелепа.

Но бесхребетно ползая всю жизнь,

под занавес стремятся влезть на небо.

Но замысел создателя жесток,

и ложна цель, и чуда не бывало —

когда поймёшь, как невелик росток,

сил нет спуститься — и начать сначала.

Гранитный фавн

В Англии, наверное, тысячи статуй. Они прекрасны. Совершенны и идеальны. Высокие, отполированные так, что сияют даже в неяркий день своим особым, собственным благородным светом. Но мне запомнилась одна. Из простого гранита. В саду Черчиллей, в розарии, в самом роскошном месте. Козлоногий фавн скачет, посадив на шею миниатюрную нимфу, рядом бежит ребёнок. Фигурки сильно пострадали, камень серый, шершавый, не хватает некоторых частей, но угадываются жесты, настроение. Как весело скачет фавн, как легка ему и поднимает ввысь возлюбленная его ноша, как радостно бежит ребёнок, как весело им всем!

Эта группа чудом передаёт эмоции, которые живы многие тысячи лет. Не потому, что статуи идеальны. Потому, что создавший их был Гений. Это сразу видно. Тот, кто сохранил эту скульптуру, кто разместил её среди роз, понимал это. Мастер не ждал мрамора — его может не быть никогда.

Но счастье, великое счастье простых человеческих радостей можно передать через тысячелетия, и неважно, в каком материале ты это сделаешь.

В самом красивом месте богатейшего дома Англии гранитная скульптурная композиция — такая несовершенная, такая незабываемая.

Донецк, 2019

Апельсинка

Дремлет солнце исполином

в седине небес.

Светлый мячик апельсина

я несу тебе.

Безразлично — снег ли, дождь ли,

В тусклой хляби дня.

Будет, если улыбнёшься,

Солнце для меня.

* * *

Сверчковые погремушки

и тихий морской прибой,

магический счёт кукушки,

взлёт радуги над рекой,

в дорожке под лунным светом

мерцающая вода —

как всё быстротечно это.

Как всё это навсегда…


fon.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

Rubanova_obl_Print1_L.jpg
антология лого.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
Скачать плейлист