De profundis

Александр Махов

Леонардо

Ро­до­слов­ная Лео­нар­до



Как от­ме­че­но в го­род­ских ан­на­лах, Лео­нар­до ро­дил­ся 15 ап­ре­ля 1452 го­да.

Зна­ме­на­тель­ная да­та, озна­ча­ю­щая пе­ре­ход­ную эпо­ху — от сред­не­ве­ковья с окон­ча­ни­ем Сто­лет­ней вой­ны к Но­во­му вре­ме­ни с от­кры­ти­ем Аме­ри­ки и дру­ги­ми зна­ко­вы­ми со­бы­ти­я­ми.

Го­ро­док Вин­чи, где он ро­дил­ся, за­те­рял­ся сре­ди за­пад­ных от­ро­гов Апен­нин­ских гор на пра­вом бе­ре­гу ре­ки Ар­но меж­ду Фло­рен­ци­ей и Пи­зой, то есть в са­мом серд­це Тос­ка­ны, ко­то­рая яв­ля­лась од­ним из цент­ров по­ли­ти­чес­кой, ху­до­жест­вен­ной, ли­те­ра­тур­ной и на­уч­ной жиз­ни Ита­лии той по­ры. Рож­де­ние Лео­нар­до в столь зна­ме­на­тель­ном мес­те яви­лось для юн­ца сти­му­лом к учё­бе и на­блю­да­тель­нос­ти, что по­бу­ди­ло его встать на путь ис­ка­те­ля и твор­ца, чьи свер­ше­ния и тру­ды сни­ска­ли ему ми­ро­вую из­вест­ность.

Столь же ре­ша­ю­щим мес­том по­яв­ле­ния на свет Тос­ка­на ока­за­лась и для Джот­то, Дан­те и Ми­ке­ланд­же­ло.

Не­ко­то­рые жи­те­ли го­род­ка Вин­чи ког­да-то лю­би­ли по­хва­стать­ся, счи­тая, что на­зва­ние го­род­ка про­ис­хо­дит от гла­го­ла vincere — «по­беж­дать», за­бы­вая о его про­из­вод­ной фор­ме vinto — «по­беж­дён­ный», ко­то­рую да­ли го­род­ку фло­рен­тий­цы, одер­жав­шие по­бе­ду над Лук­кой в 1361 го­ду. Но сто­ит иметь в ви­ду, что на мест­ном диа­лек­те vinci озна­ет «ива», ко­то­рая да­ла тол­чок раз­ви­тию це­лой от­рас­ли пле­те­ния иво­вых кор­зин, в ко­то­рой за­ня­то чуть ли не боль­шинст­во мест­но­го на­се­ле­ния. По­сколь­ку в бли­жай­шей окру­ге паль­мы не про­из­рас­та­ют, то для мно­гих жи­те­лей Вин­чи паль­мо­вое вос­кре­сенье ста­но­вит­ся, как и в Рос­сии, верб­ным.

От­цом Лео­нар­до был Пье­ро да Вин­чи, мо­ло­дой пре­ус­пе­ва­ю­щий но­та­ри­ус, удос­то­ен­ный по­чёт­но­го ти­ту­ла сэра. А вот ры­ца­ри и долж­ност­ные ли­ца ти­ту­ло­ва­лись как мес­се­ры. Свою долж­ность и ти­тул он унас­ле­до­вал от от­ца Ан­то­нио да Вин­чи и де­да, ко­то­рые ве­рой и прав­дой слу­жи­ли фло­рен­тий­ской Синь­о­рии.

Ма­терью Лео­нар­до бы­ла юная Ка­те­ри­на, прос­тая кресть­ян­ская де­вуш­ка, ра­бо­тав­шая по­дён­щи­цей на по­сто­я­лом дво­ре в со­сед­нем го­род­ке Ан­ки­а­но, но от­ку­да она ро­дом и кто её ро­ди­те­ли, об этом ни­че­го не­из­вест­но. Хо­тя по­рой вы­дви­га­ют­ся са­мые не­ве­ро­ят­ные фан­тас­ти­чес­кие пред­по­ло­же­ния о на­ли­чии у Ка­те­ри­ны ан­глий­ских кор­ней от на­ём­ни­ка кон­доть­е­ра Джо­на Хей­ву­да, ко­то­рый объ­явил­ся в XIII во Фло­рен­ции, где по­лу­чил имя Джо­ван­ни Аку­то (рез­кий, ост­рый).

Шест­над­ца­ти­лет­нюю де­вуш­ку при­ме­тил и со­блаз­нил мо­ло­дой на­по­ри­с­тый по­ве­са сэр Пье­ро да Вин­чи. Ему бы­ло 22 или 23 го­да от­ро­ду, ког­да у не­го по­явил­ся вне­брач­ный сын. Мла­ден­ца крес­ти­ли в при­сут­ст­вии от­ца и его близ­ких, дав имя Лео­нар­до, в церк­ви го­род­ка Вин­чи. Пос­ле об­ря­да кре­ще­ния сы­на сэр Пье­ро же­нил­ся на де­вуш­ке сво­е­го кру­га по име­ни Аль­бь­е­ра ди Джо­ван­ни Ама­до­ри; за ней да­ли бо­га­тое при­дан­ное.

А бед­няж­ка Ка­те­ри­на с груд­ным мла­ден­цем бы­ла от­прав­ле­на с глаз до­лой в Ан­ки­а­но, где вско­ре бы­ла на­силь­но вы­да­на за­муж за гру­бо­го муж­ла­на, хо­зя­и­на кир­пич­но­го за­во­ди­ка по име­ни Ак­кат­тоб­ри­ге, ко­то­рый оправ­ды­вал своё имя или про­зви­ще. В пе­ре­во­де с италь­ян­ско­го Accattobrighe озна­ча­ет — за­ди­ра, дра­чун, гор­ло­пан. Он устра­ивал в до­ме по­сто­ян­ные скан­да­лы, дер­жа в стра­хе мо­ло­дую же­ну и при­блуд­но­го маль­чон­ку. Его осо­бен­но до­ни­мал этот па­сы­нок с его не по-дет­ски про­ни­ца­тель­ным осуж­да­ю­щим взгля­дом, ко­то­рый при­жи­мал­ся к пла­чу­щей ма­те­ри, пы­та­ясь её уте­шить. Мож­но да­же пред­по­ло­жить, что ма­лы­шу так хо­те­лось дать пин­ка дра­чу­ну, ког­да тот гру­бо оби­жал мать, но си­лы бы­ли не­рав­ны.

Вско­ре у Лео­нар­до по ма­те­рин­ской ли­нии по­яви­лись шесть сес­тёр и брат; о нём по­ка ни­че­го не­из­вест­но. Но Лео­нар­до не мог всех их упом­нить, так как вско­ре в его жиз­ни про­изо­шли ко­рен­ные из­ме­не­ния к луч­ше­му. С ма­терью он ви­дел­ся край­не ред­ко, по­сколь­ку она по­сто­ян­но бы­ла за­ня­та ма­лы­ми деть­ми, стир­кой и де­ла­ми по до­му — её му­же­нёк был веч­но на­ве­се­ле не охоч к ра­бо­те.
 


- * -


Ра­нее бы­ло ска­за­но, что пос­ле кре­ще­ния вне­брач­но­го сы­на сер Пье­ро же­нил­ся, и пос­ле шум­ной свадьбы, на ко­то­рую бы­ла при­гла­ше­на чуть ли не по­ло­ви­на жи­те­лей го­род­ка Вин­чи, мо­ло­до­жё­ны за­жи­ли счаст­ли­во на ра­дость всех род­ных и близ­ких, ко­то­рые ста­ли тер­пе­ли­во ждать по­яв­ле­ния потом­ст­ва. Но, ко все­об­ще­му со­жа­ле­нию, мо­ло­дая кра­си­вая не­вест­ка ока­за­лась бес­плод­ной. И что­бы уте­шить ста­ри­ков ро­ди­те­лей, жаж­дав­ших по­нян­чить вну­ков, а так­же и опе­ча­лен­ную же­ну, сэр Пье­ро ре­шил за­брать к се­бе сы­на, а его отец сэр Ан­то­нио впи­сал имя вну­ка в ре­естр граж­дан ком­му­ны го­род­ка Вин­чи, и это ста­ло пер­вым упо­ми­на­ни­ем име­ни Лео­нар­до в ис­то­ри­чес­ких хро­ни­ках. В те го­ды к вне­брач­ным де­тям (бас­тар­дам) от­но­ше­ние бы­ло впол­не тер­пи­мым. Час­то они вос­пи­ты­ва­лись на рав­ных пра­вах с за­кон­но­рож­ден­ны­ми деть­ми как в семь­ях прос­то­лю­ди­нов, так и зна­ти (на­при­мер, в кла­не Ме­ди­чи).

Про­изо­шла уди­ви­тель­ная ме­та­мор­фо­за в жиз­ни пя­ти­лет­не­го Лео­нар­до. Ма­лыш сра­зу по­чувст­во­вал лю­бовь и за­бо­ту род­ных и близ­ких. Осо­бен­но со сто­ро­ны лас­ко­вой ма­че­хи, ко­то­рая пе­ре­да­ла ма­лы­шу свою не­раст­ра­чен­ную ма­те­рин­скую лю­бовь. Он лю­бо­вал­ся её кра­со­той, об­во­ро­жи­тель­ной улыб­кой и свет­лы­ми во­ло­са­ми, ту­го впле­тён­ны­ми в длин­ную ко­су по мест­но­му обы­чаю. Пе­ред тем как за­снуть, он по­сто­ян­но ощу­щал теп­ло её рук. Но вско­ре её не ста­ло, и ма­лыш дол­го не мог по­нять слу­чив­ше­е­ся, а взрос­лые мол­ча­ли, слов­но во­ды на­брав­ши в рот.

В от­ли­чие от за­грус­тив­ше­го сы­на, час­то вспо­ми­нав­ше­го лас­ко­вую Аль­бь­е­ру, сэр Пье­ро не­дол­го го­ре­вал по по­во­ду по­стиг­шей его утра­ты и вско­ре вновь же­нил­ся на смаз­ли­вой де­ви­це Фран­чес­ке Лан­фре­ди­ни из бо­га­то­го до­ма, но и она ока­за­лась не­спо­соб­ной к за­ча­тию. По­полз­ли раз­го­во­ры и слу­хи, что при­чи­на в са­мом сэре Пье­ро, на чём на­ста­ивал ки­чив­ший­ся сво­им бо­гат­ст­вом синь­ор Лан­фре­ди­ни, отец вто­рой же­ны.

Не обо­шлось без су­деб­ных про­во­ло­чек, в ко­то­рых от­вет­чик знал толк, и всё же брач­ный кон­тракт cэра Пье­ро да Вин­чи не без по­мо­щи кол­лег юрис­тов был рас­торг­нут. Пос­ле вы­иг­ран­но­го с тру­дом су­да сэр Пье­ро был в пол­ной рас­те­рян­нос­ти. Уже­ли ви­на бы­ла в нём? Тог­да по­че­му прос­тая кресть­ян­ка так лег­ко и прос­то ро­ди­ла ему сы­на, пусть и вне­брач­но­го, а обе арис­то­крат­ки ока­за­лись на­прочь не­спо­соб­ны­ми к ес­тест­вен­но­му пред­на­зна­че­нию жен­ско­го по­ла к де­то­рож­де­нию?

Ма­лы­шу Лео­нар­до бы­ло ис­крен­не жаль от­ца, впав­ше­го в уны­ние, ко­то­ро­го он по-сво­е­му лю­бил и це­нил за добрые со­ве­ты, но не мог пе­ре­но­сить его гру­бос­ти к про­с­тым лю­дям, осо­бен­но к при­слу­ге. За ма­лей­шую про­вин­ность или ко­сой взгляд сэр Пье­ро гнал с бранью прочь не­угод­но­го ему ра­бот­ни­ка. Маль­чон­ка стра­дал от гру­бос­ти и са­мо­управст­ва от­ца.

В прит­че «Ке­др» из лео­нар­дов­ской кни­ги го­во­рит­ся: «В са­ду вы­рос мо­гу­чий ке­др, вы­де­ля­ю­щий­ся вы­со­той сре­ди осталь­ных де­ревь­ев, на ко­то­рые по­гля­ды­вал с на­смеш­кой и пре­зре­ни­ем. Его раз­дра­жа­ло жал­кое со­седст­во са­до­вых де­ревь­ев, за­труд­ня­ю­щее ему раз­ра­стать­ся вверх и вширь.

Спе­си­вый кра­са­вец по­тре­бо­вал вы­ру­бить од­но за дру­гим яб­ло­ни, гру­ши, сли­вы и все про­чие рас­те­ния во­круг. До­воль­ный со­бой, он остал­ся в гор­дом оди­но­чест­ве на об­лы­сев­шей по­ля­не быв­ше­го цве­ту­ще­го са­да. Од­наж­ды раз­ра­зи­лась гро­за и шква­ли­с­тый ве­тер, не встре­тив на пу­ти ни­ка­ко­го пре­пят­ст­вия, по­ва­лил спе­сив­ца, вы­дер­нув из зем­ли с кор­ня­ми».

Сто­ит при­знать, что ис­то­рия с не­удач­ны­ми бра­ка­ми по­до­рва­ла прес­тиж сэра Пье­ро. Ему бы­ло не­лов­ко пе­ред кли­ен­та­ми и знат­ны­ми го­ро­жа­на­ми, опре­де­ля­ю­щи­ми об­щест­вен­ное мне­ние. Что­бы из­бе­жать раз­ных кри­во­тол­ков, он пе­ре­ехал со сво­ей кон­то­рой во Фло­рен­цию, оста­вив сы­на на по­пе­че­ние ста­рых ро­ди­те­лей.
 


- * -


Как-то дед Ан­то­нио, взяв с со­бой вну­ка, по­ехал в го­ро­док Ан­ки­а­но, где у не­го бы­ло ка­кое-то де­ло. Там на ба­зар­ной пло­ща­ди Лео­нар­до вновь уви­дел мать Ка­те­ри­ну, за юб­ку ко­то­рой цеп­ля­лись три дев­чуш­ки, а чет­вёр­тая спа­ла у неё на ру­ках. В его ду­ше что-то ёк­ну­ло, и он чуть не крик­нул — Ма­ма! — но ис­пу­гав­шись сво­е­го го­ло­са, так и не ре­шил­ся по­дой­ти к ма­те­ри. Поз­же ко­рил се­бя за ис­пуг, хо­тя дед вряд ли бы от­пус­тил его от се­бя, опа­са­ясь, как бы внук не по­те­рял­ся в ры­ноч­ной тол­чее.

На об­рат­ном пу­ти они по­па­ли под про­лив­ной до­ждь и вы­мок­ли до нит­ки. Дед сра­зу слёг — не по­мог­ли ни ба­буш­ки­ны при­моч­ки, ни на­тир­ки, ни на­стой­ки.

Вспом­ним лео­нар­дов­скую сказ­ку «Лес­ной жа­во­ро­нок: «В глу­хом ле­су жил ста­рый от­шель­ник. Он лю­бил ти­ши­ну, уеди­не­ние и во­дил друж­бу с лес­ным жа­во­рон­ком. Од­наж­ды к не­му при­шли два ору­же­нос­ца из со­сед­не­го зам­ка и по­про­си­ли ока­зать по­мощь их за­бо­лев­ше­му хо­зя­и­ну, ко­то­ро­му, не­смот­ря на ста­ра­ния зна­ме­ни­тых ле­ка­рей, с каж­дым ча­сом ста­но­ви­лось всё ху­же. Со­про­вож­да­е­мый сво­им дру­гом жа­во­рон­ком ста­рик тут же от­пра­вил­ся в путь за ору­же­нос­ца­ми, и вско­ре его вве­ли в за­мок.

У из­го­ловья боль­но­го со­бра­лись че­ты­ре ле­ка­ря. Они ве­ли меж­ду со­бой не­спеш­ный раз­го­вор, то и де­ло оза­бо­чен­но по­ка­чи­вая го­ло­ва­ми.

— По­мочь уже ни­чем не­льзя, — ти­хо про­из­нёс один из них, по ви­ду са­мый важ­ный. А от­шель­ник, оста­но­вив­шись у по­ро­га, не спус­кал глаз со сво­е­го пер­на­то­го дру­га. Жа­во­ро­нок сде­лал не­сколь­ко кру­гов под по­тол­ком, а за­тем, под­ле­тев к вы­со­ко­му под­окон­ни­ку, усел­ся и стал при­сталь­но смот­реть на боль­но­го.

— Выз­до­ро­ве­ет! — утвер­ди­тель­но ска­зал ста­рик, на­блю­дая за пти­цей.

— Да как сме­ет этот муж­лан и не­веж­да со­вать нос в чу­жие де­ла! — ра­зом вос­клик­ну­ли воз­му­щён­ные ле­ка­ри.

Тем вре­ме­нем уми­ра­ю­щий при­от­крыл гла­за и, уви­дев пе­ред со­бой си­дя­щую на под­окон­ни­ке пти­цу, по­пы­тал­ся улыб­нуть­ся.

— Я чувст­вую се­бя не­мно­го луч­ше.

Про­шло не­сколь­ко дней. Окон­ча­тель­но опра­вив­шись пос­ле тя­жёло­го не­ду­га, знат­ный ры­царь по­жа­ло­вал к от­шель­ни­ку в лес, же­лая от­бла­го­да­рить сво­е­го ис­це­ли­те­ля.

— Не ме­ня бла­го­да­ри, — ска­зал ему ста­рик. — Это пти­ца те­бя ис­це­ли­ла. Жа­во­ро­нок очень чу­ток к лю­бой хво­ри. Если он смот­рит в сто­ро­ну, ока­зав­шись око­ло боль­но­го, то на­деж­ды на выз­до­ров­ле­ние ма­ло. Но если он глаз не спус­ка­ет с боль­но­го, то то­му на­вер­ня­ка удаст­ся по­бо­роть бо­лезнь. Сво­им добрым участ­ли­вым взгля­дом птич­ка при­но­сит ис­це­ле­ние.

И в на­шей жиз­ни добро, как чут­кий жа­во­ро­нок, сто­ро­нит­ся все­го урод­ли­во­го и дур­но­го, пред­по­чи­тая жить бок о бок с чест­ны­ми, бла­го­род­ны­ми по­мыс­ла­ми и по­ступ­ка­ми. Ис­тин­ная лю­бовь ска­зы­ва­ет­ся в не­счастье. Как ого­нёк, она тем яр­че све­тит, чем тем­нее ноч­ная мгла».

Не­смот­ря на уси­лия мест­но­го вра­ча, де­да не ста­ло. Для маль­чи­ка Лео­нар­до это бы­ла не­вос­пол­ни­мая по­те­ря. Сколь­ко пла­нов бы­ло вмес­те за­ду­ма­но, ка­ких толь­ко чу­дес не бы­ло вмес­те об­на­ру­же­но ими в при­ро­де! Бла­го­да­ря де­ду у его сы­на Пье­ро и вну­чон­ка ши­ро­ко рас­кры­лись под­сле­по­ва­тые, как у львят, гла­за на всё хо­ро­шее и дур­ное в жиз­ни, о чём, кста­ти го­во­рит­ся в лео­нар­дов­ской сказ­ке «Лев». Сэр Пье­ро при­ехал из Фло­рен­ции, что­бы прос­тить­ся с лю­би­мым от­цом.

Пос­ле дол­гих раз­ду­мий, да и при­ро­да бра­ла своё, вдо­вец же­нил­ся дваж­ды. От обо­их бра­ков ро­ди­лось 14 де­тей. По­след­ний ре­бёнок по­явил­ся, ког­да сэру Пье­ро бы­ло 73 го­да.

Лео­нар­до с брать­я­ми и сёст­ра­ми по от­цов­ской ли­нии поч­ти не об­щал­ся в си­лу боль­шой воз­раст­ной раз­ни­цы и от­сут­ст­вия об­щих ин­те­ре­сов. Все они об­за­ве­лись семь­я­ми и ве­ли при­ли­чест­ву­ю­щий их по­ло­же­нию свет­ский об­раз жиз­ни, столь чуж­дый их зна­ме­ни­то­му стар­ше­му бра­ту.

В 1504 го­ды сэр Пье­ро да Вин­чи ско­ро­пос­тиж­но умер, не успев оста­вить за­ве­ща­ние. Млад­шие сы­новья от двух по­след­них бра­ков объ­еди­ни­лись, что­бы ли­шить Лео­нар­до при­чи­та­ю­щей­ся ему до­ли на­следст­ва. Зная волчьи за­ко­ны, управ­ля­ю­щие этим ми­ром, Лео­нар­до по­дал на брать­ев в суд и вы­иг­рал де­ло. Со­хра­ни­лось пол­ное иро­нии пись­мо Лео­нар­до к од­но­му из брать­ев, ко­то­ро­го он на­зы­ва­ет «дра­жай­шим бра­том» и счи­та­ет бла­го­ра­зум­ным че­ло­ве­ком, но про­сит иметь вви­ду, что с та­ким бла­го­ра­зу­ми­ем мож­но на­жить опас­но­го вра­га, ко­то­рый бу­дет му­чить до са­мой смер­ти. Боль­ше он с брать­я­ми не встре­чал­ся.

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru