Клуб четырёх коней

Freckes
Freckes

Андрей Иванов

По следам Бобби Фишера

Джош понравился Брюсу Пандольфини. «Ваш сын мыслит как Фишер. У него есть такое же внутреннее чутьё», — говорит тренер отцу мальчика.

Так показано в кино — одном из лучших фильмов о шахматах и шахматистах. Настоящий отец напишет о сыне книгу, а по ней снимут фильм Searching for Bobby Fischer (1993). Большинство имён героев картины полностью соответствует именам настоящих шахматистов. В кадре на несколько мгновений появится реальный Брюс Пандольфини, и он, глядя на мальчика, скажет только одну фразу: «Юный Фишер».

В тот момент Джош играл в шахматы в нью-йоркском парке. А это не нравилось тренеру, которого играет Бен Кингсли. Игроки в парке, полагал наставник, рассчитывают на тактику, а не на стратегию. В парке играют в быстрые шахматы, тренер признаёт только серьёзную игру. Тактики рано выводят ферзя, чего Бобби Фишер не одобрял.

«Я хочу найти то, что Бобби Фишер унёс с собой», — говорит тренер. Он будет лепить из мальчика второго Фишера. Пандольфини помнит наизусть все партии покинувшего шахматный мир чемпиона. Он хочет передать идейное наследие Фишера мальчику: «Он будет тебя учить, и ты станешь им».

Ребёнок вовсе не хочет выполнять эту программу. «Я не он», — говорит Джош. Фишер с юных лет подчинил всю жизнь шахматам, у Джоша есть другие интересы. Фишер презирал соперников и весь мир, и Пандольфини считает это частью успеха. Подопечный и здесь его разочаровывает: «Я этого не чувствую». Он не хочет презирать людей, у него доброе сердце.

Джош — необыкновенно одарённый мальчик. Он делает большие успехи в шахматах, выигрывая турниры и завоёвывая призы. Вдруг юный чемпион спотыкается и проигрывает партию в семь ходов. Он делает печальное замечание: «Лучше не быть первым. Тогда можно проиграть — и ничего!» У него явно не фишеровское честолюбие.

У Джоша появляется соперник, которого также называют юным Фишером. Это настоящий фанатик шахмат, в его облике есть нечто демоническое. Джош и его антипод должны встретиться в решающем поединке.

Оба выходят в финал и сражаются за чемпионский титул, за игрой наблюдают родители и тренеры. Захватывающая драма! На доске — этюдная позиция, специально придуманная для фильма.

Джош согласен на ничью, он протягивает сопернику руку и предлагает разделить первое место. Предложение презрительно отвергается. Борьба продолжается, и Джош побеждает.

Сделанный со знанием шахматного дела фильм задаёт важнейшие вопросы о древней игре. Он показывает настоящий мир шахмат, «прекрасный и яростный мир», как определил его Давид Бронштейн. Искусство и борьба в этом мире неразделимы.

Следует ли целиком отдавать жизнь шахматам? Настоящий Джош (Joshua Waitzkin — Джошуа Вайцкин), которому сегодня 44 года, в детстве и юности увлекался бейсболом, футболом, американским футболом, летом ходил на рыбалку. Он написал хорошие книги о шахматах и участвовал в создании компьютерной шахматной программы Chessmaster. В зрелом возрасте Джош увлёкся китайским боевым искусством, стал профессионалом и мастером тайцзицюань. Разностороннее развитие личности — таков ответ Джоша, который он даёт своей жизни. А был ли Фишер односторонним, как считали многие? Сам он называл себя гением, играющим в шахматы, протестуя против формулировки «шахматный гений» и с большим смыслом переставляя эти слова.

Может ли настоящий игрок иметь доброе сердце или он должен быть хладнокровным убийцей за шахматной доской, как когда-то говорили о Ларсене? Так можно сказать и о Фишере, использовавшем специальные психологические приёмы воздействия на соперников и стремившемся подавить эго оппонента. Добрый и милый Джош побеждает сурового и неулыбчивого противника, утверждая человеческое начало в шахматах.

«Настраивать себя на ненависть к партнёру, — писал Давид Бронштейн, — жертвовать богатством души ради очка в таблице — это шахматы нищих».

Главный герой картины — Бобби Фишер, и он же — вечная загадка. В нём уживались спортивная бескомпромиссность и удивительная человечность. Когда Михаил Таль тяжело заболел во время турнира претендентов на острове Кюрасао, его навестил один лишь Бобби Фишер. Позднее он прислал в Москву трогательную телеграмму, скорбя о безвременной кончине своего друга Леонида Штейна.

Брюс Пандольфини называет шахматы Бобби Фишера искусством. Так же считал Борис Спасский. Проиграв матч в 1972 году, он сказал: «Фишер — человек искусства, но для нынешнего века — он редкий человек…»

fon.jpg