top of page

Отдел поэзии

Freckes
Freckes

Владимир Буев

Пародии на стихи номинантов премии «Поэзия-2021»

Читаешь вот тут разных номинантов

И думаешь: кранты́ поэзии (не крáнты)?


* * *


Настихоплётствовал сегодня я на славу.

Словесных руд навыдавал тыщ триста.

Уподоблялся, как обычно, я удаву:

Пародии писал на финалистов.


* * *


На верлибр отвечать силлаботоникой (но не силлабикой же!)

И у кого козыри крупнее?


* * *


Авторская пунктуация в пародируемых стихах сохранена.



* * *

«…Шепчу летящему грошу, скорей упасть его прошу…»

Ольга Аникина


Летит с небес последний грош,

Я рядом с ним, хоть не Гаврош,

лечу, иначе б как сумела

забыть о высоте и смело

шептать грошу в ушкó: скорей

на землю ты упасть успей.

…Успешна у гроша посадка,

я ж разобьюсь, наверно, всмятку.

P. S. Грош не оборотился в тесто,

а я предстала мокрым местом.


* * *

«…я занимаю чьё-то место

и чьим-то воздухом дышу…»

Ольга Аникина


Я воздух у людей украла.

Дышу чужим, хоть есть и свой.

Другого нету материала

для девушки такой лихой.

А впрочем, есть — украла место.

Обратно не хочу вернуть.

Не опасаюсь я ареста:

чужой воды хочу глотнуть!


* * *

«…когда торчит из глотки трубка и раздуваются меха,

какого вам ещё стиха…»

Ольга Аникина


Коль усадить грозятся нá кол, то лучше трубка изо рта.

А если трубка изо рта, то от винта!

Подите прочь, стихов фанаты, я вам не буду стих писать!

Но что такое? Сочинять

сама собою начала я. Явилось слово… и опять

раздулся мех, как для греха.

…Какого вам ещё стиха!


* * *

«…Владимир Набоков собой арестован, стремится оставить он след.

Он в карты играет, и думает, кто он: король или, может, валет?..»

Григорий Аросев


Владимир Набоков загадочным боком

Однажды кой-где наследил

С собой поступил он довольно жестоко:

себя под арест посадил.

«Стремился оставить он след»… но из виршей

Поэта неясно какой.

Тогда ещё не было индекса Хирша.

Поэтому, дескать, любой.


Владимир Набоков заядлый картёжник,

Мечтающий стать королём

Иль даже валетом? Скорее художник

Разглядывал дам за столом.

Вертел в голове мысль о юной Лолите —

О дерзком романе мечтал.

О Лужина думал надёжной защите.

(О шахматах тоже писал.)


* * *

«…Он перед словесностью — маленький шерпа, а пред языками — пигмей…»

Григорий Аросев о Набокове


Оценки современного поэта

об авторе из прошлого резки.

У молодёжи нет авторитетов,

ведь молодь сочиняет мастерски.

Поэтому пред словом тот, кто в полном

расцвете сил такое заявил,

не шерпа (тут гроза с блистаньем молний),

а кто речами шерп руководил.

И не пигмей, а великан огромный,

гигант (включая мысли) и отец

отнюдь не демократии. И «скромный»

эксперт по языкам. Спец, швец и жнец.


* * *

«…погаснут на рассвете досветные огни…»

Дмитрий Бак


Досветные огни погаснут утром.

И дорассветные до света не жильцы.

Доóгневые светы в перламутры

окрасят на рассвете игрецы.

Домглистый иль дотёмный, иль дотьмущий —

какой неважно, впрочем; важно — мрак.

Вот этот мрак дотьмущий вездесущий

с огнём досветным сблизиться — слабак.


* * *

«…Где гнев её и хлад, и жалость-жалость?..»

Полина Барскова


Гнев-гнев её, хлад-хлад и жалость-жалость —

Куда всё это делось-подевалось?

Она теперь добра-добра-добра.

Теплу-теплу её души пора-пора

Навстречу выйти-выйти солнцу-солнцу.

Смотри же, милая в окно-оконце!


* * *

«…Венецию закрыли на чуму…»

Полина Барскова


Венецию закрыли на чуму.

Европу всю закрыли на ковид.

Живого затворили на суму,

Но, может, на дому или на СПИД.

Одну лишь дверь закрыли на замок

Иль, может (в крайнем случае), на ключ.

…Мне тоже не пошли филфаки впрок.

Размазан образ: нуден и текуч.


* * *

«…Все это времяместо все застыло…»

Полина Барскова


Нащупала дорогу поэтесса

к открытиям неведомых миров.

(Пусть пройдена не раз уже дорога,

но тут моих не будет много слов.)

Итак, открыта сущность «времяместо»,

но «местовремя» спрятано в тени.

Я подскажу, а ты недоработку,

давай-ка, поэтесса, устрани.

Всё это местовремя всё застыло,

а надо бы движенье возродить.

Материя в движении извечно

(опять нелишне это объяснить).

Вот если двинуть в классику и глубже,

«пространствовремя» сущность обретём.

Один ум — хорошо. Итоги круче,

коль взяться за открытия вдвоём.

А дальше что? И дальше всё понятно,

хотя для многих это и впервой.

Там «времяпро…»… продолжить? Я не буду,

ведь здесь-то догадается любой.


* * *

«…ты протягиваешь мне руки я в ответ ноги…»

Елена Баянгулова


Таков уж нынче модный этикет.

Скорее не дворцовый, а дворовый.

Девица ногу тянет как ответ

На руку, что приветствовать готова.

Быть может, это знак большой любви.

Быть может, даже дружбы закадычной —

Попробуй в полутоне улови.

Речь жестов чересчур косноязычна.


* * *

«…каждое утро подбирая нужные слова

язык теряет дар речи…»

Денис Безносов


Коль подбирает нужные слова

язык, а не мозги, то что сказать…

Бескостен… мелет, будто жернова.

Дар речи тут несложно потерять.


* * *

«…пока свистит окно

к стеклу прижми ладонь

и слушай как темно…»

Игорь Булатовский


Ты слышишь свист окна?

Не слышишь? Ты без рук?

Вся свиста глубина

слышна совсем не уху.

Руками слушай звук.

Ещё подвластна слуху

за рамой темнота.

Нет звука изо рта.

…А хочешь сделать «пук»,

Доверься честно нюху.


* * *

«…Кто прошёл 90-е годы,

Не боится опасной погоды…»

Андрей Василевский


В 90-е годы погода

Каждый день и меня, и природу

(Роль играя мордоворота)

Напугать норовила походу.

Я был стоек, опасной погоды

Не страшился. И ныне не сдамся.

Если дождь на дворе, не в угоду

Ей гулять не пойду из упрямства.


* * *

«…Потому что с дальнего Азова…»

Дмитрий Воденников


Не надо путать многия Азовы:

Азов есть дальний, но и ближний есть!

Азов срединный — тоже стопудово.

Находится он, правда, где невесть.


* * *

«…это я в веночке роз, в венке терновом, как Кащей бессмертный, прилетел…»

Дмитрий Воденников


Думаете, я Кащей,

исхудавший до мощей?

Всматриваться в худобу

Запрещаю всем! Табу!

Я на то взглянуть прошу,

что сейчас изображу:

В белом венчике из роз —

это я, Иисус Христос.


* * *

«…а вода отчаливается…»

Вадим Волков


Порядок несколько иной, коль с логикой дружить:

Сперва куда-нибудь вода причаливается.

Ей отдохнуться хочется, чтоб новый путь торить.

И лишь затем она уже отчаливается.


* * *

«…За кормёжкой он рассказывал свиньям про прошлую доблесть и подвиги в битвах.

Свиньи кушали жадно и не верили ни единому слову. Всё, что он говорил, было правдой…»

Евгений Вольперт


Вот уж если кого из начальства в безумстве своём ненавидеть,

То со свиньями можно беседы вести (интеллект их высокий).

Ведь свинью, как старайся иль как ни старайся, нельзя разобидеть.

Разве только кормить перестанешь, но это поступок жестокий.

А коль кушать захочется сильно, то — хрясь! — и свинья не заметит.

Не успеет обидеться милая кроткая добрая тушка.

Но кому после этого басни рассказывать? Кто их приветит?

Где найти собеседника лучше свиньи? Разве только в психушке…


* * *

«…Какая пенная пена, какой прибойный прибой…»

Мария Галина


Какая банная баня, какой бомжевый бомж!

Какая бурная буря, какой галдёжный галдёж!

Какая верная вера, какая смутная смута!

Какая скучная скука, какой буддистый Будда!

Какая бучная буча, какой буйный буян!

Какая тучная туча, какой троянный троян!

Подобное дальше и дальше, но мне продолжать не след.

Какая заумная заумь, какой бредистый бред…


* * *

«…в саду где деревья яблок, а также деревья груш…»

Мария Галина


Сад этот немного странен. Не яблони там растут,

Не груши — деревья яблок, а также деревья груш.

Но сад всё одно желанен, туда мой лежит маршрут.

Я дюжа. Причём тут «грабли»? Стихи — это тоже гуж.


* * *

«…“Гав!” — из-за шкафа скажет стишок…»

Сергей Гандлевский


«Гав» — это в рифму простецкий стишок,

Два раза «гав» — тоже в рифму, но круче:

Это к поэме серьёзный шажок.

Три раза гавкнуть — верлибр могучий.

«Мяу» разок — это в прозе рассказ.

Два раза — повесть, а может, новелла.

Три — тут романа приблизился час.

«Мяу» гурьбой — эпопея созрела.


* * *

«…будто вступаю в берёзовый лес

с определителем птиц…»

Сергей Гандлевский


Есть у меня чародейский прибор:

Стоит ступить в дикий лес,

Птицы любой различает узор

С самой земли до небес.

Видит пернатых прибор за версту.

Как-то пошёл я в тайгу:

Думал, что стаи пернатых найду,

Счастье придёт к мужику.

Кедр надо мной красоту распростёр.

…Лучше бы этот прибор

Смог различить косолапых узор,

волка и рыси манёвр.


* * *

«…и ответно, отрывисто, жарко росла

дробь рябины в моём животе…»

Марина Гарбер


На охоту однажды с парнями пошла:

попадала их дробь чётко в цель.

Много раз этой целью меня избрала

эта дробь (хорошо, не шрапнель).

Испугалась сперва, что своё пожила.

Успокоили парни меня:

дескать, дробь эта дробью рябины была,

не смертельна и в общем фигня.

Я, наивная дева, поверила всем.

Девять месяцев быстро прошло.

Не смертельно, ага. Но парней я уем:

не рябину в меня занесло.


* * *

«…замечала, что в крытом соломой полу прорастал замурованный лес…»

Марина Гарбер


Крепко-накрепко пол был соломой покрыт:

не прорвётся росток ни один.

Лес в солому вмурованным был и забыт

(а солома — цемента аршин).

Но однажды попёр замурованный лес:

стал проворно расти в высоту.

И с моей с головы крышу снёс (это стресс),

И избушке устроил беду.

Убеждали меня, что солома — цемент.

Я наивной девицей была.

Вот теперь я бездомный, как бомж, элемент,

а солома меня не спасла.


* * *

«…день безвиден, а ночь так подробна…»

Дмитрий Гаричев


день безвиден бесслышен и даже,

несмотря на наличие чувств,

этот белый день безосязаем

изыск литературных искусств

впрочем есть для ушей и услада:

день безвкусен а ночь коротка

день беззвучен а ночь (вот засада!)

оказалась подробней слегка


* * *

«…говорят: только тьма и бывает такой молодой…»

Дмитрий Гаричев


Говорят, что рассвет не бывает таким молодым,

только старым и немощным может родиться рассвет.

Говорят, что в Москве кур доя́т. Постулатам таким

доверяет богема: художник, писатель, артист и поэт.


* * *

«…а сами те кукушки как цветы

на них садятся пчëлы, опыляют

но и кукушки тоже сами пчëлы

садятся на цветы, сосут нектар…»

Алла Горбунова


Кукушки предрекают, сколько лет

Осталось жить спросившему об этом,

И яйцами своими (не секрет)

С любым пернатым делятся соседом.

Но чтоб кукушки были как цветы,

Куда садятся пчёлы, опыляя?

Такой то ль срамоты, то ль красоты

Не ведал мир. И, здраво размышляя,

Ещё сложней представить, как они

Сосут нектар цветов. Уж не кукушка

Поехала ли? Только намекни.

…И я не намекаю на психушку.


* * *

«…Как хорошо, что есть одна

Зоя из запредельного А

Нежная как зола…»

Андрей Гришаев


Вот Зоя. Девушка нежна,

Как будто из печи зола.

Проверено вчера сполна:

Легко позиции сдала.


Вот Маша. Девушка груба,

Как чурка до захода в печь,

К тому ж драчлива и глупа:

Сама не хочет в пламя лечь.


* * *

«…я хотел бы окончить дни парижским бомжом…»

Владимир Губайловский


Я мечтаю с мальцовства в Париже французском пожить

Что пожить! Я хотел бы там жить, а потом умереть.

Но Москва затянула настолько, что жизнь завершить

я у Лувра смогу лишь бомжом — надо год потерпеть.

Да чего там «смогу»! Я хочу! Я желаю бомжом

на парижской залечь мостовой и, вздохнув, умереть.

Пусть не год и не два помечтаю об этом тайком —

лет пятнадцать ещё или сорок. Умею терпеть!

Так желаю в бомжи и в Париж, так хочу умереть,

что аж кушать весь день и всю ночь вообще не могу!

Не пускают Москва и дела, но зато потрындеть —

это запросто. Иль повертеть этой мыслью в мозгу.


* * *

«…Чтобы, как Оля Мещерская хороша,

Отлетела на волю моя душа…»

Владимир Губайловский


Слава Мещерской покоя мне не даёт.

Вот нашёлся бы Бунин, кто развернёт

сюжет талантливый с главным героем — со мной.

Я давно готов к тому, чтобы стать звездой.

Оля Мещерская была хороша.

Я ведь хорош не меньше! А уж моя-то душа!

В небо выпорхнуть может — из тела вон,

как только кто-то докажет, что новый Бунин он.


* * *

«…И под мостом будет Сена течь из марта в апрель…»

Владимир Губайловский


А без моста будет Сена течь из апреля в март.

Будет Москва-река втекать из апреля в май

(коль под мостом; без моста может невзначай

прямо в апрель из мая, войдя в азарт).


Сена с Москвой-рекой из июня в июль текут:

хоть под мостами, а хоть и назло мостам.

Если поэт пожелает придать красоты стихам,

Реки в обратную сторону воды свои понесут.


* * *

«…Просто было своё

А будет чужое

А так всё то же самое…»

Дмитрий Данилов


Было ваше — стало наше.

Все балансы сохранились.

У весов всё так же чаши

Никуда не наклонились.

А вот если наше что-то

Нехороший кто присвоил…

…Нож у горла? Все доходы

Ваши! Я урок усвоил.


* * *

«…Лично для меня лучше

Быть, чем не быть…»

Дмитрий Данилов


Всякий Гамлет вопрос сам себе задаёт

Тот же самый, какой первый Гамлет задáл.

Гамлетов большинство однозначно не врёт:

Быть хотят, долго быть (не торопят финал).


* * *

«…Немного жаль

Что нельзя уже, как раньше

Дотащить свой мешок денег

До швейцарского банка…»

Дмитрий Данилов


Вариант 1

Молочные реки текли, а при них берега

Кисельными были. И это недавно совсем.

Я гнать не люблю, мои милые, порожняка:

Любой мог мешок инвалюты скопить без проблем.


И марок, и франков, и долларов было полно

И фунты английские стерлингов были кругом.

И тугрики даже монгольские к ним заодно.

Вся эта валюта валила к любому молчком.


Швейцарские банки стояли на каждом шагу.

И счёт инвалютный там запросто было открыть.

Несли туда люди богатства (мешками деньгу).

Валюту друг дружке ссужали, могли и дарить.


И что же теперь? Нет ни денег, ни даже мешков!

И в банки швейцарские нынче запрет положить

Не то что валюту — рубли! Никаких тормозов

Не стало у тех, кто запреты привык мастерить.


Вариант 2

Бывало раньше, наберёшь в мешок заплечный

Валюты разной заграничной (не рублей),

В швейцарский банк несёшь (не в первый встречный).

Элиты нашей не хотелось быть глупей.


И вот теперь нельзя: запреты сверху вышли.

А коли всем нельзя, для избранных друзей

Возможно всё, ведь наш закон — что дышло.

Раз денег нет теперь, решить из двух частей


Задачу надо мне: стать другом кой-кому

И вновь источник отыскать с валютой.

А впрочем, если другом стать «друзьям» или «Ему»,

Иные все задачи станут флудом.


А «Он» грозится пальцем: дескать, дерзкий, «изыму!»:

— Ты шерсть свою с державною не путай!

Так, значит, можно!

Упс! А банк швейцарский мне в ответ: табу!


* * *

«…Сам подбирал аккорды и ныл кое-как им вслед…»

Александр Дельфинов


Аккорды постоянно торопились

То обгоняли старый паровоз,

То впереди лошадки очутились,

И их мне притормаживать пришлось.

Замедлить спешку был один лишь способ:

Аккорд рванул вперёд — я вою вслед.

Однако я простыл и так гундосил,

Что мной не управляем стал сюжет.


* * *

«…и хлеб засухарился…»

Ольга Дернова


Засухарился хлеб, вода заледенилась.

А молоко зама́слилось иль даже замасли́лось.

…Со смыслом «сухариться» молодёжь не согласилась:

Ведь в сленге молодёжном — это нечто «затаилось».


* * *

«…Узнал свою тоску и с ней разговорился…»

Ольга Дернова


Узнав свою тоску, беседу с ней завёл.

Весь день проговорил с тоской, потом всю ночь.

На третьи сутки радость он обрёл.

Неделю с ней общался, как с тоской точь-в-точь.

Потом признал себя Наполеоном,

…Поселен был подальше от Бурбонов.


* * *

«…Засохшая вода — сугробами у входа…»

Ольга Дернова


Засохла часть воды — в сугробы превратилась.

Другая часть воды засохла — стала льдом.

Часть ссохшейся воды в снежинках затаилась.

Град из засохших вод пусть будет кипятком.


* * *

«…ты знаешь, что сквозь стекло можно увидеть солнце?..»

Егана Джаббарова


Ужель ты не знаешь, что солнце увидеть возможно

Сквозь стёкла прозрачные, даже стекло коль намокло?

Не знаешь? Так знай, что совсем в не прозрачные стёкла

Попытка увидеть светило всегда безнадёжна.


* * *

«…и гласные в затверженных азах

бессильны без наличия согласных…»

Ирина Евса


Все гласные затвержены в азах.

Никто не знает, как их затверждают

Иль затвержают… Как-то впопыхах,

Однако, затвердили. И страдают.

У гласных не возникло свежих сил,

Ведь нет в азах затверженных согласных.

Согласные в азах все затвердил

Другой. Проблема там ещё ужасней.


* * *

«…и мальчики кровавые в глазах

пожизненно коней купают красных…»

Ирина Евса


Аллюзий, мемов, слоганов полно

и в живописи, и отдельно в прозе.

Соитию аллюзий суждено

подвергнуться своей метаморфозе.

Коль мальчики кровавые в глазах

пожизненно коней купают красных,

то девочке-оторве лишь в трусах

до пенсии стоять на шаре грязном.


* * *

«…В пасть костра гуськом потянулись звёзды…»

Ирина Ермакова


Зев костёр распечатал, забывшись.

Изъявляет желанье попасть,

Меж собою договорившись,

Кто попало в открытую пасть.


В одиночку, гуськом ли, толпою

Звёзды усугубили напор.

Вся вселенная величиною

Необъятной залезла в костёр.


А потом и предметы помельче

Устремились в горячую пасть.

Что я, рыжая? Я ж недалече.

Ринусь тоже, чтоб в пламя попасть.


* * *

«…Мы кажется едем в теплушке…

…За Болдином выскочил Пушкин…»

Вадим Жук


Из тесной и душной теплушки

Картина предстала лихой:

За Болдино выскочил Пушкин,

За Ясной Поляной — Толстой.

Мелькал Вересаев близ Тулы —

Его занимал Гесиод

С Гомером: поэты-акулы!

Он новый кропал перевод.

Поближе к Уфе объявился

Писатель Аксаков Сергей.

В руках у Сергея светился

Известный цветок в цвет кровей.

Крутилась-вертелась теплушка

По весям и по городам.

Вот Леся (Лариса), хохлушка.

Пристали к чужим берегам?

Почудилось… Вот уж гурьбою

Творцы за теплушкой бегут

Я взял бы их вместе с собою,

Но вдруг мои тексты сопрут…


* * *

«…Королевские семьи несчастны всегда,

а шахтёрские семьи прекрасны…»

Игорь Караулов


Вот в антонимы оборотились слова,

С чем филологи вряд ли согласны:

У словечка «несчастный» (такая ботва)

Появился антоним «прекрасный».


А у слова «счастливый» (логичность рулит!)

Скоро станет антоним «ужасный»

Или «страшный», возможно. Пора аудит

Словарей провести беспристрастный.


* * *

«…где коты ходят в костюмах котов

люди ходят в костюмах людей…»

Ия Кива


Есть страна дураков, заодно и зверей,

где животные ходят в костюмах таких:

кот, к примеру, в кошачьей одежде своей,

а слонихи форсят в одеяньях слоних.

Псы таскают на шкурах костюмы собак.

Волки ходят на бис в одеяньях волков.

…Но однажды в стране приключится косяк:

человек ни внутри, ни вовне не таков.


* * *

«…в детстве мне годами снился один и тот же кошмар:

я стою на подножке троллейбуса, он едет по небу…»

Ия Кива


Есть недоговорённость некая в стихах

о том, как на подножке ездить в грёзах.

Троллейбус крышей к звёздам ехал в небесах,

Иль вглядывались в звёзды лишь колёса?

Коль не было езды вниз головой, сюжет

такой как показаться мог кошмаром?

Но если голова смотрела вниз, поэт

мог рухнуть и тревожился недаром.


* * *

«…стоит вырасти и постареть

чтобы понять:

мона лиза — смерть…»

Ирина Котова


Стихи (чья соль и перец — лишь в капризе)

На премии в мейнстриме выдвигать.

Но, чтобы смерть увидеть в Моне Лизе,

Не лучше ли совсем не вырастать?


* * *

«…семь раз войти в лувр

семь раз выйти из лувра —

смерть…»

Ирина Котова


вот если в лувр семь раз войти

но выйти только шесть

жизнь можно вечную вести

в бессмертии осесть


семь раз войдя, ещё не грех

из лувра выйти пять

четыре, три и два — успех

один — успех опять


семь сделав входов, восемь раз

возможно выйти вон

из лувра: смерть тогда на вас

не рухнет — моветон


возможно девять раз, и сто

из лувра выйти прочь

но если семь раз выйдет кто

до смерти тот охоч


* * *

«…откуда ей знать

эту шкурку можно содрать любовью

если никогда не мыть рук…»

Ирина Котова


я так тебя люблю что приготовься

остаться и без шкуры и без кожи

я грязными руками по-бесовски

содрать смогу с твоей немытой рожи

я впрочем забываюсь не руками

сказала же любовью посдираю

а если не любовью то зубами

я романтичной девушкой бываю


* * *

«…В такую ночь не верь дневным наукам…»

Елена Лапшина


Наук теперь бесчисленная масса

рассортирована в четыре класса —

классификаций не было смелей.

Науки утренние и дневные.

Вечерние и даже есть ночные.

Учёный сочинил. Не прохиндей.


И чтобы все науки вновь не сбились,

не слились и опять не повредились,

отныне важно правила блюсти:

наукам верить утренним, коль утро,

все остальные отвергая мудро.

Коль день, то этот класс наук в чести.


Когда явился вечер, ясно с ходу:

вечерние науки входят в моду.

А если ночь пришла, понятно всем:

ночным наукам путь открыт широкий,

и до утра он кажется далёким,

но умный в курсе: так не насовсем…


* * *

«…Процесс маршрутки происходит фоном,

словно зуд ампутированной руки…»

Алексей Ларин


«Процесс маршрутки» (образ необычен) —

Движением он прежде побывал.

Язык в развитии и не статичен.

Язык не раз себе сам изменял.

Поэтому процесс в метро вагонов,

Процесс автобусов, процесс такси.

Процесс велосипедов, эшелонов,

Процесс живого также. Стрекозы,

К примеру. Надо лишь привыкнуть.

Ведь нет косноязычия. Глаголь,

Художник образов! Не всем дано проникнуть.

…Но почему же так фантомна боль?


* * *

«…мне просто спокойно о тебе так думать

чтобы не думать вообще…»

Мария Малиновская


Когда я думаю спокойно, это значит,

Что в голове моей глухая пустота.

Когда я думаю тревожно, то чудачит

Мой мозг идеями и мыслями. Мечта

Всю жизнь спокойно думать, думать, думать!

Спокойно — ключевое тут звено.

А собственно, тревог (пустого шума)

Не проживает в голове моей давно.


* * *

«…И лампы на глаза мои закатятся,

и ляжет мне на тело потолок…»

Вадим Месяц


Вариант 1

Ремонт в квартире новой мной затеян был.

Я изменил опоры потолка.

Как новичок я был самонадеянный,

приладив лампы в образе штыка.

Опору потолка задел нечаянно.

Я локтем. И на тело потолок

Мне рухнул. Обстановка чрезвычайная:

Штык (лампа) целью выбрал мой зрачок.


Вариант 2

Я в пыточной. Злой следователь матами

Меня всего покроет. Но не то

Меня волнует. Страшно, что он ваттами

В глазу моём проделает гнездо.

А может, и обеими глазницами

Придётся поступиться, если ток

Двумя голодно-хищными орлицами

Вонзится мне в зрачки. И потолок…

…Нет! Тут иной сюжет. И ситуация,

Пожалуй, прояснится в тот момент,

Когда из кельи низкой выбираться я

Начну ползком (кому-то конкурент).


* * *

«…И я на ногу ситцевое платьице

примерю как казарменный сапог…"

Вадим Месяц


Какое будет ясно продолжение,

Ведь автор сам дорогу указал.

Вот я дорогой этой без смущения

Пройду, трактуя весь материал.

Казарменный сапог… нет, не на голову —

На тело натяну. Я всё могу.

Сапог порвался — в дырках. Полуголому

Сложней придумать вздора мужику.

Но я поднапрягу воображение.

Фантазию до капли отожму.

И ситцевое платье без стеснения

Взамен трусов надену по уму.


* * *

«…Тихий торопится лёд…»

Евгений Никит