Клуб четырех коней

Андрей Иванов

Михаил Таль

Галерея чемпионов мира

Ми­ха­ил Не­хемь­е­вич Таль: «Толь­ко раз­ви­то­му ин­тел­лек­ту до­ступ­но по­сти­же­ние глу­бин­ных шах­мат­ных тайн».


Ми­ха­ил Таль стал чем­пи­о­ном ми­ра в 1960 го­ду и че­рез год утра­тил свой ти­тул. Ещё три де­ся­ти­ле­тия он до­став­лял лю­би­те­лям шах­мат ве­ли­кую ра­дость сво­и­ми кра­си­вы­ми и пол­ны­ми дра­ма­тиз­ма пар­ти­я­ми. В это вре­мя по­яв­ля­лись но­вые та­лан­ты и ку­ми­ры, но по­клон­ни­ки Та­ля со­хра­ня­ли вер­ность сво­е­му из­бран­ни­ку.

Его взлёт со­впал по вре­ме­ни с го­да­ми боль­ших на­дежд со­вет­ских лю­дей. Сво­ей иг­рой он буд­то оли­цетво­рял ка­кую-то выс­шую ис­ти­ну, дол­гож­дан­ную спра­вед­ли­вость и сво­бо­ду.

«“А был ли маль­чик?” Бы­ло ли всё это — ты­сяч­ные тол­пы вос­тор­жен­ных бо­лель­щи­ков у Те­ат­ра име­ни Пуш­ки­на, где Таль в мат­че на пер­венст­во ми­ра одо­лел Бот­вин­ни­ка, пер­вые ме­с­та мо­ло­до­го шах­ма­тис­та в чем­пи­о­на­тах СССР, в круп­ней­ших меж­ду­на­род­ных тур­ни­рах, эф­фект­ные пар­тии, где в жерт­ву при­но­си­лось по не­сколь­ку фи­гур, спо­ры до хри­по­ты по по­во­ду то­го, а кор­рект­ны, пра­виль­ны ли эти жерт­вы?» — во­про­шал пи­са­тель Вик­тор Ва­силь­ев в сво­ей зна­ме­ни­той «За­гад­ке Та­ля».

«Слиш­ком мно­гие сей­час хо­ро­шо зна­ют не толь­ко шах­мат­ную таб­ли­цу ум­но­же­ния, но и шах­мат­ное ло­га­риф­ми­ро­ва­ние, — од­наж­ды на­пи­шет Таль, — и по­это­му, что­бы до­бить­ся успе­ха, по­рой при­хо­дит­ся до­ка­зы­вать, что дваж­ды два — пять!»

Ми­ха­ил Таль ро­дил­ся в 1936 го­ду в Ри­ге и на­учил­ся иг­рать в шах­ма­ты в 10 лет. Он по­се­щал шах­мат­ный кру­жок риж­ско­го Двор­ца пи­о­не­ров, а в 13 лет стал чле­ном юно­шес­кой ко­ман­ды Лат­вии.

Таль вы­иг­рал пер­венст­во рес­пуб­ли­ки в воз­рас­те 17 лет. На ко­манд­ном чем­пи­о­на­те СССР в 1953 го­ду он раз­де­лил 1–2 ме­с­та на 2-й доске и по­лу­чил пра­во сыг­рать матч за зва­ние мас­те­ра спор­та СССР. В со­пер­ни­ки ему был вы­бран мно­го­крат­ный чем­пи­он Бе­ло­рус­сии В. Сай­гин. Матч за­кон­чил­ся по­бе­дой Та­ля, и ему бы­ло при­сво­е­но зва­ние мас­те­ра спор­та.

Де­вят­над­ца­ти­лет­ний Таль вы­иг­рал по­лу­фи­наль­ный тур­нир 23-го чем­пи­о­на­та СССР и в 1956 го­ду де­бю­ти­ро­вал во все­со­юз­ном пер­венст­ве. На­ча­ло бы­ло успеш­ным — де­лёж 5–7 мест.

«От­ли­чи­тель­ной чер­той твор­чест­ва Та­ля яв­ля­ет­ся его без­гра­нич­ный оп­ти­мизм, — пи­са­ли о нём пос­ле тур­ни­ра. — Он иг­ра­ет быст­ро, по­ры­вис­то, от­да­ёт­ся пол­ностью сво­е­му вдох­но­ве­нию, ко­то­рое у не­го пол­но­цен­но, и снаб­жа­ет его ве­ли­ко­леп­ной так­ти­чес­кой зор­костью. Да­же в со­вер­шен­но без­на­дёж­ных по­ло­же­ни­ях Таль не пе­ре­ста­ёт ве­рить в свою уда­чу, утом­ля­ет про­тив­ни­ков из­во­рот­ли­востью в за­щи­те».

В сле­ду­ю­щем го­ду Таль со­тво­рил сен­са­цию и вы­иг­рал 24-й чем­пи­о­нат СССР. Иг­ра мо­ло­до­го чем­пи­о­на по­ра­жа­ла сво­ей сме­лостью. Для не­го буд­то не бы­ло ав­то­ри­те­тов, он на­бра­сы­вал­ся на сво­их со­пер­ни­ков и со­кру­шал их по­зи­ции с энер­ги­ей мо­ло­до­го льва. На­ча­ли сла­гать­ся ле­ген­ды о со­вер­шен­но не­обыч­ном взгля­де его ред­ких по кра­со­те глаз. Этот взгляд был пря­мым, про­ник­но­вен­ным и ока­зы­вал силь­ней­шее пси­хо­ло­ги­чес­кое воз­дейст­вие на парт­нёров. Таль всег­да рис­ко­вал и поч­ти в каж­дой пар­тии жерт­во­вал фи­гу­ры и пеш­ки. Он мгно­вен­но оце­ни­вал по­ло­же­ние на доске, был быстр и то­чен в рас­чёте ва­ри­ан­тов. При этом он утверж­дал, что во­все не­обя­за­тель­но скру­пу­лёз­но прос­чи­ты­вать по­следст­вия жертв. До­ста­точ­но взгля­нуть на по­зи­цию, что­бы убе­дить­ся — жерт­ва пра­виль­на.

Он вы­иг­рал и сле­ду­ю­щий чем­пи­о­нат стра­ны и по­лу­чил пра­во вы­сту­пать в меж­зо­наль­ном тур­ни­ре ФИ­ДЕ.

Его взлет к шах­мат­ной вер­ши­не был фан­тас­ти­чес­ким — он вы­иг­рал и меж­зо­наль­ный тур­нир (1958), и тур­нир пре­тен­ден­тов на ми­ро­вое пер­венст­во (1959). Двад­ца­тит­рёх­лет­ний Таль за­во­е­вал пра­во сыг­рать матч из 24 пар­тий с Ми­ха­и­лом Бот­вин­ни­ком.

Таль вы­иг­рал пер­вую пар­тию, а пос­ле седь­мой имел на три оч­ка боль­ше со­пер­ни­ка. Сле­ду­ю­щие две пар­тии про­шли с пре­иму­щест­вом Бот­вин­ни­ка и за­кон­чи­лись его по­бе­да­ми. Ре­ша­ю­щей ока­за­лась 17-я пар­тия. Бот­вин­ник не вы­дер­жал на­пря­же­ния борь­бы. Имея пе­ре­вес, он про­смот­рел так­ти­чес­кий удар парт­нёра и по­тер­пел по­ра­же­ние. Таль вы­иг­рал и де­вят­над­ца­тую пар­тию и в ито­ге одер­жал до­сроч­ную по­бе­ду с пе­ре­ве­сом в че­ты­ре оч­ка. Он стал вось­мым в ис­то­рии шах­мат чем­пи­о­ном ми­ра.

«У но­во­го чем­пи­о­на бы­ло бес­чис­лен­ное мно­жест­во еди­но­мыш­лен­ни­ков, осо­бен­но сре­ди мо­ло­дёжи, ко­то­рые ви­де­ли в Та­ле не толь­ко та­лант­ли­во­го грос­с­мей­сте­ра, но и дерз­ко­го бун­та­ря, ро­ман­ти­ка, бор­ца про­тив шах­мат­ной ру­ти­ны, — пи­сал В. Ва­силь­ев. — Они по­ве­ри­ли в Та­ля, в его стиль, в его фа­на­тич­ную пре­дан­ность шах­ма­там. Увы, Таль не по­счи­тал­ся с тем, что от­ны­не при­над­ле­жит не толь­ко се­бе, но и всем тем, кто встал под его зна­ме­на».

По оцен­ке Бот­вин­ни­ка, Таль «не­до­ста­точ­но серь­ёз­но го­то­вил­ся» к матч-ре­ван­шу, ко­то­рый со­сто­ял­ся че­рез год. Очень уве­рен­ной иг­рой Бот­вин­ник вер­нул се­бе ти­тул чем­пи­о­на ми­ра.

Та­ля спро­си­ли, что он счи­та­ет глав­ной при­чи­ной сво­е­го по­ра­же­ния. Мо­ло­дой экс-чем­пи­он ми­ра от­ве­тил:

— Ре­ши­тель­ность Бот­вин­ни­ка! Я ни­ког­да не ду­мал, что Бот­вин­ник бу­дет иг­рать так ре­ши­тель­но…

На тор­жест­вен­ной це­ре­мо­нии за­кры­тия мат­ча М. Бот­вин­ник ска­зал:

«Преж­де все­го, в чём си­ла Ми­ха­и­ла Та­ля? Во-пер­вых, Таль очень ра­бо­то­с­по­со­бен за доской, и по­это­му он силь­ный прак­тик. Ког­да про­тив­ник не­вни­ма­те­лен, Таль не­за­мед­ли­тель­но ис­поль­зу­ет прос­чёт, в борь­бе про­ис­хо­дит пе­ре­лом, при этом обыч­но рас­те­ряв­ший­ся парт­нёр до­пус­ка­ет но­вый про­мах, и ре­зуль­тат пар­тии ока­зы­ва­ет­ся уже опре­де­лён­ным.

Во-вто­рых, Таль ар­тис­ти­чес­ки ра­зыг­ры­ва­ет по­зи­ции с фи­гур­ной борь­бой, ког­да пеш­ки сла­бо огра­ни­чи­ва­ют дейст­вия фи­гур или да­же спо­собст­ву­ют фи­гур­ной борь­бе. И здесь де­ло не в рас­чёте ва­ри­ан­тов, а в том, что Таль, ве­ро­ят­но ин­ту­и­тив­но, на­хо­дит пра­виль­ный план иг­ры в по­доб­ных по­зи­ци­ях. В этом, по-мо­е­му, со­сто­ят силь­ные сто­ро­ны та­лан­та Та­ля.

Ес­тест­вен­но, что я дол­жен был со­от­вет­ст­вен­но се­бя под­го­то­вить или, вы­ра­жа­ясь язы­ком со­вре­мен­ной ма­те­ма­ти­ки, “за­про­грам­ми­ро­вать”…

…Ду­маю, что Таль не “про­грам­ми­ро­вал” се­бя спе­ци­аль­но к мат­чу, и в этом ос­но­ва его не­уда­чи. Важ­ность под­го­тов­ки, на мой взгляд, — глав­ный вы­вод, ко­то­рый мож­но сде­лать из матч-ре­ван­ша».

«Мне ка­жет­ся, — на­пи­сал Тиг­ран Пет­ро­сян в статье, ко­то­рая дол­гие го­ды про­ле­жа­ла в его ар­хи­ве, — что ос­нов­ной бе­дой и Смыс­ло­ва, и Та­ля в пе­ри­о­ды, пред­шест­ву­ю­щие матч-ре­ван­шам, бы­ло то, что мож­но на­звать мо­раль­ным разо­ру­же­ни­ем. Пос­ле по­бед, не остав­ляв­ших ни те­ни со­мне­ний в за­ко­но­мер­нос­ти слу­чив­ше­го­ся, они как до­сад­ное не­до­ра­зу­ме­ние вос­при­ни­ма­ли не­об­хо­ди­мость ещё раз ме­рить­ся си­ла­ми с Бот­вин­ни­ком. У них со­зда­ва­лось впе­чат­ле­ние, что матч-ре­ван­ши бу­дут пов­то­ре­ни­ем прой­ден­но­го; за­быв о том, сколь­ко это сто­и­ло тру­дов, они хо­те­ли вы­иг­рать ре­ванш как бы ма­лой кровью. Обо­их по­стиг­ло жес­то­кое разо­ча­ро­ва­ние».

Пос­ле та­ко­го по­ра­же­ния успе­хи Та­ля ста­ли по­рой че­ре­до­вать­ся с не­уда­ча­ми. Да­ва­ли о се­бе знать и про­бле­мы со здо­ровь­ем (боль­ная поч­ка). Тур­нир пре­тен­ден­тов на ост­ро­ве Кю­ра­сао в 1962 го­ду он не до­играл и вы­был из со­рев­но­ва­ния.

В том же го­ду на Все­мир­ной шах­мат­ной олим­пи­а­де Таль одер­жал од­ну из сво­их наибо­лее за­по­ми­на­ю­щих­ся по­бед.


М. Таль — Г. Хехт. Вар­на, 1962. Но­во­ин­дий­ская за­щи­та

1. d4 Кf6 2. с4 е6 3. Кf3 b6 4. Кс3 Сb4 5. Сg5 Сb7 6. е3 h6 7. Сh4 С:с3+ 8. bс d6 9. Кd2 е5 10. f3 Фе7 11. е4 Кbd7 12. Сd3 Кf8 13. с5 dс 14. dе Ф:е5 15. Фа4+ с6 16. 0–0 Кg6 17. Кс4 Фе6 18. е5 b5 19. еf bа 20. fg Лg8 21. Сf5
(Пос­ле это­го хо­да на­хо­див­ший­ся ря­дом ар­ген­тин­ский грос­с­мей­стер Ми­гель Най­дорф был на­столь­ко вос­хи­щён, что по­це­ло­вал Та­ля!) К:h4 22. С:е6 Са6 23. Кd6+ Кре7 24. Сс4. В ре­зуль­та­те кра­си­вей­шей ком­би­на­ции бе­лые по­лу­чи­ли пе­ре­вес в энд­шпи­ле и вы­иг­ра­ли на 49-м хо­ду.


Таль вновь всту­пил в борь­бу за шах­мат­ную ко­ро­ну в сле­ду­ю­щем пре­тен­дент­ском цик­ле. На меж­зо­наль­ном тур­ни­ре 1964 го­да в Ам­стер­да­ме он раз­де­лил 1–4 ме­с­та со Смыс­ло­вым, Лар­се­ном и Спас­ским и до­бил­ся пра­ва иг­рать в мат­чах пре­тен­ден­тов 1965 го­да.

Таль вы­иг­рал у Л. Пор­ти­ша чет­верть­фи­наль­ный матч, за­тем он одо­лел в по­лу­фи­на­ле Б. Лар­се­на.

В фи­на­ле он встре­тил­ся с Бо­ри­сом Спас­ским. Во­пре­ки мно­гим про­гно­зам и пред­ска­за­ни­ям, мо­ло­дой экс-чем­пи­он ми­ра про­играл этот по­еди­нок.

В сле­ду­ю­щем цик­ле он по­бе­дил в чет­верть­фи­на­ле юго­с­лав­ско­го грос­с­мей­сте­ра Све­то­за­ра Гли­го­ри­ча. «Я не слиш­ком до­во­лен со­бой, — ска­зал Таль в ин­тервью. — Матч по­ка­зал, что Таль по­ста­рел и, ког­да он по­пы­тал­ся иг­рать как мо­ло­дой Таль (в пер­вой пар­тии), по­лу­чил удар бу­ме­ран­гом».

В по­лу­фи­на­ле Таль встре­тил­ся с не­удоб­ным для се­бя со­пер­ни­ком — Вик­то­ром Кор­ч­ным. Экс-чем­пи­он ми­ра про­играл этот матч с ми­ни­маль­ным сче­том.

Таль про­дол­жал успеш­но вы­сту­пать в чем­пи­о­на­тах СССР, не­од­но­крат­но был по­бе­ди­те­лем и при­зёром все­со­юз­ных пер­венств. Он за­во­е­вы­вал зва­ние чем­пи­о­на стра­ны шесть раз.

Ми­ха­ил Таль всег­да очень удач­но иг­рал за сбор­ную стра­ны на ко­манд­ных меж­ду­на­род­ных со­рев­но­ва­ни­ях — чем­пи­о­на­тах ми­ра сре­ди сту­ден­тов, Все­мир­ных олим­пи­а­дах, чем­пи­о­на­тах Ев­ро­пы. Как пра­ви­ло, он за­ни­мал пер­вое мес­то на сво­ей доске.

Таль участ­во­вал в двух мат­чах сбор­ной ко­ман­ды СССР с ко­ман­дой из­бран­ных шах­ма­тис­тов ми­ра. В 1970 го­ду в «Мат­че ве­ка» в Бел­гра­де Таль иг­рал на 9-й доске про­тив Ми­ге­ля Най­дор­фа и за­кон­чил свой матч вничью. В 1984 го­ду он вы­сту­пал на 7-й доске и до­бил­ся по­ло­жи­тель­но­го ре­зуль­та­та.

Таль был ве­ли­ко­леп­ным мас­те­ром иг­ры в блиц и вы­иг­рал нео­фи­ци­аль­ный чем­пи­о­нат ми­ра по мол­ни­е­нос­ной иг­ре в 1988 го­ду.

Он про­сла­вил­ся и сво­и­ми уди­ви­тель­ны­ми бес­про­игрыш­ны­ми се­ри­я­ми игр в офи­ци­аль­ных со­рев­но­ва­ни­ях — 83 пар­тии в 1972 го­ду, 93 пар­тии в 1974 го­ду, 80 пар­тий в 1980 го­ду.

Ко­нец 1970-х го­дов — пе­ри­од но­вых боль­ших успе­хов Ми­ха­и­ла Та­ля. Он раз­де­лил 1–2 ме­с­та с А. Кар­по­вым на «Тур­ни­ре звёзд» в Мон­ре­а­ле (1979) и с блес­ком вы­иг­рал меж­зо­наль­ный тур­нир в Ри­ге с ре­зуль­та­том 14 оч­ков из 17 воз­мож­ных. В этих двух со­рев­но­ва­ни­ях он не по­тер­пел ни од­но­го по­ра­же­ния.

«Мы бал­ло­ти­ру­ем­ся в чем­пи­о­ны», — за­явил тог­да Таль. Увы, в мат­чах пре­тен­ден­тов на ми­ро­вое пер­венст­во он не про­шёл даль­ше чет­верть­фи­на­ла, про­играв Льву По­лу­га­ев­ско­му.

Таль про­дол­жал бо­роть­ся за ми­ро­вое пер­венст­во и в 1980-е го­ды. На тур­ни­ре пре­тен­ден­тов в Мон­пелье в 1985 го­ду он по­де­лил 4–5 ме­с­та с гол­ланд­цем Яном Тим­ма­ном. Хо­тя матч меж­ду ни­ми за­кон­чил­ся вничью, по до­пол­ни­тель­ным по­ка­за­те­лям в по­лу­фи­нал был до­пу­щен Тим­ман.

С го­да­ми стиль иг­ры Та­ля ви­до­из­ме­нил­ся и стал уни­вер­саль­ным. Мно­гие пар­тии он про­во­дил в по­зи­ци­он­ной ма­не­ре, очень тех­нич­но ра­зыг­ры­вал энд­шпиль. Таль — вы­да­ю­щий­ся стра­тег и ге­ни­аль­ный так­тик, его ин­ту­и­ция в слож­ней­ших, за­пу­тан­ных по­ло­же­ни­ях ста­ла ле­ген­дой. Он со­зда­вал на доске ко­лос­саль­ное на­пря­же­ние, по­зи­ции со мно­ги­ми ви­ся­чи­ми фи­гу­ра­ми. Боль­шинст­во шах­ма­тис­тов чувст­во­ва­ли се­бя в та­ких си­ту­а­ци­ях не­ком­форт­но и не вы­дер­жи­ва­ли вы­со­чай­ше­го на­ка­ла борь­бы.

Таль от­лич­но усво­ил пра­ви­ло из об­лас­ти пси­хо­ло­гии — угро­за силь­нее её ис­пол­не­ния. Он со­зда­вал од­ну угро­зу за дру­гой, и со­пер­ни­ки оши­ба­лись, по­рой при­ни­мая мни­мые опас­нос­ти за ре­аль­ные.

Таль был ост­ро­ум­ней­шим жур­на­лис­том, мно­го пи­сал для прес­сы и яв­лял­ся глав­ным ре­дак­то­ром жур­на­ла «Шахс» (Šahs, «Шах­ма­ты» (жур­нал Гос­ком­спор­та Лат­вий­ской ССР и рес­пуб­ли­кан­ской шах­мат­ной фе­де­ра­ции. — При­меч. ред.), 1960–1970). Он — ав­тор ря­да книг, на­пи­сан­ных са­мос­то­я­тель­но или в со­ав­тор­ст­ве, за­слу­жен­ный мас­тер спор­та СССР (с 1960).

«Он был всег­да ис­клю­чи­тель­но дру­жес­ки на­стро­ен к кол­ле­гам, — рас­ска­зы­вал Ян Тим­ман, — я не пом­ню, что­бы он, в от­ли­чие от мно­гих грос­с­мей­сте­ров се­год­няш­не­го дня, ска­зал что-ли­бо мо­гу­щее оби­деть ко­го-ни­будь или за­деть…»

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru