Отдел прозы

Freckes
Freckes

Михаил Моргулис

Похороны Бухбиндера

Неправдивый рассказ

Всё слу­чи­лось со­вер­шен­но обык­но­вен­но.

Иона Са­му­и­ло­вич Бух­бин­дер с ап­пе­ти­том съел жар­кое из кро­ли­ка, на­чал ко­вы­рять вил­кой в зу­бах — и не­ожи­дан­но умер.

Семья встре­ти­ла кон­чи­ну по­жи­ра­те­ля кро­ли­ков при­су­щим ей во­ем. Тёща, по име­ни Ев­до­кия Су­во­ров­на, вы­прос­та­ла гру­ди из бюст­галь­те­ра и взвы­ва­ла как-то по-осо­бо­му, бук­валь­но как на лу­ну. Зять же, пу­тая текст по­сло­ви­цы, су­ро­во про­из­нёс: «Кто дал, тот и взял!»

По­па­да­ют­ся же зна­ме­ни­тые фа­ми­лии из­вест­ным ду­ра­кам. Вот зя­тя фа­ми­лия бы­ла как у не­мец­ко­го ком­по­зи­то­ра — Ген­дель. А меж­ду на­ми — глуп без­мер­но, ну при­мер­но как пус­той звук. И ко все­му зва­ли его Яша. То есть Яша Ген­дель, ду­рак с име­нем не­мец­ко­го ком­по­зи­то­ра. А доч­ка вы­шла за не­го по­то­му, что бы­ла ум­ная, толс­тая, не­мно­го не­кра­си­вая, хо­тя впол­не хит­рая. Вот так и жи­ли…

А же­на Бух­бин­де­ра? Что же­на! Вы­пу­чи­ла гла­за и смот­ре­ла в ок­но. Тёща же, на­орав­шись во­ем, как-то охла­де­ла и ста­ла успо­ка­ивать вы­пу­чен­ную же­ну: мол, так и так, цар­ст­во ему не­бес­ное, а если не по­лу­чит­ся цар­ст­во, то го­реть ему си­ним пла­ме­нем! В об­щем, так кра­си­во успо­ко­и­ла, что же­на Бух­бин­де­ра, те­перь уже вдо­ва, ещё боль­ше вы­пу­чи­ла зен­ки и очень гром­ко про­шеп­та­ла:
— Да по­ди­те вы все к чёр­то­вой ма­те­ри!

На её эмо­ци­о­наль­ное за­яв­ле­ние осо­бо вни­ма­ния не об­ра­ти­ли, так как воз­ник спор, в ка­кой кос­тюм оде­вать но­воп­рес­тав­лен­но­го. Зять на­сто­ял на бе­же­вом, во­ору­жён­ный тем фак­том, что на бе­же­вом не­смы­ва­е­мое мас­ля­ное пят­но, и по­то­му кос­тюм не пред­став­ля­ет зна­чи­тель­ной цен­нос­ти.

Пос­ле кос­тю­ма воз­ник­ли раз­ног­ла­сия, ко­го при­гла­шать для упо­коя: пра­во­слав­но­го свя­щен­ни­ка, рав­ви­на, еван­гель­ско­го пас­то­ра или мул­лу, ибо по­кой­ник ко всем от­но­сил­ся с рав­ным ува­же­ни­ем, а го­во­ря по-прос­то­му, с пол­ным рав­но­ду­ши­ем. Ре­ши­ли при­гла­сить их всех, а на­гра­ду за от­пе­ва­ние меж­ду ни­ми раз­де­лить, а кто ска­жет по­ин­те­рес­ней, то­му над­бав­ку дать в ви­де по­кой­ничь­е­го ко­жа­но­го порт­фе­ля, всё рав­но не нуж­но­го ни­ко­му. Хо­тя и тут зять Яша, как и по­ло­же­но ду­ра­ку, стал вы­ду­мы­вать, буд­то бы при жиз­ни Бух­бин­дер на­ме­кал, что его не­мно­го ин­те­ре­су­ет ин­ду­изм и по­то­му он хо­тел бы, что­бы его пос­ле кон­чи­ны спла­ви­ли в во­дах ре­ки Ни­ла. Но вспом­нить, ко­му он это на­ме­кал, зять не смог, и по­то­му мысль о при­гла­ше­нии всех свя­щен­но­с­лу­жи­те­лей оста­лась в си­ле. Вес­ти пе­ре­го­во­ры с ни­ми взял­ся бы­ло тот же зять, но его мяг­ко от­го­во­ри­ли — не в ду­рос­ти упре­кая, а в том, что у не­го бы­ва­ют ре­че­вые не­до­мо­га­ния, во вре­мя ко­то­рых он не сло­ва про­из­но­сит, а мы­чит.

Так вот про­шла пер­вая, пред­ва­ри­тель­ная по­ло­ви­на про­ща­ния с че­ло­ве­ком не­прос­той судь­бы, лю­би­те­лем кро­личь­е­го жар­ко­го Ионой Са­му­и­ло­ви­чем Бух­бин­де­ром.

Вдо­ва уснуть не смог­ла: ей ме­ре­щи­лись во­ло­са­тые паль­цы по­ки­нув­ше­го мир му­жа, он их за­ги­бал, при­гла­шая её пой­ти вмес­те с ним.

Зя­тю же сни­лись тре­вож­ные сны, буд­то он ви­ла­ми раз­гре­ба­ет боль­шую ку­чу на­во­за.

Все осталь­ные ли­ца, при­сут­ст­во­вав­шие при пред­ва­ри­тель­ном про­ща­нии, за­сну­ли до­воль­но лег­ко, не­ко­то­рые бор­мо­та­ли во сне, не­ко­то­рые пус­ка­ли слю­ни, но в об­щем, в воз­ду­хе сто­я­ло мир­ное со­пе­ние, иног­да на­ру­ша­е­мое вскри­ка­ми меж­ду хра­пом.

А че­рез два дня со­сто­я­лись по­хо­ро­ны, в со­про­вож­де­нии мно­гих фаль­ши­вых, но иног­да и ис­крен­них слёз. Иг­рал ду­хо­вой ор­кестр трам­вай­но-трол­лей­бус­но­го управ­ле­ния. Иг­рал не­пло­хо. У му­зы­кан­тов это на­зы­ва­лось иг­рать жму­ри­ка.

Да, так за­кан­чи­ва­лось не­дол­гое пре­бы­ва­ние на зем­ле ли­де­ра са­пож­ной ар­те­ли «Взу­ем» Ио­ны Са­му­и­ло­ви­ча Бух­бин­де­ра. Как и все мы, он ду­мал уме­реть кра­си­во, пусть не на бе­лом ко­не, но хоть как-то не­мно­го ге­ро­и­чес­ки. Од­наж­ды ему при­сни­лось, что он на ко­не, с об­на­жён­ной саб­лей, хо­чет пе­реп­рыг­нуть че­рез за­бор, взви­ва­ет­ся в воз­дух и, те­ряя па­па­ху, ле­тит ку­да-то да­ле­ко. Впол­не ге­ро­и­чес­кий сон, а тут, на те­бе, пал жерт­вой кро­личь­е­го жар­ко­го. Если бы мог Иона Са­му­и­ло­вич вздох­нуть, то от это­го пе­ре­жи­ва­ния вздох­нул бы.

Ре­чи на клад­би­ще бы­ли не­за­по­ми­на­ю­щи­е­ся, но за­то ко­рот­кие, с фаль­ши­вым дро­жа­ни­ем от яко­бы сдер­жи­ва­е­мых слёз. Ру­ко­во­ди­тель ор­кест­ра трам­вай­но-трол­лей­бус­но­го управ­ле­ния внёс в пе­ре­жи­ва­ния свою скром­ную леп­ту, гром­ко за­ве­рив со­брав­ших­ся:
— Он у нас не пер­вый и не по­след­ний, ра­ды всем!

За­мес­ти­тель по­кой­но­го Бух­бин­де­ра, са­пож­ник с со­ро­ка­лет­ним ста­жем по фа­ми­лии Цём­кис, за­ме­тил в вы­ступ­ле­нии:
— Лю­би­мая пес­ня по­кой­ни­ка бы­ла «Ва­ряг». Он лю­бил пов­то­рять: «Вра­гу не сда­ёт­ся наш гор­дый „Ва­ряг“». И он жил со­глас­но этим за­ме­ча­тель­ным сло­вам! Но вот с кро­ли­ком ему не по­вез­ло….

Свя­щен­но­с­лу­жи­те­ли на­пя­ли­ли на се­бя скорб­ные мас­ки и, ког­да при­шло их вре­мя, ста­ли го­во­рить все вмес­те, и за­мель­ка­ли сло­ва: «Пу­хом зем­ля», «Ал­лах веч­ный», «Все­выш­ний всех при­ни­ма­ет», «Во имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха», «При­ми ду­шу» «Биб­лия при­зы­ва­ет: по­кай­тесь, братья и сёст­ры».

По­том ор­кестр гря­нул пла­чу­щую ме­ло­дию, и Бух­бин­де­ра ста­ли укла­ды­вать в мо­ги­лу. Но тут слу­чи­лось со­всем не­ожи­дан­ное, поч­ти фан­тас­ти­чес­кое, че­го по­том ни один врач объ­яс­нить не смог.

Крыш­ка гро­ба от­ско­чи­ла, и Бух­бин­дер в бе­же­вом кос­тю­ме с мас­ля­ным пят­ном под­нял­ся. Все пе­ре­пу­га­лись, а он, си­дя в гро­бу, за­кри­чал:
— За­стряв­шую кро­личью кость не мог­ли из гор­ла вы­та­щить, по­ка крыш­ка гро­ба не на­да­ви­ла и кость про­ско­чи­ла! Хо­ро­шо, что за два дня хоть не за­дох­ся.

И све­сил но­ги из гро­ба. Тут при­дур­ко­ва­тый зять с фа­ми­ли­ей не­мец­ко­го ком­по­зи­то­ра за­сме­ял­ся и про­из­нёс:
— А я же го­во­рил, что Са­му­и­лыч на­дол­го нас не по­ки­нет!

По­кой­ник, крях­тя и пых­тя, вы­лез из гро­ба и мах­нул ру­кой:
— По­хо­ро­ны про­дол­жа­ют­ся у ме­ня до­ма!

А вы­пу­чен­ной вдо­ве до­ба­вил:

— Жар­кое из кро­ли­ков до­ешь са­ма или от­дай это­му зя­тю-шле­пе­ру Яше! (Шле­пер — рас­тя­па. При­меч. ред.)

Воз­ник спор с ор­кест­ром, тре­бо­вав­шим пол­ную опла­ту за скорб­ную иг­ру.
— Ну так ведь он же умер не до кон­ца! — взы­вал к со­вес­ти му­зы­кан­тов дур­ко­ва­тый зять.

На что ру­ко­во­ди­тель ор­кест­ра отве­чал:
— Мо­жешь лечь вмес­то не­го, сыг­ра­ем те­бе «Про­ща­ние сла­вян­ки».

До­ма Бух­бин­дер от­крыл все ок­на и при­нял­ся гром­ко хо­хо­тать. Гос­ти, не ото­шед­шие от ис­пу­га, уни­жен­но мол­ча­ли. Бух­бин­дер на­лил се­бе ста­кан вод­ки, вы­пил, чмо­кая, об­тёр гу­бы по­лой бе­же­во­го пид­жа­ка и за­кри­чал сквозь смех и слёзы:
— Лёжа в гро­бу — по­ни­ма­ешь, что жизнь очень ма­лень­кая, вся по­ме­ща­ет­ся в од­ном ящи­ке! К чёр­ту ра­бо­ту, бу­ду смот­реть на де­ревья, на птиц и бе­лок, но толь­ко не на лю­дей.

Он мах­нул зя­тю с фа­ми­ли­ей не­мец­ко­го ком­по­зи­то­ра:
— А в те­бе все оши­ба­ют­ся! Ты не прос­то ду­рак, ты счаст­ли­вый, по­то­му что ни­че­го не по­ни­ма­ешь и го­во­ришь глу­пос­ти вслух. Не всем ве­зёт, как те­бе!

А му­зы­кан­там, ко­то­рые топ­та­лись в пе­ред­ней, ожи­дая опла­ты, он ска­зал:
— Пла­чу за всё! За по­хо­ро­ны и за ве­селье! Иг­рай­те ве­сёлое, а в кон­це, если я, ко­неч­но, спья­ну не упа­ду со сту­ла, сыг­рай­те «Мил­ли­он, мил­ли­он алых роз…», про те цве­ты, ко­то­рые мне хо­те­ли при­нес­ти на по­хо­ро­ны, но не при­нес­ли. А если упа­ду со сту­ла, ну тог­да… всё рав­но, иг­рай­те.

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
Rubanova_obl_Print1_L.jpg
антология лого 300.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област