Отдел Прозы

Роман Михеенков

Невеста двуглавого дракона

Китайская народная сказка

— Огонь и смерть при­нес­лись из Се­вер­ных зе­мель на крыль­ях дву­гла­во­го дра­ко­на, ког­да Ван-шу — ноч­ной воз­ни­ца — за­жёг в не­бе над Сянь­пу тус­клое око лу­ны. Озёра и ре­ки вы­сох­ли, го­ря­щие до­ма, буд­то фа­ке­лы, по­жи­ра­ли мрак но­чи. Жи­те­ли го­род­ка на­ру­ши­ли во­лю чу­до­ви­ща — не вы­бра­ли для не­го не­вес­ту. А где её бы­ло взять — дра­кон при­ле­тал каж­дую не­де­лю — де­ву­шек по­прос­ту не оста­лось. Пре­вра­тив Сянь­пу в кос­тёр, кру­жил он над пла­ме­нем, вы­би­рая но­вую жерт­ву. Лю­ди в ужа­се бе­жа­ли к ле­су, ис­ка­ли спа­се­ния сре­ди де­ревь­ев. Ма­лень­кая Ай­минь от­ста­ла, не угнать­ся ей бы­ло за осталь­ны­ми. Она со­всем вы­би­лась из сил и упа­ла, за­пу­тав­шись в вы­со­кой тра­ве. Чёр­ная тень за­сло­ни­ла лу­ну и звёз­ды.
— Ты моя не­ве­с­та! — про­ры­чал дра­кон, схва­тил ма­лень­кую Ай­минь ког­тя­ми — саб­ля­ми, пра­вая го­ло­ва его обо­жгла де­воч­ку жар­ким пла­ме­нем, а ле­вая про­гло­ти­ла ме­лень­кое ды­мя­ще­е­ся тель­це...

Сказ­ка о бес­по­щад­ном се­вер­ном дра­ко­не каж­дую ночь ввер­га­ла ма­лень­кую Ай­минь Ли в па­ни­чес­кий ужас. Ба­буш­ка Ксу дру­гих ска­зок не зна­ла, и всё своё дет­ст­во де­воч­ка до ут­ра ме­та­лась в ноч­ных кош­ма­рах. Сто­и­ло ей за­дре­мать на уро­ке в шко­ле — дра­кон рас­прав­лял крылья и мчал­ся за ней по свер­ка­ю­ще­му мол­ни­я­ми мрач­но­му не­бо­сво­ду. Она с кри­ком про­сы­па­лась, и да­ри­ла од­нок­лас­сни­кам но­вый по­вод для из­де­ва­тельств. К счастью, её семья без кон­ца ко­ле­си­ла по Ки­таю, и шко­лы ме­ня­лись не­сколь­ко раз в год.
Отец Ай­минь стро­ил вре­мен­ные до­ма для ле­со­ру­бов, мать го­то­ви­ла для них еду.
Ро­ди­те­ли по­ка­зы­ва­ли доч­ку вра­чам, один раз да­же во­зи­ли в Пе­кин к све­ти­лу ме­ди­ци­ны, но де­воч­ка бо­я­лась мес­ти дра­ко­на и ни­че­го о нём не рас­ска­зы­ва­ла.
Ду­ша ба­буш­ки Ксу на­шла се­бе но­вое те­ло, но кош­ма­ры не пре­кра­ти­лись. За­сы­пая, Ай­минь во всех под­роб­нос­тях вспо­ми­на­ла страш­ную сказ­ку, при­ду­мы­ва­ла но­вые под­роб­нос­ти и бе­жа­ла от дву­гла­во­го дра­ко­на, по­ка ут­ром не про­сы­па­лась от хрус­та собст­вен­ных кос­то­чек в его ог­нен­ной пас­ти. Дра­кон по­сто­ян­но уве­ли­чи­вал­ся в раз­ме­рах, ста­но­вил­ся ужас­нее и изощ­рён­нее в сво­ей жес­то­кос­ти. К её че­тыр­над­ца­ти­ле­тию он пре­вра­тил­ся в аб­со­лют­ное зло. Са­ма смерть не вну­ша­ла де­вуш­ке та­ко­го ужа­са.

— Ай­минь, нас с от­цом от­прав­ля­ют на се­вер, ты едешь с на­ми, — со вздо­хом со­об­щи­ла мать од­наж­ды ут­ром.
— В Хэй­лунд­зян? — Ай­минь по­ёжи­лась, она там уже бы­ва­ла, и вос­по­ми­на­ния о трав­ле в та­мош­ней шко­ле бы­ли са­мы­ми горь­ки­ми.
— Нет, по­даль­ше. Пом­нишь, ба­буш­ка рас­ска­зы­ва­ла те­бе сказ­ку о дву­гла­вом дра­ко­не? Мы едем ра­бо­тать в его зем­ли.
— Ма­ма! Он жес­то­кий и бес­по­щад­ный! Я ни­ку­да не по­еду! — Ай­минь за­кры­ла ли­цо ла­до­ня­ми и раз­ры­да­лась.
— Что ты, де­воч­ка моя, дву­гла­вый дра­кон дав­ным-дав­но сдох. Ви­дишь, мы бу­дем ру­бить лес в его зем­лях. Будь он жи­вым — кто бы о та­ком по­ду­мал.

Ай­минь не по­ве­ри­ла ма­те­ри. Ей ка­за­лось, буд­то судь­ба от­прав­ля­ет её в дра­ко­но­ву пасть. В кош­мар­ных снах лес дра­ко­ну всег­да ме­шал. Ле­со­ру­бы ему толь­ко на поль­зу. Если вы­ру­бить де­ревья — лю­дям бу­дет не­где спря­тать­ся. Но роб­кая на­деж­да по­се­ли­лась в её ду­ше. Если дра­кон и вправ­ду сдох — ко­нец её кош­ма­рам. Ко дню отъ­ез­да эта на­деж­да вы­рос­ла и окреп­ла. Де­вуш­ке не тер­пе­лось взгля­нуть на гни­ю­щий труп, хо­тя и бы­ло страш­но. Вдруг он ожи­вёт, от это­го чу­до­ви­ща все­го мож­но ожи­дать. Всю до­ро­гу до дра­ко­но­вых зе­мель ду­ша её ме­та­лась меж­ду стра­хом и ли­ко­ва­ни­ем.

Стро­и­те­ли раз­би­ли ла­герь на по­ля­не сре­ди строй­ных ве­ко­вых со­сен. Сна­ча­ла жи­ли в па­лат­ках, че­рез не­сколь­ко дней отец и его друзья со­ору­ди­ли не­боль­шие де­ре­вян­ные до­ми­ки. По­том при­еха­ли ле­со­ру­бы. Ай­минь лю­би­ла лес, она чувст­во­ва­ла боль каж­дой па­да­ю­щей сос­ны. Но что бы­ло де­лать — отец и мать ра­бо­ту не вы­би­ра­ли, она пе­ре­шла к ним по на­следст­ву от ро­ди­те­лей.

— Па­па, ког­да ты по­ка­жешь мне мёрт­во­го дра­ко­на, — каж­дый день спра­ши­ва­ла де­вуш­ка.
— Не спе­ши, те­ло дра­ко­на ле­жит за этим ле­сом. Вы­ру­бим его — и уви­дишь, — ус­та­ло отве­чал отец.
— А он точ­но мёрт­вый?
— Мерт­вее не бы­ва­ет.

Ай­минь стро­го за­пре­ща­лось хо­дить в лес од­ной. Опас­ность мог­ла под­жи­дать её за каж­дым де­ре­вом: страш­ные хищ­ни­ки, ядо­ви­тые змеи и на­се­ко­мые. За­блу­дишь­ся в тай­ге — и те­бя уже ни­ког­да не най­дут. Но мо­гут ли су­щест­во­вать стра­хи и за­пре­ты, если за этим ле­сом за­кон­чит­ся кош­мар всей тво­ей жиз­ни? Од­наж­ды де­вуш­ка вос­поль­зо­ва­лась за­ня­тостью ро­ди­те­лей: ма­те­ри ска­за­ла, что идёт к от­цу, от­цу, со­вра­ла, что бу­дет по­мо­гать ма­те­ри, а са­ма от­пра­ви­лась че­рез лес в ло­го­во мёрт­во­го дра­ко­на.
Тай­га пе­ре­ли­ва­лась сказ­ка­ми. Сол­неч­ные лу­чи из­ред­ка про­би­ва­лись сквозь гус­тую хвою. Они сколь­зи­ли по ство­лам, сли­ва­лись в яр­кие лу­жи­цы и тут же рас­сы­па­лись мил­ли­о­на­ми свер­ка­ю­щих брызг. Мгно­вен­но на­сту­пав­ший су­м­рак окру­жал Ай­минь тре­вож­ной та­инст­вен­ностью. Рас­тво­рив­шись в ле­су, де­вуш­ка чувст­во­ва­ла се­бя ге­ро­и­ней сказ­ки. За каж­дым де­ре­вом она го­то­ва бы­ла встре­тить трёх­гла­зо­го де­мо­на, добро­го вол­шеб­ни­ка или ра­не­но­го во­и­на.

Юно­ша ед­ва сто­нал. Его лоб был бу­рым от за­пёк­шей­ся кро­ви. Ай­минь за­мер­ла. Она не ис­пу­га­лась, прос­то не пред­став­ля­ла, чем мо­жет по­мочь. Па­рень, су­дя по внеш­нос­ти, точ­но был с се­ве­ра, из стра­ны дву­гла­во­го дра­ко­на. Он не враг, но и не друг. Ра­не­ный при­от­крыл гла­за, по­смот­рел на неё тус­клым взо­ром и по­те­рял со­зна­ние. Ай­минь ото­рва­ла от по­до­ла юб­ки по­лос­ку тка­ни, смо­чи­ла её во­дой и по­ло­жи­ла юно­ше на лоб. Про­ве­ри­ла пульс — серд­це би­лось. Бе­жать за по­мощью или остать­ся с ним? Он сно­ва за­сто­нал, от­крыл гла­за и по­смот­рел на фля­гу с во­дой. Ай­минь ак­ку­рат­но под­нес­ла фля­гу к его гу­бам. Пер­вые глот­ки да­лись ра­не­но­му с тру­дом, он за­хлёбы­вал­ся и каш­лял. Но это быст­ро про­шло. Он что-то про­шеп­тал на не­зна­ко­мом язы­ке.

— Что с то­бой слу­чи­лось? — спро­си­ла Ай­минь на кан­тон­ском диа­лек­те.
Юно­ша за­ду­мал­ся, буд­то пы­тал­ся что-то вспом­нить, по­том от­ве­тил.
— Лю­ди дву­гла­во­го дра­ко­на ед­ва ме­ня не пой­ма­ли, — от­ве­тил он на кан­тон­ском, де­вуш­ка всё по­ня­ла, толь­ко его ак­цент был не­сколь­ко стран­ным.
— Дра­кон жив!? — от ужа­са Ай­минь под­прыг­ну­ла и рас­плес­ка­ла во­ду.
— Слож­но от­ве­тить на твой во­прос. Во­об­ще-то он сдох, но... — юно­ша упер­ся ру­кой в зем­лю, со сто­ном сел и при­ва­лил­ся к де­ре­ву.
— Дра­кон ли­бо жив, ли­бо мёртв, ина­че не бы­ва­ет, — воз­ра­зи­ла де­вуш­ка.
— Если бы всё бы­ло так прос­то. Да, он мёртв, да, его те­ло дав­но сгни­ло...
— Мне это­го до­ста­точ­но! — об­ра­до­ва­лась Ай­минь.
— А мне нет...
— Что мо­жет быть страш­но­го в мёрт­вом сгнив­шем дра­ко­не?
— Это дол­го и слож­но объ­яс­нять, — за­дум­чи­во от­ве­тил он.
— Ты по­ка­жешь мне его труп? Для ме­ня это очень важ­но, — по­про­си­ла де­вуш­ка.
— Если ты по­мо­жешь мне его сжечь.

Ро­ди­те­ли И Ва­на ве­ли тор­гов­лю с ки­тай­ца­ми, он всё вре­мя ез­дил с ни­ми и вы­учил кан­тон­ский диа­лект. Не иде­аль­но, но Ай­минь его впол­не по­ни­ма­ла. Тща­тель­но под­би­рая сло­ва, он объ­яс­нил де­вуш­ке си­ту­а­цию, сло­жив­шу­ю­ся в стра­не дву­гла­во­го дра­ко­на. Ис­то­рия ока­за­лась увле­ка­тель­ной, но не очень прав­до­по­доб­ной.
Од­наж­ды дра­кон дейст­ви­тель­но умер. Его ни­кто не про­нзал ме­чом и не от­ру­бал го­ло­вы. Мож­но ска­зать, дра­кон и не жил: веч­но гни­ю­щее те­ло ни­ког­да не взле­та­ло, ог­ня из пас­ти ни ра­зу не бы­ло. Са­ма его жизнь под­тверж­да­лась толь­ко по­губ­лен­ны­ми че­ло­ве­чес­ки­ми жиз­ня­ми. Смерть дра­ко­но­ву про­воз­гла­си­ли, ког­да со­всем ус­та­ли от страш­ной и бес­смыс­лен­ной сказ­ки. Его те­ло во­зи­ли по стра­не, раз­ре­ша­ли пи­нать но­га­ми и за­бра­сы­вать вся­кой га­достью. Но осво­бож­дён­ным от ига граж­да­нам это­го не по­на­до­би­лось, они вздох­ну­ли сво­бод­но, за­ня­лись сво­и­ми де­ла­ми, ра­до­ва­лись жиз­ни. Поз­же от­ку­да-то взя­лись лю­ди, вспом­нив­шие, что дра­кон при­но­сил не толь­ко зло. Ока­за­лось, он по­жи­рал не толь­ко сво­их под­дан­ных, но и дру­гих дра­ко­нов с их под­дан­ны­ми. Чем это мог­ло уте­шить по­те­ряв­ших в дра­ко­но­вой пас­ти сво­их близ­ких — по­нять бы­ло слож­но, но на труп дра­ко­на вдруг ста­ли при­вя­зы­вать празд­нич­ные лен­точ­ки. По­том во­круг не­го устро­и­ли шест­вие — за­кли­на­ли не быть мёрт­вым. Поз­же по­яви­лось ве­ра: мёрт­вый дра­кон — вре­мен­ное яв­ле­ние, об­щи­ми уси­ли­я­ми мы вдох­нём в не­го жизнь. До­воль­но быст­ро весь этот аб­сурд слил­ся в но­вый культ дра­ко­на. Еже­днев­ные празд­нич­ные шест­вия. Де­тей в шко­лах те­перь учат толь­ко дра­ко­но­ве­де­нию. Каж­дый час под­дан­ные па­да­ют на ко­ле­ни и мо­лят­ся за здра­вие дра­ко­на.

— За здра­вие!? — не­до­вер­чи­во пе­ре­спро­си­ла Ай­минь.
— Имен­но так, — под­твер­дил И Ван.
— Он же на­вер­ня­ка ужас­но пах­нет!
— Не прос­то пах­нет. Мне это зло­вонье да­же срав­нить не с чем. За­пах гни­е­ния по­сто­ян­но пы­та­ют­ся сбить бла­го­во­ни­я­ми — их про­из­во­дят все фаб­ри­ки стра­ны. Что-то дру­гое вы­пус­кать пе­ре­ста­ли. Но смесь труп­но­го за­па­ха и от­ду­шек со­зда­ёт та­кую вонь, что ды­шать не­воз­мож­но. Офи­ци­аль­но это на­зы­ва­ет­ся «свя­той дух». Кто не со­гла­сен или со­мне­ва­ет­ся — хва­та­ют и са­жа­ют в тюрь­му.
— Ка­кой ужас. А по­че­му ты хо­чешь его сжечь? — спро­си­ла Ай­минь.
— Ви­дишь ли, по­ка су­щест­ву­ет куч­ка гни­ли, ко­то­рой мож­но мо­лить­ся, ни­че­го не из­ме­нит­ся. На ро­ди­не я воз­глав­ляю осво­бо­ди­тель­ное дви­же­ние. Нас ма­ло, но мы сра­жа­ем­ся. Боль­шинст­во мо­их зем­ля­ков го­то­во по­ве­рить в лю­бой бред. Мы прос­то хо­тим осво­бо­дить их от под­ло­го и смер­то­нос­но­го куль­та.

Ай­минь шла сквозь тай­гу ря­дом с И Ва­ном, вни­ма­тель­но слу­ша­ла рас­ска­зы о дра­ко­не и, ста­ра­ясь де­лать это не­за­мет­но, раз­гля­ды­ва­ла юно­шу. Он ка­зал­ся ей сим­па­тич­ным и му­жест­вен­ным. Его рас­ска­зы на­по­ми­на­ли глу­пую сказ­ку, но чем это ху­же жес­то­кой сказ­ки, рас­ска­зан­ной ба­буш­кой Ксу? По уси­ли­вав­ше­му­ся отвра­ти­тель­но­му за­па­ху Ай­минь по­ня­ла — они при­бли­жа­ют­ся к ло­го­ву дра­ко­на.

— Ты уве­рен, что у нас по­лу­чит­ся сжечь мёрт­во­го дра­ко­на? — спро­си­ла де­вуш­ка, ког­да они вы­шли на про­се­ку, ве­ду­щую к го­ро­ду.
— Се­год­ня на глав­ной пло­ща­ди боль­шой празд­ник: дра­ко­на во­зят по го­ро­ду на спе­ци­аль­ной плат­фор­ме, под­жи­га­ют тай­гу, буд­то это сде­лал он, а по­том бу­дут вы­би­рать ему не­вес­ту.
— А за­чем лес жгут? — ужас­ну­лась Ай­минь.
— Не пе­ре­жи­вай. Лес дав­но вы­ру­би­ли. Жгут остат­ки, что­бы все ду­ма­ли, буд­то это сде­лал дра­кон, — объ­яс­нил И Ван.
— И к че­му мёрт­во­му дра­ко­ну не­ве­с­та? У нас та­кое толь­ко в страш­ных сказ­ках бы­ва­ет! А по­том у де­тей ноч­ные кош­ма­ры на всю жизнь.

Роль не­ве­с­ты дра­ко­на, пред­ло­жен­ная И Ва­ном, ис­пу­га­ла Ай­минь. Она всей ду­шой хо­те­ла по­мочь отваж­но­му юно­ше, но не та­кой це­ной. Уго­во­ры, что это всё иг­ра, и на са­мом де­ле у мёрт­во­го дра­ко­на и у дра­ко­на во­об­ще не мо­жет быть не­ве­с­ты, если она не дра­ко­ни­ха, Ай­минь не убеж­да­ли. Кто же по­том возь­мёт её за­муж, если она участ­во­ва­ла в та­ком стран­ном ри­туа­ле.

— Я возь­му, — улыб­нул­ся И Ван и по­смот­рел ей в гла­за. — Ты кра­си­вая, ты мне очень нра­вишь­ся, и ты спас­ла ме­ня.
— Прав­да?.. — от не­ожи­дан­нос­ти Ай­минь ед­ва не упа­ла в об­мо­рок.
— Ко­неч­но!

Ай­минь за­кры­ла гла­за. Пе­ред её внут­рен­ним взо­ром пред­ста­ла зо­ло­тая ва­за пол­ная сли­во­вых вет­вей с рас­пус­ка­ю­щи­ми­ся цве­та­ми. Цве­тов ста­но­ви­лось всё боль­ше, боль­ше, по­ка они не за­пол­ни­ли со­бой прост­ранст­во до го­ри­зон­та.

— Что я долж­на де­лать? — ре­ши­тель­но спро­си­ла Ай­минь.

Всё ока­за­лось прос­то: друзья И Ва­на тай­ком на­чи­ни­ли дра­ко­на го­рю­чи­ми по­рош­ка­ми. В мо­мент, ког­да слу­ги под­ве­дут Ай­минь к его тру­пу, до­ста­точ­но бу­дет за­жечь спич­ку, бро­сить в не­го и бе­жать со всех ног.

На пло­ща­ди бы­ло не про­толк­нуть­ся. Дра­кон, от ма­ку­шек до хвос­та об­вя­зан­ный бан­ти­ка­ми, ле­жал по­сре­ди пло­ща­ди на ме­ха­ни­чес­кой плат­фор­ме. Скры­тые от зри­те­лей ры­ча­ги то и де­ло при­под­ни­ма­ли его го­ло­вы, ла­пы и хвост, со­зда­вая ил­лю­зию жиз­ни. Сла­ва бо­гу, со­мне­ний быть не мог­ло — он дейст­ви­тель­но сдох.
Всей стра­не бы­ло ин­те­рес­но, кто ста­нет не­вес­той дра­ко­на. Са­мые кра­си­вые де­вуш­ки го­су­дар­ст­ва вы­стро­и­лись в оче­редь, ожи­дая сво­е­го вы­хо­да. Ока­зав­шись на пло­щад­ке меж дра­конь­их го­лов, од­ни пе­ли, дру­гие тан­це­ва­ли, третьи чи­та­ли сти­хи, не­ко­то­рые да­же сры­ва­ли с се­бя одеж­ду. Ай­минь по­ра­зи­лась, на­сколь­ко та­лант­ли­вы де­вуш­ки се­вер­ной стра­ны, и как глу­по они раст­ра­чи­ва­ют свои да­ро­ва­ния.
На­ко­нец оче­редь до­шла до неё.

— На­ша вос­точ­ная со­сед­ка: пре­крас­ная Ай­минь! — тор­жест­вен­но объ­явил вер­хов­ный жрец.

Ай­минь, ста­ра­ясь не ды­шать, что­бы не за­дох­нуть­ся от во­ни, по­до­шла к пра­вой го­ло­ве. Сде­ла­ла не­сколь­ко тан­це­валь­ных дви­же­ний, усып­ляя бди­тель­ность охра­ны. Зри­те­ли на пло­ща­ди под­бодря­ли её кри­ка­ми. Рез­ким дви­же­ни­ем де­вуш­ка вы­хва­ти­ла ко­ро­бок, за­жгла спич­ку и бро­си­ла её меж за­кры­тых глаз пра­вой го­ло­вы.
Дра­кон вспых­нул. Пла­мя стре­ми­тель­но дви­ну­лось вдоль ту­ши, за­го­ра­ясь но­вы­ми и но­вы­ми язы­ка­ми. Крас­ные, бе­лые и си­ние бан­ти­ки вспы­хи­ва­ли и пре­вра­ща­лись в чёр­ные цве­ты. Огонь в до­ли се­кун­ды до­бе­жал до кон­чи­ка хвос­та, и ма­куш­ки ле­вой го­ло­вы.
Зло­ве­щая ти­ши­на по­вис­ла над пло­ща­дью. Ай­минь по­ка­за­лось, что мёрт­вый дра­кон сей­час взле­тит и бро­сит­ся на неё. Но сдви­нуть­ся с ме­с­та ей не по­зво­ля­ла не­ве­до­мая си­ла. Это про­дол­жа­лось мгно­ве­ние и веч­ность.

— Бе­ги сю­да! — крик И Ва­на, раз­дав­ший­ся от­ку­да-то из дру­го­го ми­ра, вы­вел де­вуш­ку из оце­пе­не­ния.

Она по­бе­жа­ла на его го­лос, И Ван схва­тил её за ру­ку, увлёк в пе­ре­улок. Даль­ше де­вуш­ка ни­че­го не за­пом­ни­ла. Но­ги от­ка­за­лись по­ви­но­вать­ся, Ай­минь упа­ла и ли­ши­лась чувств.

— Я на те­бе точ­но же­нюсь, — ска­зал И Ван, ког­да она от­кры­ла гла­за. — Ты не толь­ко кра­си­вая, но и отваж­ная!

Солн­це ка­ти­лось к за­ка­ту, мрач­ные те­ни ста­но­ви­лись длин­нее. По­доб­но при­зра­кам, они под­би­ра­лись к по­лян­ке, вы­бран­ной И Ва­ном для при­ва­ла. Ве­тер быст­рым со­ко­лом вры­вал­ся в кро­ны де­ревь­ев, пре­вра­щая тай­гу в бу­шу­ю­щее мо­ре. И Ван дер­жал её за ру­ку. В его улыб­ке бы­ло столь­ко неж­нос­ти.
Ай­минь вспом­ни­ла о ро­ди­те­лях. Уже ве­чер, они мог­ли об­на­ру­жить её ис­чез­но­ве­ние. Рас­ста­вать­ся и И Ва­ном не хо­те­лось. Вдруг они боль­ше не уви­дят­ся. Да, он дал ей обе­ща­ние, но сдер­жит ли он его? Ай­минь умо­ля­ла Си-хэ за­мед­лить бег солн­ца по не­бо­сво­ду

— Ты при­дёшь зав­тра по­го­во­рить с мо­им от­цом? — с вол­не­ни­ем спро­си­ла Ай­минь.
— Зав­тра не смо­гу. Дай мне не­сколь­ко дней. Здесь сей­час бу­дет не­спо­кой­но. Гря­дут пе­ре­ме­ны. Важ­но не до­пус­тить воз­вра­та дра­конь­е­го куль­та.
— Это же не­воз­мож­но! Дра­ко­на боль­ше нет. Со­всем нет. Да­же мёрт­во­го, — воз­ра­зи­ла де­вуш­ка.
— Ты пло­хо зна­ешь наш на­род, — И Ван опус­тил гла­за.
— Пусть уви­дят очи твои три­ум­фаль­ные зна­мё­на. Пусть услы­шат уши мои бла­гую весть. Так у нас го­во­рят...
— Твои уши точ­но услы­шат, — И Ван неж­но про­вёл ла­донью по её ще­ке.
— А те­перь про­во­ди ме­ня до­мой, ро­ди­те­ли, на­вер­ное, очень вол­ну­ют­ся, — сму­ти­лась де­вуш­ка.

В ту ночь Ай­минь ви­де­ла со­всем дру­гие сны. Стра­хи и по­го­ни ис­чез­ли. До са­мо­го ут­ра в зо­ло­той ва­зе рас­пус­ка­лись цве­ты сли­вы. Вет­ки при­хот­ли­во спле­та­лись па­ра­ми. Под неж­ные зву­ки сви­ре­ли в цве­тах рез­ви­лись ба­боч­ки. Уточ­ки-ман­да­рин­ки сле­та­лись ше­я­ми сре­ди ло­то­сов на гла­ди пру­да. За вет­вя­ми пла­ку­чей ивы, скло­нив­шей­ся над пру­дом, Ай­минь уви­де­ла два си­лу­э­та. Муж­чи­на и жен­щи­на пре­да­ва­лись люб­ви. При­смот­рев­шись, она узна­ла се­бя, с ней был И Ван.

Ай­минь на­ча­ла петь, ед­ва от­кры­ла гла­за. Она ра­до­ва­лась ут­ру, солн­цу, пре­крас­но­му ми­ру во­круг. Вспом­нив сон, Ай­минь сму­ти­лась, но лишь на мгно­ве­ние. Пе­ре­пол­няв­шая де­вуш­ку ра­дость не остав­ля­ла ме­с­та для дру­гих чувств. Мать за­ме­ти­ла пе­ре­ме­ны в по­ве­де­нии до­че­ри. Она це­лый день при­смат­ри­ва­лась к стро­и­те­лям и ле­со­ру­бам, но ни один из них не ка­зал­ся ей при­чи­ной этих пе­ре­мен.
На сле­ду­ю­щий день Ай­минь ста­ло не­множ­ко груст­но. Она за­кры­ва­ла гла­за, гла­ди­ла се­бя ла­донью по ще­ке — пред­став­ляя, буд­то это при­кос­но­ве­ние И Ва­на. К ве­че­ру у неё окон­ча­тель­но ис­пор­ти­лось на­стро­е­ние.
Тре­тий день на­чал­ся с тре­вож­но­го про­буж­де­ния. Ай­минь при­сни­лось, что И Ва­на схва­ти­ли лю­ди дра­ко­на. Они дол­го пы­та­ли его, а по­том за­жи­во со­жгли на пло­ща­ди. Весь день она пе­ре­дви­га­лась буд­то во сне. И да­же празд­ник Ду­аньу был ей не в ра­дость.
Бри­га­да ле­со­ру­бов со­бра­лась на празд­нич­ный обед, ког­да в по­сёлок во­рва­лись во­ору­жен­ные лю­ди в во­ен­ной фор­ме. Они по­ло­жи­ли ле­со­ру­бов ли­цом в зем­лю и за­мер­ли, на­пра­вив на них ав­то­ма­ты. Не тро­ну­ли толь­ко Ай­минь и её мать. Че­рез не­сколь­ко ми­нут на по­ля­не при­зем­лил­ся вер­то­лёт. Его вин­ты под­ня­ли та­кой ве­тер, что все уго­ще­ния раз­ме­та­ло по тай­ге. Ког­да ло­пас­ти вер­то­лёта за­мер­ли, от­кры­лась дверь, и по тра­пу спус­тил­ся...
— И Ван! — вскрик­ну­ла Ай­минь, в её го­ло­се бы­ли ра­дость и тре­во­га.
— Ай­минь! — И Ван бро­сил­ся к де­вуш­ке, по­пы­тал­ся об­нять, но она от­стра­ни­лась.
— Что с то­бой про­изо­шло?
— Я при­ехал по­го­во­рить с тво­им от­цом о на­шей свадьбе. — Где он?
— Вон там, — ука­за­ла Ай­минь на од­но­го из ле­жа­щих.
— Прос­ти­те мо­их лю­дей, они иди­о­ты, — И Ван по­до­шёл к от­цу, под­нял его, по­мог отрях­нуть­ся от пы­ли.
— Что с то­бой слу­чи­лось? — на­ста­ива­ла Ай­минь.

И Ван от­дал сво­им лю­дям при­каз на­крыть празд­нич­ные сто­лы. Ро­ди­те­ли Ай­минь при­гла­си­ли его в дом. Де­вуш­ка ни­как не мог­ла сми­рить­ся с пе­ре­ме­на­ми, про­изо­шед­ши­ми с И Ва­ном. Он чувст­во­вал воз­ник­шую меж­ду ни­ми пре­гра­ду. По­вис­ла не­лов­кая па­у­за. Ни­кто не ре­шал­ся за­го­во­рить пер­вым.

— У нас се­год­ня празд­ник, хо­ти­те ри­со­вой вод­ки? — пред­ло­жил отец Ай­ми­инь.
— С удо­вольст­ви­ем! — об­ра­до­вал­ся И Ван на­ча­лу раз­го­во­ра.
— Ты мне так и не от­ве­тил, — на­пом­ни­ла Ай­минь.
— Не знаю с че­го на­чать...
— С на­ше­го рас­ста­ва­ния, — пред­ло­жи­ла де­вуш­ка.
— Хо­ро­шая идея. Очень... Я про­во­дил те­бя до по­сёл­ка и вер­нул­ся на пло­щадь. По­пал на по­ле боя: од­ни пы­та­лись раз­ме­тать пе­пел дра­ко­на, дру­гие го­то­вы бы­ли от­дать жиз­ни, что­бы его со­хра­нить. По­гиб­ло очень мно­го на­ро­ду. Я по­нял, что без дра­конь­е­го куль­та на­род мо­ей стра­ны прос­то не смо­жет жить, так ярост­но лю­ди унич­то­жа­ли друг дру­га, — И Ван за­дум­чи­во за­мол­чал.
— И что?
— Ког­да сра­жа­ю­щи­е­ся вы­би­лись из сил, я вы­шел на центр пло­ща­ди и объ­явил, что дра­кон го­во­рил со мной, из­брал ме­ня вер­хов­ным жре­цом и ве­лел хра­нить его пе­пел, что­бы од­наж­ды вер­нуть его жиз­ни, — улыб­нул­ся И Ван.
— По­лу­ча­ет­ся... — Ай­минь умолк­ла, не зная, что ска­зать.
— По­лу­ча­ет­ся, что ни­че­го не из­ме­ни­лось. Прос­то не мог­ло из­ме­нить­ся. Толь­ко я те­перь вер­хов­ный жрец, гла­ва го­су­дар­ст­ва. По су­ти, дра­кон те­перь я. А ты моя не­ве­с­та, — И Ван по­вер­нул­ся к от­цу Ай­минь. — Гос­по­дин Ли, дра­кон про­сит ру­ки ва­шей до­че­ри.

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru