Отдел Юмора

Илья Криштул

Великие женщины знаменитых мужчин

Ве­ли­кие эпо­хи из­ме­ря­ют­ся мас­шта­бом де­я­ний их глав­ных ге­ро­ев. А кем бы­ли ге­рои всех ве­ли­ких эпох? Кто эти лю­ди, чест­но про­шед­шие семь мо­рей и двад­цать семь царств, ге­нии, пе­ре­ло­мив­шие ход ис­то­рии, меч­та­те­ли, во­пло­тив­шие в жизнь свои са­мые гран­ди­оз­ные за­мыс­лы? Кем бы­ли мо­ре­хо­ды, с по­мощью од­ной аст­ро­ля­бии со­вер­шав­шие по­ра­зи­тель­ные гео­гра­фи­чес­кие от­кры­тия? От­вет из­вес­тен — все они бы­ли муж­чи­на­ми. Имен­но муж­чи­ны с гор­достью по­ме­ща­ли свои име­на на гло­бус, да­ря ми­ру но­вые зем­ли, мо­ря и оке­а­ны. Зна­ме­ни­тые пу­те­шест­вен­ни­ки, бес­страш­ные по­ко­ри­те­ли Се­вер­но­го и Юж­но­го по­лю­сов, ве­ли­кие аль­пи­ни­с­ты и спе­лео­ло­ги, мо­реп­ла­ва­те­ли и за­во­е­ва­те­ли, учё­ные и кар­то­гра­фы — все они пред­став­ля­ли муж­скую по­ло­ви­ну на­се­ле­ния пла­не­ты и имен­но пе­ред их ус­та­лы­ми гла­за­ми впер­вые пред­ста­ли вер­ши­на Эве­ре­с­та и Бис­кай­ский за­лив, кра­те­ры Лу­ны и мрак Ма­ри­ан­ской впа­ди­ны, стаи пры­га­ю­щих кен­гу­ру и та­бу­ны бе­га­ю­щих ут­ко­но­сов. Но...

«Ис­то­рию тво­рят жен­щи­ны» — на­пи­сал кто-то ум­ный, мо­жет быть, да­же я. «Ну на­пи­сал и на­пи­сал, кра­си­вая фра­за и ни­че­го бо­лее» — по­ду­мал кто-то не­ум­ный, мо­жет быть, сно­ва я. Как жен­щи­ны мо­гут тво­рить ис­то­рию? Они ро­жа­ют, вос­пи­ты­ва­ют, сти­ра­ют, ча­са­ми что-то ищут в сво­их су­моч­ках и шкаф­чи­ках... У них нет вре­ме­ни не то что тво­рить, прос­то что-ни­будь на­тво­рить у них по­лу­ча­ет­ся ред­ко! Прав­да, мет­ко, но сей­час не об этом. Фра­за про жен­щин, тво­ря­щих ис­то­рию, за­се­ла в го­ло­ве и я ре­шил най­ти хоть ка­кие-то сви­де­тельст­ва о жиз­ни этих ге­ро­и­чес­ких дам, узнать, как сло­жи­лись их судь­бы и от­крыть, на­ко­нец, их име­на че­ло­ве­чест­ву. Ведь если та­кие жен­щи­ны дейст­ви­тель­но су­щест­во­ва­ли, мы прос­то обя­за­ны воз­нес­ти их на ал­тарь веч­ной сла­вы! Я не знал, не до­га­ды­вал­ся, что ждёт ме­ня ка­тор­ж­ный труд в ар­хи­вах раз­ных стран ми­ра, что жен­щин этих мно­гие и мно­гие ты­ся­чи... За каж­дым пу­те­шест­ви­ем, за каж­дым ве­ли­ким от­кры­ти­ем, за каж­дым во­ен­ным по­хо­дом сто­ит жен­ский си­лу­эт, из-за пле­ча каж­до­го пер­воп­ро­ход­ца, ис­сле­до­ва­те­ля, во­и­на и да­же фи­ло­со­фа вы­гля­ды­ва­ет оча­ро­ва­тель­ное жен­ское ли­чи­ко. Свет­лые об­ра­зы этих бес­страш­ных жен­щин, как и ар­хив­ная пыль, уже на­ве­ки оста­нут­ся в мо­их лёг­ких, в мо­ём серд­це и в мо­ей па­мя­ти... Пе­ред ва­ми три ко­рот­кие ис­то­рии. Три судь­бы, три ве­ли­ких мис­сии...

Донья Фе­ли­па Мо­нис де Па­лест­рел­ло, дочь мо­реп­ла­ва­те­ля вре­мён прин­ца Эн­ри­ке, же­на Хрис­то­фора Ко­лум­ба. Они по­же­ни­лись в ты­ся­ча че­ты­ре­с­та се­ми­де­ся­том го­ду и имен­но тог­да у Ко­лум­ба про­сну­лась тя­га к даль­ним и, глав­ное, к дол­гим пла­ва­ни­ям. Он участ­ву­ет во мно­гих мор­ских тор­го­вых экс­пе­ди­ци­ях, до­ма бы­ва­ет ред­ко, а че­рез шесть лет пос­ле свадьбы, оста­вив же­ну в Ге­нуе, во­об­ще уез­жа­ет сна­ча­ла в Пор­ту­га­лию, а за­тем в Ис­па­нию. Там жизнь его на­ла­жи­ва­ет­ся, он на­хо­дит ра­бо­ту в мо­на­с­ты­ре, не свя­зан­ную с пу­те­шест­ви­я­ми, зна­ко­мит­ся с ми­лой и ти­хой жен­щи­ной, ко­то­рая ро­жа­ет ему сы­на, как вдруг...

...как вдруг двад­цать пя­то­го июля ты­ся­ча че­ты­ре­с­та де­вя­нос­то вто­ро­го го­да Хрис­то­фор Ко­лумб по­лу­ча­ет пись­мо. «Гос­по­дин мой! — пи­шет уже за­бы­тая им донья Фе­ли­па: — С тру­дом на­шла твоё ны­неш­нее при­ста­ни­ще. Я со­ску­чи­лось по те­бе, ми­лый друг, и че­рез ме­сяц при­еду со все­ми до­мо­чад­ца­ми, что­бы скра­сить твоё оди­но­чест­во и раз­де­лить твои бе­ды». Тут на­до от­ме­тить, что осо­бых бед до это­го пись­ма у Ко­лум­ба не бы­ло, но он всё по­нял и ров­но че­рез трид­цать дней, за час до при­бы­тия эки­па­жа с донь­ей Фе­ли­пой, вы­вел три сво­их ко­раб­ля из га­ва­ни го­ро­да Па­лос-де-ла-Фрон­те­ра, что бы от­пра­вить­ся на по­ис­ки не­ве­до­мой и, ес­тест­вен­но, да­лёкой Ин­дии. Кста­ти, по не­ко­то­рым при­зна­кам мож­но сде­лать вы­вод, что Ин­дию Ко­лумб всё-та­ки от­крыл имен­но во вре­мя это­го сво­е­го пла­ва­ния. Вот что, на­при­мер, он пи­шет по при­бы­тию сво­е­му по­кро­ви­те­лю ко­ро­лю Фер­ди­нан­ду: «...умо­ляю Вас не го­во­рить же­не мо­ей Фе­ли­пе про от­кры­тую мною не­кую стра­ну, где оби­та­ет мно­жест­во сло­нов и рас­тёт мно­жест­во пря­нос­тей...», а чуть ни­же объ­яс­ня­ет, по­че­му: «...так как тог­да я бу­ду вы­нуж­ден, за­вер­шив свои пу­те­шест­вия, про­вес­ти оста­ток дней сво­их в од­ном до­ме с нею, ни бу­ду­чи ни­ку­да бо­лее от­пу­щен­ным, ведь ре­шит она, что мис­сия моя вы­пол­не­на, а нрав её су­ро­вый вам хо­ро­шо из­вес­тен...» Ви­ди­мо, ко­ро­лю Фер­ди­нан­ду дейст­ви­тель­но был уже из­вес­тен су­ро­вый нрав Фе­ли­пы и он внял моль­бам ве­ли­ко­го мо­реп­ла­ва­те­ля, ни­че­го ей не рас­ска­зав. Вот так, бла­го­да­ря не­прос­то­му ха­рак­те­ру прос­той жен­щи­ны Фе­ли­пы Мо­нис де Па­лест­рел­ло, Хрис­то­фор Ко­лумб про­дол­жил свои пла­ва­ния и ев­ро­пей­цы по­лу­чи­ли мно­жест­во от­кры­тых им пре­крас­ных ост­ро­вов, на ко­то­рых так лю­бят в на­ши дни от­ды­хать по­том­ки Фе­ли­пы и Хрис­то­фора...

Опус­тим­ся сквозь тол­щу ве­ков в ещё бо­лее ста­ро­дав­ние вре­ме­на. Сеп­фо­ра, дочь свя­щен­ни­ка Иофора, не име­ла от­но­ше­ния к гео­гра­фи­чес­ким от­кры­ти­ям, но имен­но с её по­мощью це­лый на­род об­рёл стра­ну и сво­бо­ду...

Муж­чи­на по име­ни Мо­и­сей, сбе­жав­ший из Егип­та, где он со­вер­шил страш­ное пре­ступ­ле­ние, на­шёл при­ют в до­ме Иофора, ко­то­рый слыл че­ло­ве­ком добрым и мяг­ким. Он не толь­ко дал бег­ле­цу кров и ра­бо­ту, но и от­дал за­муж за не­го од­ну из сво­их до­че­рей, кра­са­ви­цу Сеп­фо­ру. Брак был не­рав­ным, так как Иофор был бо­гат, а Мо­и­сей нищ и ост­рая на язык Сеп­фо­ра час­то по­пре­ка­ла этим сво­е­го му­жа. Со вре­ме­нем упрёки ста­но­ви­лись всё ост­рее, всё боль­ше ста­но­ви­лись по­хо­жи на оскор­бле­ния, а од­наж­ды ут­ром Сеп­фо­ра ска­за­ла от­цу, ука­зы­вая на Мо­и­сея: «За­чем он ест хлеб наш? За­чем он спит с до­черью тво­ей? Я не еди­но­вер­на ему, пусть воз­вра­тит он ме­ня или я умер­щ­в­лю его!» Мо­и­сей услы­шал эти ре­чи и под по­кро­вом тем­но­ты тай­но ушёл из до­ма. Он вер­нул­ся в Еги­пет, где со­брал еди­но­вер­цев и вмес­те с ни­ми от­пра­вил­ся в дол­гое со­ро­ка­лет­нее ски­та­ние по пу­с­ты­не. О чём ду­мал Мо­и­сей? Ку­да вёл он на­род свой? Толь­ко на трид­цать де­вя­тый год ски­та­ний, ког­да обес­си­лен­ные лю­ди на­ча­ли роп­тать и ма­ло­ду­шест­во­вать, Мо­и­сей об­ра­тил свой взор на них и ска­зал ус­та­ми бра­та Аа­ро­на: «Ско­ро, очень ско­ро от­кро­ют­ся пред ва­ми вра­та Зем­ли Обе­то­ван­ной и за труд­нос­ти ве­ли­кие ста­не­те вы на­ро­дом Из­бран­ным...». В то же вре­мя есть сви­де­тельст­ва са­мых близ­ких дру­зей Мо­и­сея, что они час­тень­ко слы­ша­ли от не­го за­га­доч­ную фра­зу о " ...Зем­ле Из­ра­и­ле­вой, ко­то­рая там бу­дет, ку­да ни­ког­да не до­ле­тят свар­ли­вые ре­чи же­ны мо­ей и ку­да са­ма она явить­ся не смо­жет из-за пу­ти ве­ли­ко­го и не­про­хо­ди­мо­го«. Так что, из­ра­иль­тя­не, пом­ни­те и не за­бы­вай­те жен­щи­ну по име­ни Сеп­фо­ра, бла­го­да­ря ко­то­рой у вас по­яви­лась «зем­ля, по­доб­ная сос­цам, со­ча­щим­ся мо­ло­ком и мёдом»... Хо­тя, ко­неч­но, луч­ше б эти сос­цы со­чи­лись нефтью...

Те­перь за­гля­нем во вре­ме­на не столь да­лёкие. Де­вят­над­ца­тый век, Рос­сия, гряз­ный го­ро­диш­ко Бо­ров­ск, где двад­ца­то­го ав­гус­та ты­ся­ча во­семь­сот вось­ми­де­ся­то­го го­да в церк­ви Рож­дест­ва Бо­го­ро­ди­цы вен­ча­лись раб бо­жий Кон­стан­тин и ра­ба божья Вар­ва­ра...

Раб бо­жий Кон­стан­тин но­сил поль­скую фа­ми­лию Циол­ков­ский. Ни­ка­ко­го при­да­но­го за не­вес­той он не взял, свадьбы не бы­ло и сра­зу пос­ле вен­ча­ния мо­ло­дые при­еха­ли к от­цу не­ве­с­ты, где и со­би­ра­лись жить. На­ут­ро пос­ле пер­вой брач­ной но­чи Кон­стан­тин Циол­ков­ский впер­вые за­ду­мал­ся о со­зда­нии «ди­ри­жаб­ля, на ко­то­ром мож­но устре­мить­ся да­ле­ко вдаль и от­ре­шить­ся от все­го зем­но­го...». Вто­рая брач­ная ночь толь­ко укре­пи­ла его в этих по­мыс­лах, а пос­ле треть­ей но­чи Циол­ков­ский по­нял, что стро­ить на­до не ди­ри­жабль, а ра­ке­ту. Вот что сам он пи­сал в сво­их днев­ни­ках: «В стра­да­ни­ях от не­удач­ной же­нить­бы и в по­пыт­ках хоть из­ред­ка не ви­деть не­лю­би­мую мной Вар­ва­ру с её по­сто­ян­ным же­ла­ни­ем плот­ских утех я по­стро­ил ман­сар­ду, в ко­то­рой за­пи­ра­юсь и пы­та­юсь ра­бо­тать. А на­до бы стро­ить ре­ак­тив­ный звез­до­лёт, чтоб уж на­вер­ня­ка. Чер­те­жи звез­до­лёта уже го­то­вы, ведь ман­сар­да моя не спа­са­ет от на­шест­вий этой пси­хо­пат­ки, она взла­мы­ва­ет зам­ки лю­бых хит­ро­ум­ных кон­струк­ций и тре­бу­ет от ме­ня бес­стыдств, к ко­им я не пред­рас­по­ло­жен по здо­ровью сво­е­му. Толь­ко на­хо­дясь в меж­га­лак­ти­чес­ком прост­ранст­ве, я смог бы по­свя­тить се­бя выс­шим це­лям...».

Имен­но бла­го­да­ря «этой пси­хо­пат­ке» че­ло­ве­чест­во успеш­но осва­ива­ет кос­мос. Бла­го­да­ря ей при­ду­ма­ны ра­кет­ное топ­ли­во и шас­си, аэро­ди­на­ми­чес­кая тру­ба и су­да на воз­душ­ной по­душ­ке, ведь её по­сто­ян­ное при­сут­ст­вие в до­ме за­став­ля­ло учёно­го ра­бо­тать в ман­сар­де сут­ка­ми на­про­лёт, спус­ка­ясь вниз толь­ко для при­ёма пи­щи. Ко­неч­но, мно­гие чис­то по-че­ло­ве­чес­ки жа­ле­ли Кон­стан­ти­на Циол­ков­ско­го из-за его не­склад­ной се­мей­ной жиз­ни и не­бо­га­тыр­ско­го муж­ско­го здо­ровья, но по­че­му ни­кто не по­жа­лел Вар­ва­ру, по­ло­жив­шую своё жен­ское счастье и свою судь­бу в ос­но­ву кос­мо­нав­ти­ки? Ведь если б не её не­уём­ная и, кста­ти, так и не удов­летво­рён­ная сек­су­аль­ность, не её по­сто­ян­ное же­ла­ние бли­зос­ти с му­жем, Рос­сия по­лу­чи­ла бы ещё од­но­го хо­ро­ше­го школь­но­го учи­те­ля и мно­го­дет­но­го от­ца, а мир не по­лу­чил бы ос­но­во­по­лож­ни­ка ра­ке­тост­ро­е­ния, пи­са­те­ля, фи­ло­со­фа и изо­бре­та­те­ля, ре­шав­ше­го не­бы­ва­лые по слож­нос­ти за­да­чи...

Три ко­рот­кие ис­то­рии, три судь­бы, три ве­ли­ких мис­сии... А сколь­ко та­ких су­деб оста­лось за стро­ка­ми это­го рас­ска­за и об­ре­че­ны веч­но оста­вать­ся в без­вест­нос­ти! Мир же­ла­ет знать толь­ко ге­ро­ев-муж­чин и да­же слы­шать не хо­чет о сво­их до­че­рях, сде­лав­ших для не­го не­со­из­ме­ри­мо боль­ше! Мы ни­че­го не хо­тим знать о Еве Бра­ун, а ведь имен­но пос­ле же­нить­бы на ней Адольф Гит­лер впал в де­прес­сию и со­вер­шил са­мо­убийст­во! Двад­цать че­ты­ре ча­са по­на­до­би­лось Еве, что­бы из­ба­вить че­ло­ве­чест­во от од­но­го из са­мых кро­ва­вых пре­ступ­ни­ков в ис­то­рии! За двад­цать че­ты­ре ча­са за­му­жест­ва она со­вер­ши­ла то, что за мно­го лет не смог­ли сде­лать раз­вед­ки СССР, США и Ве­ли­коб­ри­та­нии! А Эли­за­бет Бат­тс, же­на Джейм­са Ку­ка, ко­то­рая бук­валь­но за­ста­ви­ла му­жа взять ссу­ду на стро­и­тельст­во прос­тор­но­го до­ма в лон­дон­ском Ист-Эн­де и уй­ти в да­лёкое пла­ва­ние, во вре­мя ко­то­ро­го он и был со­жран ди­ка­ря­ми. Ссу­ду от­да­ло Бри­тан­ское Ад­ми­рал­тейст­во, а вы­го­ду из смер­ти бес­страш­но­го ка­пи­та­на по­лу­чи­ли все — Ад­ми­рал­тейст­во по­лу­чи­ло по­чёт, лю­до­еды — сыт­ный ужин, сам ка­пи­тан — ве­ли­кую по­смерт­ную сла­ву... Все, кро­ме не­счаст­ной Эли­за­бет Бат­тс, ко­то­рой при­шлось ко­ро­тать свои дни в оди­но­чест­ве и в ог­ром­ном до­ме, об­ща­ясь толь­ко с деть­ми, лю­бов­ни­ка­ми и при­слу­гой... Че­ло­ве­чест­во очень быст­ро за­бы­ло, бла­го­да­ря ко­му оно узна­ло о су­щест­во­ва­нии Но­вой Зе­лан­дии и Ав­стра­лии, Га­вай­ских ост­ро­вов и Боль­шо­го Барь­ер­но­го ри­фа... А же­на Фёдо­ра Ко­ню­хо­ва, при­гла­сив­шая по­гос­тить в их се­мей­ное гнёз­дыш­ко свою ма­му и этим вы­ну­див­шая му­жа впер­вые в ис­то­рии пе­ре­плыть Ин­дий­ский оке­ан на двух верб­лю­дах! И та­ких ис­то­рий мно­жест­во! Безы­мян­ные жё­ны по­ляр­ни­ков, ко­то­рые сде­ла­ли всё для то­го, что б их мужья не ме­ша­лись под но­га­ми, а си­де­ли на да­лёкой льди­не в ком­па­нии бе­лых мед­ве­дей и на­уч­ных при­бо­ров, оста­вив до­ма зар­плат­ные кар­точ­ки. Не­за­мет­ные жё­ны кос­мо­нав­тов, с гор­достью смот­ря­щие на звёзд­ное не­бо — ведь где-то там про­нза­ют прост­ранст­во их мужья, по­бив­шие уже все ре­кор­ды по про­дол­жи­тель­нос­ти на­хож­де­ния на ор­би­те... «Воз­вра­ще­ние до­мой, на Зем­лю, в семью это стресс, по срав­не­нию с ко­то­рым пе­ре­груз­ки ка­жут­ся дет­ски­ми за­ба­ва­ми...» — ска­зал в ин­тервью один из та­ких кос­ми­чес­ких ре­корд­сме­нов, ко­то­ро­го толь­ко си­лой и в на­руч­ни­ках уда­лось за­су­нуть в спус­ка­е­мый ап­па­рат... А ге­ро­и­чес­кие жё­ны тех муж­чин, ко­то­рые с удо­вольст­ви­ем го­то­вят­ся к по­лёту на Марс, зная, что до­мой они уже ни­ког­да не вер­нуть­ся...

Но я ве­рю в спра­вед­ли­вость, я ве­рю в ра­зум, я ве­рю в то, что ис­ти­на вос­тор­жест­ву­ет, что име­на всех этих жен­щин вый­дут из мра­ка на­ше­го бес­па­мят­ст­ва и зо­ло­том за­си­я­ют на об­нов­лён­ных кар­тах ми­ра! И Аме­ри­ка спра­вед­ли­во бу­дет звать­ся Ху­а­ни­ти­ей, в честь муд­рей­шей Ху­а­ни­ты, пер­вой граж­дан­ской же­ны Аме­ри­го Вес­пуч­чи. А ре­ка Гуд­зон, ко­то­рую от­крыл и ис­сле­до­вал Ген­ри Гуд­зон, бу­дет пе­ре­име­но­ва­на в Яу­зу, в па­мять о ве­ли­чай­шей жен­щи­не Яу­зе Гуд­зон, от вы­пла­ты али­мен­тов ко­то­рой и пы­тал­ся спря­тать­ся Ген­ри в ос­но­ван­ном им го­ро­де Но­вый Ам­стер­дам (бу­ду­щий Нью-Йорк-на-Яу­зе)...

Толь­ко жаль, что уже не вер­нуть сго­рев­ше­го на кост­ре ин­кви­зи­ции Джор­да­но Бру­но... Ведь го­реть на том кост­ре долж­на бы­ла Ма­рия, его ска­ред­ная лю­бов­ни­ца! Джор­да­но ни­ког­да не хо­тел пи­сать свои ере­ти­чес­кие кни­ги, он хо­тел со­чи­нять ми­лые и без­обид­ные дет­ские сказ­ки, но Ма­рия тре­бо­ва­ла и тре­бо­ва­ла де­нег на но­вые на­ря­ды. «За сказ­ки так ма­ло пла­тят, лю­би­мый,» — го­во­ри­ла она Джор­да­но: «Со­чи­ни-ка что-ни­будь о бес­ко­неч­нос­ти все­лен­ной и о ес­тест­вен­ном про­ис­хож­де­нии всех ор­га­низ­мов, ведь я так хо­чу но­вые ту­фель­ки...». И Джор­да­но со­чи­нял, и Ма­рия, как хищ­ни­ца, на­ле­та­ла на обув­ные лав­ки...

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru