top of page

Отдел поэзии

Freckes
Freckes

Владимир Буев

Пародии на стихи Ганны Шевченко

Ганна Шевченко


колышет воздух волны вётел

шуршит струной по всем ладам

чуть выше странствующий ветер

стучит по голым проводам


и чистота стоит в округе

как будто вылился эфир

как будто выполнил услуги

работник клининговых фирм


но нарушают диаграмму

косые стайки воробьих

они разыгрывают драму

мужей чирикают своих


над воробьями суд верховен

им в прокуроры будет зван

один лишь людвиг ван бетховен

один бетховен людвиг ван



Владимир Буев


Работник клининга сегодня

округу чистил поутру.

Отмыл он в небе лик Господний,

Почистил и зажёг зарю.


Ему заданье дал начальник:

Мол, экологию спасай,

эфир загажен, как свинарник,

ступай, природу возрождай.


Но с воробьями сам не сладил

работник клининговых фирм.

Он столько сил на них потратил —

всё без толку, молчит эфир.


Он от художественных свистов

вконец охрип, стал уставать.

На субподряд специалиста

решил для верности позвать.


Пришлось работнику изрядно

карман свой жалкий растрясти.

Бетховен мастер хоть и знатный,

но дорог, мог не снизойти.


Торг оказался неуместен.

Чтобы согласье получить,

пришлось не денежку отвесить,

а лжесвидетельством платить.


Бетховен ведь не просто мастер.

В петлицах. Бравый прокурор.

Он стаям намекнул на карцер —

и воробьиный спелся хор.



Ганна Шевченко
Ганна Шевченко

Ганна Шевченко


Стоят коралловые клёны,

проспекта линия пряма,

и город кажется влюблённым

в свои высокие дома.


Народу осенью несладко,

и здесь обходится не без

полубезумия осадков,

косноязычия небес.


Листва стекает понемногу,

но не берёт меня хандра,

мне хорошо — я верю в Бога,

в победу света и добра.


Кустарник птицами забанен,

он сверху кажется литым,

как будто лично мэр Собянин

листву покрасил золотым.



Владимир Буев


Столица любит что повыше:

дома, деревья, небеса.

Влюбиться можно даже в крышу,

коль отказали тормоза.


Собянин рассадил по веткам

пернатых, по шесткам — сверчков.

И за одну лишь пятилетку

очистил город от ларьков.


В году менял по пять раз плитку

в местах одних и тех же мэр.

Он менеджер крутой и прыткий,

Всё было честно, без афер.


Листву теперь решил покрасить

во славу светлых добрых дел.

В нём куча разных ипостасей.

…Бордюры клал вчера, пострел.



Ганна Шевченко


Суетливые мамы на всех парусах

уплывают с детьми по домам,

я, железный солдат, оживаю в глазах

удивлённых, взволнованных мам.


Я сама себе сын. Я сама себе спесь.

Я сама себе враг и стекло.

Время детских площадок закончилось здесь

и в песочницы перетекло.


Но цветущая груша безумствует так,

что за светом не видно ствола,

засыпающий город, как толстый гусак,

колыхает звезду у крыла.


Остаюсь равнодушной к его галдежу,

к пролетающим грушам в цвету,

как простой пианист на скамейке сижу

и руками ищу темноту.



Владимир Буев


Если мамы домой уплывают с детьми

(раз уж день для площадок погас),

то каким же макаром в домах за дверьми

наступает песочницы час?


Реновация новые типы жилья

подарила московским жильцам,

где песочницы детские для бытия

предусмотрены в радость мальцам?


Коли так, то, конечно, сама себе сын,

а не дочь, кем положено быть.

Значит, в голову явятся сотни причин,

чтоб себя и стеклом возомнить.


И врагом заодно, и железным бойцом,

оживающим в мыслях мамаш

(оловянный солдатик не станет стрельцом,

дровосек из железа — не блажь).


Коли так, то ощупать рукой темноту —

что воды кипячёной глоток

отхлебнуть, лишь с кровати вспорхнув поутру.

Или то же, что грушу — в роток.


Раз уж толстый гусак колыхает звезду,

я опять разомну темноту.

Поиграю на нервах, подую в дуду.

С гусаком мы творим красоту.



Ганна Шевченко


Масленица


Переливалось, таяло, сквозило.

Дымила над котельною труба,

стекались люди в дом культуры ЗиО

на плановую выставку собак.

Вокруг стояли голые берёзы,

ошмётки снега клеились к ногам,

собачники (немного не тверёзы)

питомцев разводили по углам.

Светилась скоро сделанная сцена,

блины желтели в масляных судках,

несли большое чучело из сена

худые тётки в жёлтых колпаках.

У входа коммерсанты продавали

игрушки, корм и прочую муру,

стремилось пламя в облачные дали,

хвосты его шумели на ветру.



Владимир Буев


Инквизиция


Стремилось пламя в облачные дали,

хвосты его шумели на ветру.

Собаки ныли, выли и визжали,

предчувствуя жестокую судьбу.

И ладно бы в Корее то случилось,

от ужина сбежит где редкий пёс.

Так нет же — это Масленица билась,

не изменяя в судорогах поз.

Собачники, упившиеся в стельку,

не понимали сами, что творят.

Тащили тётки сено: что сардельку,

рассчитывали, пёсью поедят.

Переливалось, таяло сквозило.

Все думали: мейнстрим или экстрим?

И ждали. Никого не поразило.

Ни громом. Ни событием таким.



Ганна Шевченко


Склеили из плоти и духа,

а потом ушли, обманули.

Если пуля свищет над ухом,

уклоняйся, детка, от пули.


Выглянешь на улицу — ветер

гонит на убой самолёты,

направляйся, детка, на север

к леммингам, песцам и койотам.


Угол наклонения оси

изменился. Тронулась суша.

А медведей, детка, не бойся,

человек страшнее и хуже.


Наши шкуры — верх дешевизны,

удаляйся, жми на педали,

этот мир опасен для жизни,

но другого не предлагали.



Владимир Буев


Я могу бесценных советов

надавать и взрослым, и детям.

Если бьют тебя как поэта,

значит, стоит спеться дуэтом.


Если бьют кастетом, то надо

убежать иль пулей ответить.

Если полетела граната,

главное — штаны не пометить.


Если же ядрёную бомбу

(ядерная — ох как ядрёна)

в небе зришь, то и в катакомбах

не спастись железобетонных.


Потому готовиться нужно

загодя и тщательно очень:

пусть не встретит Север радушно,

шанс ещё пожить правомочен.


Так вперёд на северный полюс

к леммингам, песцам и койотам.

Пусть там не цветёт гладиолус,

Но туда летят вертолёты.


Взрослые и дети, спасайтесь,

кто как может и кто не может.

…А советов глупых чурайтесь,

даже если я их умножу.

fon.jpg
Комментарии

Поделитесь своим мнениемДобавьте первый комментарий.
Баннер мини в СМИ!_Литагентство Рубановой
антология лого
серия ЛБ НР Дольке Вита
Скачать плейлист
bottom of page