De profundis

Александр Махов

Леонардо

НЕ­СО­СТО­ЯВ­ШЕ­Е­СЯ СО­СТЯ­ЗА­НИЕ ДВУХ ГЕ­НИ­ЕВ

Фло­рен­цию об­ле­те­ла весть, что пос­ле ре­кон­струк­ции за­ла Боль­шо­го Со­ве­та двор­ца Синь­о­рии гон­фа­лонь­ер Со­де­ри­ни при­нял в мае 1503 го­да ре­ше­ние по­ру­чить Лео­нар­до и Ми­ке­ланд­же­ло рас­пи­сать фрес­ка­ми сте­ны но­во­го за­ла. Каз­на вы­де­ли­ла на эти це­ли око­ло 100 ты­сяч зо­ло­тых ду­ка­тов — сум­му по тем вре­ме­нам ог­ром­ную. Каж­до­му ху­дож­ни­ку отво­ди­лась от­дель­ная сте­на и бы­ла да­на сво­бо­да вы­бо­ра те­мы из ге­ро­и­чес­ко­го про­ш­ло­го Фло­рен­ции.

На­ко­нец на­деж­ды Лео­нар­до оправ­да­лись, хо­тя со­седст­во Ми­ке­ланд­же­ло, ко­то­ро­му для ра­бо­ты бы­ла предо­став­ле­на дру­гая сте­на ви­за­ви, не об­ра­до­ва­ло его. Ему хо­ро­шо был из­вес­тен вздор­ный ха­рак­тер мо­ло­до­го зем­ля­ка. Для бу­ду­щей фрес­ки Лео­нар­до вы­брал те­му «Бит­ва при Ангь­я­ри», ко­то­рая про­изо­шла не­по­да­лёку от Фло­рен­ции меж­ду фло­рен­тий­ски­ми и ми­лан­ски­ми вой­ска­ми 29 июля 1440 го­да. Счи­та­ет­ся, что те­му мас­те­ру под­ска­зал вер­нув­ший­ся до­мой Макь­я­вел­ли, сме­нив­ший преж­них хо­зя­ев на но­вых. Он же рас­ска­зал, что тог­даш­ний пра­ви­тель Ми­ла­на Фи­лип­по Ма­рия Вис­кон­ти на­пра­вил для за­во­е­ва­ния но­вых зе­мель вой­ско под пред­во­ди­тельст­вом пол­ко­вод­ца Пич­чи­ни­но, чьё имя со­от­вет­ст­во­ва­ло его не­боль­шо­му рос­ту.

Для ра­бо­ты над под­го­то­ви­тель­ным кар­то­ном раз­ме­ром в трид­цать с лиш­ним квад­рат­ных мет­ров Лео­нар­до по­лу­чил клю­чи от прос­тор­но­го Пап­ско­го за­ла при церк­ви Сан­та Ма­рия Но­вел­ла, где ему бы­ла предо­став­ле­на ком­на­та для жилья. Был так­же уста­нов­лен срок за­вер­ше­ния ра­бо­ты над кар­то­ном на ко­нец фев­ра­ля 1504 го­да. В слу­чае не­со­блю­де­ния сро­ка по­лу­чен­ные ху­дож­ни­ком день­ги долж­ны бы­ли быть пол­ностью воз­вра­ще­ны каз­не.

Ми­ке­ланд­же­ло рас­по­ло­жил­ся для ра­бо­ты над кар­то­ном, по до­го­во­рён­нос­ти с це­хом кра­силь­щи­ков, в быв­шей боль­ни­це при мо­на­с­ты­ре Сант’Оноф­рио. Не бу­ду­чи си­лён в ис­то­рии, он с по­мощью добря­ка Бот­ти­чел­ли на­шел в быв­шей биб­лио­те­ке Ме­ди­чи, хра­ни­мой в церк­ви Сан­то Спи­ри­то, нуж­ный сю­жет для фрес­ки о не­ожи­дан­ном на­па­де­нии пи­зан­цев на фо­рен­тий­ский от­ряд в го­род­ке Ка­ши­не на Ар­но, про­изо­шед­шем в июле 1364 го­да. Глав­ное, что его увлек­ло в той дав­ней ис­то­рии — это мо­мент вне­зап­нос­ти, да­вав­ший во­лю во­об­ра­же­нию в ри­сун­ке. С Ми­ке­ланд­же­ло был под­пи­сан до­го­вор на тех же усло­ви­ях.

Од­ним из пер­вых, кто уви­дел поч­ти за­кон­чен­ный кар­тон Лео­нар­до, стал ока­зав­ший­ся в Ита­лии Дю­рер, на ко­то­ро­го кар­тон про­из­вел столь силь­ное впе­чат­ле­ние, что он тут же снял с не­го ко­пию. На ней точ­но вос­про­из­ве­дён в де­та­лях ярост­ный по­рыв бит­вы, в ко­то­рой сме­ша­лись лю­ди и ко­ни; вы­би­тые из сед­ла во­и­ны ва­ля­лись на зем­ле, но с ме­ча­ми в ру­ках, а удер­жав­ши­е­ся на ко­нях всад­ни­ки сра­жа­лись за об­ла­да­ние по­бед­ным штан­дар­том, бес­спор­но до­став­шем­ся фло­рен­тий­цам. Од­на из ко­пий, на­пи­сан­ная с ри­сун­ка Дю­ре­ра, на­хо­дит­ся в ГМИИ им, А. С. Пуш­ки­на.

Вся Фло­рен­ция сле­ди­ла за ис­хо­дом со­стя­за­ния меж­ду дву­мя мас­те­ра­ми, на­звав его схват­кой ве­ка. В от­ли­чие от Лео­нар­до, про­во­див­ше­го це­лые дни за ра­бо­той над фрес­кой, Ми­ке­ланд­же­ло по­яв­лял­ся в за­ле Боль­шо­го Со­ве­та урыв­ка­ми, успев на­бро­сать вчер­не лишь об­щий за­мы­сел сво­ей фрес­ки «Бит­ва при Ка­ши­не». В те дни он упор­но ра­бо­тал над ги­гант­ской скульп­ту­рой Да­ви­да.

В от­ли­чие от фло­рен­тий­ских граж­дан с не­тер­пе­ни­ем ожи­дав­ших за­вер­ше­ния со­стя­за­ния, оба мас­те­ра от­нюдь не стре­ми­лись со­стя­зать­ся друг с дру­гом. Каж­дый ра­бо­тал над из­бран­ной те­мой со­глас­но собст­вен­ным вку­сам и склон­нос­тям, про­яв­ляя своё мас­тер­ст­во. Если для Лео­нар­до бы­ло важ­но по­ка­зать ло­ша­дей в дви­же­нии, в чём он пре­ус­пел, су­дя по пре­крас­ным его ри­сун­кам, то Ми­ке­ланд­же­ло ин­те­ре­со­ва­ло преж­де все­го то, как вы­ра­зить на фрес­ке пе­ре­пле­те­ние об­на­жён­ных тел. Оба блес­тя­ще спра­ви­лись с по­став­лен­ной за­да­чей.

Как-то к ра­бо­та­ю­ще­му над фрес­кой Лео­нар­до за­шёл дви­жи­мый лю­бо­пыт­ст­вом Ра­фа­эль. От­ло­жив в сто­ро­ну па­лит­ру с кис­тя­ми, Лео­нар­до теп­ло встре­тил мо­ло­до­го успеш­но­го ур­бин­ца, о ко­то­ром из­вест­ный ху­дож­ник Фран­ча пи­сал из Бо­лоньи:

О, Ра­фа­эль, в те­бе вос­крес
Афин и Ри­ма дух вес­ною
С тво­ей бо­жест­вен­но ру­кою
Тя­гать­ся мо­жет толь­ко Зевс.

Как-то не­про­из­воль­но за­вя­зал­ся раз­го­вор об ис­кус­ст­ве, в хо­де ко­то­ро­го Лео­нар­до по­зво­лил се­бе не очень лест­но вы­ска­зать­ся о скульп­ту­ре. Его сло­ва до­шли до слу­ха Ми­ке­ланд­же­ло и тот в гне­ве вос­клик­нул: «Пе­ре­дай­те это­му не­за­кон­но­рож­ден­но­му от кресть­ян­ки, что жи­во­пись и скульп­ту­ра яв­ля­ют­ся деть­ми од­ной ма­те­ри — при­ро­ды».

Оче­вид­цы вспо­ми­на­ют дру­гой слу­чай стыч­ки меж­ду ни­ми. Как-то Лео­нар­до, по­ки­нув зал Боль­шо­го Со­ве­та, ре­шил по­ды­шать воз­ду­хом. Про­хо­дя ми­мо церк­ви Сан­та Кро­че, он уви­дел си­дя­щих на ска­ме­еч­ке под сенью раз­рос­шей­ся ивы трех зна­ко­мых ему по­жи­лых граж­дан, о чём-то гром­ко спо­ря­щих. Они по­про­си­ли по­до­шед­ше­го Лео­нар­до разъ­яс­нить им смысл слож­но­го суж­де­ния Дан­те. Уви­дев про­хо­дя­ще­го ми­мо Ми­ке­ланд­же­ло, он ска­зал:
— Да­вай­те спро­сим у мо­е­го кол­ле­ги, что он ду­ма­ет о сло­вах Дан­те?
— Те­бе ли, ум­ник, тол­ко­вать о Дан­те? Ты луч­ше по­ду­май об остав­лен­ной в Ми­ла­не не­за­кон­чен­ной фи­гу­ре Ко­ня! — и Ми­ке­ланд­же­ло, чер­ты­ха­ясь, по­шёл даль­ше.

— * —

Ано­ним­ный био­граф пи­шет, что раз­до­быв где-то од­ну из книг Пли­ния на ла­ты­ни с ре­ко­мен­да­ци­ей, как пи­сать фрес­ки, Лео­нар­до внял со­ве­там ан­тич­но­го учёно­го и муд­ре­ца, но, ви­ди­мо, что-то на­пу­тал из-за сла­бо­го зна­ния язы­ка.

Ве­че­ром при­дя в зал, про­мёрз­ший от фев­раль­ской сту­жи, он рас­по­ря­дил­ся по­ста­вить под фрес­кой жа­ров­ню, что­бы за ночь крас­ки под­сох­ли. Ког­да на сле­ду­ю­щее ут­ро он при­шёл с уче­ни­ка­ми в зал Боль­шо­го Со­ве­та, то оне­мел от ужа­са при ви­де жут­ко­го зре­ли­ща — все крас­ки по­тек­ли, а пол под фрес­кой был усы­пан об­ру­шив­ших­ся кус­ка­ми грун­тов­ки и шту­ка­тур­ки со сте­ны.

Это бы­ла не­вос­пол­ни­мая ка­та­стро­фа, и Лео­нар­до по­ки­нул зал, по­ша­ты­ва­ясь от пе­ре­жи­то­го по­тря­се­ния и еле сдер­жи­вая стон в гру­ди. Уче­ни­ки про­во­ди­ли осла­бев­ше­го мас­те­ра до до­ма.

Ви­дев­ший ра­бо­ту двух мас­те­ров Бен­ве­ну­то Чел­ли­ни ска­зал: «Это бы­ла ве­ли­кая шко­ла для обо­их ху­дож­ни­ков». А вот скульп­тор Бач­чо Бан­ди­нел­ли, рев­ни­вый со­пер­ник Ми­ке­ланд­же­ло, раз­ре­зал кар­тон с «Бит­вой при Ка­ши­не» и тай­ком вы­нес из мас­тер­ской по кус­кам, чем и про­сла­вил­ся как зло­дей и по­хи­ти­тель ше­дев­ра, судь­ба ко­то­ро­го оста­лась не­из­вест­ной.

— * —

Ви­дя, что со­пер­ник по­тер­пел серь­ёз­ный про­вал, Ми­ке­ланд­же­ло вко­нец утра­тил ин­те­рес к сво­ей «Бит­ве при Ка­ши­не», по­сколь­ку был за­нят од­ной толь­ко мыслью, как про­вез­ти ги­гант­скую скульп­ту­ру Да­ви­да, над ко­то­рым он ра­бо­тал три го­да, без по­терь по уз­ким улоч­кам и во­дру­зить в цент­ре го­ро­да? Он вдруг вспом­нил ин­же­нер­ный опыт Лео­нар­до, ког­да тот уме­ло, с по­мощью со­здан­ных им подъ­ём­ных ме­ха­низ­мов уста­но­вил двух­мет­ро­вый мед­ный шар на шпи­ле ка­фед­раль­но­го со­бо­ра. Вот чья по­мощь по­мог­ла бы ре­шить во­прос с во­дру­же­ни­ем Да­ви­да. Но у Лео­нар­до те­перь сво­их про­блем хва­та­ло.

Гон­фа­лонь­ер Со­де­ри­ни со­здал ко­мис­сию, ку­да вклю­чил и Лео­нар­до, для ре­ше­ния во­про­са о мес­те во­дру­же­ния ста­туи Да­ви­да. В хо­де об­суж­де­ния вы­ска­зы­ва­лись раз­лич­ные мне­ния. На­при­мер, пред­ла­га­лось уста­но­вить ста­тую в лод­жии Лан­ци, но тог­да Да­вид упёр­ся бы го­ло­вой в по­то­лок лод­жии.

Вы­ска­зы­ва­лось пред­ло­же­ние сдви­нуть ле­вее ста­тую «Юди­фи с го­ло­вой у ног по­вер­жен­но­го Оло­фер­на»- ше­девр До­на­тел­ло, что­бы осво­бо­дить мес­то для Да­ви­да пе­ред двор­цом Синь­о­рии, про­тив че­го ре­ши­тель­но вы­сту­пи­ли не­ко­то­рые чле­ны ко­мис­сии. Лео­нар­до не под­дер­жал ни од­ну из спо­рив­ших сто­рон, счи­тая, что своё вес­кое сло­во дол­жен ска­зать сам ав­тор о мес­те уста­нов­ки сво­е­го тво­ре­ния.

По­ка шли пре­ния, Лео­нар­до успел на­пи­сать Хрис­та «Спа­си­те­ля ми­ра».

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
Rubanova_obl_Print1_L.jpg
антология лого 300.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru