Шахматный клуб

Андрей Иванов

Вильгельм Стейниц

Галерея чемпионов мира

Боль­шой меж­ду­на­род­ный тур­нир в Ве­не в 1873 го­ду за­кон­чил­ся по­бе­дой двух за­ме­ча­тель­ных шах­ма­тис­тов эпо­хи. Стей­ниц и Блэк­берн по­де­ли­ли 1–2 ме­с­та.

Про­шло три го­да, и эти же со­пер­ни­ки со­шлись в мат­че­вом по­един­ке. Стей­ниц до­бил­ся оше­лом­ля­ю­щей по­бе­ды со сче­том 7 : 0 (вы­иг­рал все пар­тии!). В вен­ском тур­ни­ре два шах­ма­тис­та вста­ли вро­вень, и что мог­ло из­ме­нить­ся за три го­да? Оба бы­ли в рас­цве­те сил и та­лан­та и мно­ги­ми вос­при­ни­ма­лись как при­мер­но рав­ные по клас­су. Ка­кое чу­до по­зво­ли­ло Стей­ни­цу до­бить­ся столь со­кру­ши­тель­ной по­бе­ды? Мо­жет быть, он на­шел но­вый спо­соб иг­ры в шах­ма­ты?

Имен­но так, и его идеи до­ка­за­ли свое пол­ное пре­вос­ходст­во! Ан­гли­ча­нин Джо­зеф Ген­ри Блэк­берн был вы­да­ю­щим­ся мас­те­ром ком­би­на­ци­он­ной и ата­ку­ю­щей иг­ры, Стей­ниц бро­сил вы­зов этой шко­ле и со­здал свою.

Он по­нял, что мно­гие ком­би­на­ции уда­ва­лись толь­ко из-за не­со­вер­шенст­ва за­щи­ты. В бе­се­де с не­мец­ким шах­мат­ным ис­то­ри­ком Л. Бах­ма­ном Стей­ниц ска­зал: «На тур­ни­рах в Па­ри­же, 1867 г., и в Ба­ден-Ба­де­не, 1870 г., я рас­счи­ты­вал взять пер­вый приз. Не по­лу­чив его, я дол­жен был при­за­ду­мать­ся и при­шел к за­клю­че­нию, что ком­би­на­ци­он­ная иг­ра, хо­тя и да­ет иног­да кра­си­вые ре­зуль­та­ты, не в со­сто­я­нии обес­пе­чить проч­но­го успе­ха. При бли­жай­шем рас­смот­ре­нии та­ко­го ро­да пар­тий я об­на­ру­жил в них ряд де­фек­тов. Мно­гие со­блаз­ни­тель­ные и удав­ши­е­ся жерт­вы ока­за­лись не­пра­виль­ны­ми. Я при­шел к убеж­де­нию, что на­деж­ная за­щи­та тре­бу­ет го­раз­до мень­шей за­тра­ты сил, чем ата­ка. Во­об­ще ата­ка име­ет шан­сы на успех толь­ко тог­да, ког­да по­зи­ция про­тив­ни­ка уже ослаб­ле­на. С тех пор мысль моя бы­ла на­прав­ле­на на то, что­бы най­ти прос­той и вер­ный ме­тод ослаб­ле­ния не­при­я­тель­ской по­зи­ции».

Бес­смыс­лен­но ис­кать ком­би­на­ции в лю­бом по­ло­же­нии, но сле­ду­ет про­во­дить в жизнь стра­те­гию, ос­но­ван­ную на вер­ной оцен­ке по­зи­ции. Ком­би­на­ция долж­на ор­га­ни­чес­ки вы­те­кать из на­коп­лен­ных по­зи­ци­он­ных плю­сов. Она долж­на «со­зреть», а не вы­се­кать­ся как ис­кра.

Стей­ниц уста­но­вил, что ре­аль­ная си­ла и цен­ность фи­гур за­ви­сят от пе­шеч­ной струк­ту­ры по­зи­ции, силь­ных и сла­бых по­лей. По­ло­же­ние на доске сле­ду­ет оце­ни­вать с уче­том этих фак­то­ров и на ос­но­ве сде­лан­ной оцен­ки вы­стра­ивать план иг­ры. Он со­зда­вал по­ло­же­ния, в ко­то­рых ком­би­на­ци­он­ные та­лан­ты его со­пер­ни­ков на­хо­ди­ли ма­лое при­ме­не­ние.

Пер­во­на­чаль­ная по­зи­ция шах­мат­ных фи­гур — по­ло­же­ние рав­но­ве­сия. Стей­ниц по­стро­ил те­о­рию рав­но­ве­сия. При пра­виль­ной иг­ре од­но по­ло­же­ние рав­но­ве­сия долж­но сме­нять­ся дру­гим. Од­на­ко ошиб­ки в шах­ма­тах не­из­беж­ны, парт­не­ры обя­за­тель­но их де­ла­ют, и в ре­зуль­та­те кто-то из них за­хва­ты­ва­ет ини­ци­а­ти­ву. Рав­но­ве­сие на­ру­ше­но. Вла­де­ю­щий ини­ци­а­ти­вой дол­жен ее раз­ви­вать, ина­че она пе­рей­дет к со­пер­ни­ку. Не­льзя ата­ко­вать, ког­да пре­иму­щест­во у со­пер­ни­ка. Нуж­но за­щи­щать­ся и за­ни­мать­ся про­фи­лак­ти­кой.

В обо­ро­не ва­жен прин­цип эко­но­мии сил. За­щи­ща­ясь, нуж­но де­лать толь­ко вы­нуж­ден­ные уступ­ки. Не сле­ду­ет ухуд­шать по­зи­цию дви­же­ни­ем пе­шек, что со­зда­ет но­вые сла­бос­ти. Если в по­зи­ции нет яв­ных сла­бос­тей, за­щи­щать­ся лег­че, чем ата­ко­вать. Го­во­ря в це­лом, ха­рак­тер по­зи­ции опре­де­ля­ет план дейст­вий.

Эти по­ло­же­ния, впол­не по­нят­ные се­год­няш­ним шах­ма­тис­там пер­во­го раз­ря­да, для со­вре­мен­ни­ков Стей­ни­ца бы­ли пол­ным от­кро­ве­ни­ем. По­сле­до­ва­те­лей у не­го не бы­ло, они по­явят­ся поз­же. А сам ав­тор но­во­го уче­ния мно­ги­ми вос­при­ни­мал­ся как чу­дак.

Стей­ниц ро­дил­ся в 1836 го­ду в Пра­ге в семье мел­ко­го тор­гов­ца ско­бя­ны­ми то­ва­ра­ми. Пос­ле окон­ча­ния ре­аль­ной шко­лы он вы­дер­жал эк­за­мен на ат­те­стат зре­лос­ти и уехал в Ве­ну, где по­сту­пил в по­ли­тех­ни­чес­кую шко­лу.

Хо­тя Стей­ниц на­чал иг­рать в шах­ма­ты в дет­ст­ве, в боль­ших со­рев­но­ва­ни­ях он стал вы­сту­пать до­ста­точ­но позд­но. Ра­ди шах­мат­ной карь­е­ры он оста­вил по­ли­тех­ни­чес­кую шко­лу.

До­бив­шись успе­хов в ав­стрий­ских тур­ни­рах, в 1862 го­ду он пред­став­лял свою стра­ну на 2-м меж­ду­на­род­ном тур­ни­ре в Лон­до­не и взял 6-й приз. Он остал­ся жить в бри­тан­ской сто­ли­це и окон­ча­тель­но ре­шил по­свя­тить свою жизнь шах­ма­там.

Он по­бе­дил в мат­чах вид­ных со­пер­ни­ков, при­чем все по­бе­ды бы­ли с круп­ным сче­том. Ру­ко­во­ди­те­ли ан­глий­ских шах­мат­ных клу­бов ор­га­ни­зо­ва­ли его матч с Адоль­фом Ан­дер­се­ном, луч­шим шах­ма­тис­том сво­е­го вре­ме­ни.

Это был бес­ком­про­мис­сный по­еди­нок. Оба со­пер­ни­ка иг­ра­ли в ком­би­на­ци­он­ном сти­ле и стре­ми­лись толь­ко к по­бе­де. Стей­ниц вы­иг­рал со сче­том 8 : 6.

На­сту­пи­ло шах­мат­ное «меж­ду­цар­ст­вие». Мат­чи силь­ней­ших иг­ро­ков по­ка не бы­ли офи­ци­аль­ны­ми по­един­ка­ми за зва­ние чем­пи­о­на ми­ра, и об­щест­вен­ное мне­ние раз­де­ли­лось: од­ни от­да­ва­ли паль­му пер­венст­ва Ан­дер­се­ну (чьи ре­зуль­та­ты бы­ли яр­че ре­зуль­та­тов Стей­ни­ца), дру­гие счи­та­ли силь­ней­шим иг­ро­ком Стей­ни­ца.

Ан­дер­сен был на 18 лет стар­ше Стей­ни­ца и по­сте­пен­но усту­пал до­ро­гу мо­ло­дым. На шах­мат­ном не­бо­скло­не за­жглась но­вая яр­кая звез­да — Иоган­нес Гер­ман Цу­кер­торт, уро­же­нец Люб­ли­на. Он был че­ло­ве­ком вы­со­чай­шей и раз­нос­то­рон­ней куль­ту­ры и вла­дел мно­ги­ми язы­ка­ми. Он вы­учил рус­ский, ан­глий­ский, фран­цуз­ский, ис­пан­ский, италь­ян­ский, древ­нег­ре­чес­кий, ла­тин­ский, араб­ский, ту­рец­кий, сан­скрит, не счи­тая род­ных не­мец­ко­го и поль­ско­го. Цу­кер­торт пре­вос­ход­но фех­то­вал, в те­че­ние пя­ти лет был му­зы­каль­ным кри­ти­ком в од­ной га­зе­те и за­ни­мал­ся по­ли­ти­чес­кой жур­на­лис­ти­кой. Кро­ме то­го, он иг­рал в до­ми­но луч­ше всех в Бер­ли­не и мог на рас­сто­я­нии пят­над­ца­ти ша­гов прост­ре­лить чер­вон­но­го ту­за.

Цу­кер­торт участ­во­вал во фран­ко-прус­ской вой­не в ка­чест­ве во­ен­но­го вра­ча. Все­го он был на по­лях сра­же­ний трех войн. Цу­кер­торт по­лу­чил два опас­ных ра­не­ния и был на­граж­ден де­вятью ор­де­на­ми и ме­да­ля­ми.

В 1872 го­ду он по­се­лил­ся в Лон­до­не и це­ли­ком по­свя­тил се­бя шах­ма­там. Вра­чеб­ную прак­ти­ку он бро­сил.

В 1870-е го­ды Цу­кер­торт успеш­но иг­рал в тур­ни­рах, а в 1883 го­ду взял пер­вый приз в Лон­до­не, опе­ре­див Стей­ни­ца, Блэк­бер­на, Чи­го­ри­на и дру­гих силь­ней­ших шах­ма­тис­тов ми­ра. На тур­ни­ре в бри­тан­ской сто­ли­це Цу­кер­торт со­здал бес­смерт­ные ше­дев­ры шах­мат­но­го ис­кус­ст­ва, а его от­рыв от вто­ро­го при­зе­ра Стей­ни­ца со­ста­вил це­лых три оч­ка.

Пос­ле это­го об­щест­вен­ное мне­ние ста­ло тре­бо­вать мат­ча Стей­ниц—Цу­кер­торт. Стей­ниц дол­жен был вновь до­ка­зы­вать свое пре­вос­ходст­во.

Пе­ре­го­во­ры о мат­че за­ня­ли 2,5 го­да. За это вре­мя Стей­ниц успел пе­ре­ехать из Ан­глии в Нью-Йорк. С 1885 го­да он на­чал из­да­вать «International Chess Magazine».

Пер­вый в ис­то­рии шах­мат матч на пер­венст­во ми­ра со­сто­ял­ся в 1886 го­ду. Со­пер­ни­ки иг­ра­ли в Нью-Йор­ке, Сент-Лу­и­се и Но­вом Ор­ле­а­не. Иг­ра шла до 10 по­бед.

В за­ле Cartiers Academy на Пя­той аве­ню в Нью-Йор­ке бы­ла со­ору­же­на эст­ра­да, пред­на­зна­чен­ная для участ­ни­ков и их се­кун­дан­тов. На сте­не ви­се­ла де­мон­ст­ра­ци­он­ная доска с по­движ­ны­ми фи­гу­ра­ми.

«International Chess Magazine» пи­сал:

«К двум ча­сам дня в за­ле со­бра­лась та­кая тол­па зри­те­лей, что для всех не хва­та­ло ме­с­та. Здесь бы­ли не толь­ко все бо­лее или ме­нее из­вест­ные нью-йорк­ские иг­ро­ки, но и мно­жест­во при­ез­жих, при­чем не­ко­то­рые при­бы­ли из­да­ле­ка спе­ци­аль­но для то­го, что­бы при­сут­ст­во­вать на мат­че. Здесь бы­ли пре­зи­ден­ты шах­мат­ных клу­бов Фи­ла­дель­фии, Чи­ка­го, Сан-Фран­цис­ко и дру­гих го­ро­дов. Не­ма­ло бы­ло так­же и дам.

Стей­ниц и Цу­кер­торт в со­про­вож­де­нии сво­их се­кун­дан­тов яви­лись ров­но в два ча­са. Се­кун­дан­ты рас­ста­ви­ли шах­ма­ты на ис­то­ри­чес­ком сто­ле, на ко­то­ром Мор­фи одер­жал так мно­го блес­тя­щих по­бед, и бро­си­ли жре­бий — ко­му на­чи­нать. Пер­вый ход вы­пал на до­лю Цу­кер­тор­та. Про­тив­ни­ки се­ли за стол. На­сту­пи­ла мерт­вая ти­ши­на, и Цу­кер­торт дви­нул фер­зе­вую пеш­ку. Пар­тия дли­лась до шес­ти ве­че­ра. За­тем был сде­лан обе­ден­ный пе­ре­рыв на два ча­са, пос­ле ко­то­ро­го пар­тия про­дол­жа­лась еще час с чет­вертью. Ка­пи­тан Мэ­кен­зи вос­про­из­во­дил хо­ды на де­мон­ст­ра­ци­он­ной доске. Хо­ды тот­час же пе­ре­да­ва­лись по те­ле­гра­фу не толь­ко в раз­лич­ные аме­ри­кан­ские клу­бы, но да­же в Лон­дон».

Од­на нью-йорк­ская га­зе­та так опи­са­ла участ­ни­ков мат­ча.

Стей­ниц: «... с по­лу­об­лы­сев­шей го­ло­вой, боль­ши­ми, по­хо­жи­ми на гри­ву крас­но-ко­рич­не­вы­ми ба­кен­бар­да­ми, жи­вы­ми го­ря­щи­ми гла­за­ми».

Цу­кер­торт: «... ху­дой, с ко­рот­кой об­рам­ля­ю­щей ли­цо бо­род­кой. По­ка он об­ду­мы­ва­ет по­ло­же­ние, его гла­за го­рят... Вне­зап­но сде­лан­ный ход по­до­бен уда­ру мол­нии...»

«Стей­ниц вы­гля­дит спо­кой­нее, не раз­го­ва­ри­ва­ет... Вре­мя от вре­ме­ни, по­ка про­тив­ник раз­мыш­ля­ет, он с от­сут­ст­ву­ю­щим взгля­дом про­ха­жи­ва­ет­ся из сто­ро­ны в сто­ро­ну, не­чувст­ви­тель­ный ко все­му, что про­ис­хо­дит во­круг».

«Цу­кер­торт по­движ­нее, ер­за­ет в крес­ле, по­ти­ра­ет ру­ки, охот­но го­во­рит с на­хо­дя­щи­ми­ся по­бли­зос­ти... Цу­кер­торт иг­ра­ет быст­ро, Стей­ниц мед­лен­нее, на­деж­нее».

В Нью-Йор­ке Цу­кер­торт стал ли­де­ром — 4 : 1. В Сент-Лу­и­се Стей­ниц пе­ре­хва­тил ини­ци­а­ти­ву и срав­нял счет — 4 : 4.

В Но­вом Ор­ле­а­не со­пер­ни­ки иг­ра­ли в по­ме­ще­нии клу­ба, объ­еди­няв­ше­го лю­би­те­лей шах­мат и кар­точ­ных игр. Со­глас­но ус­та­ву клу­ба, в за­ле мог­ли на­хо­дить­ся толь­ко его чле­ны. Име­ни­тым гос­тям и ре­пор­те­рам при­шлось за­пи­сать­ся в клуб. Иг­ра­ли в не­боль­шом за­ле, при этом при­сут­ст­во­ва­ли око­ло ста зри­те­лей.

По­бе­дил Стей­ниц — 12,5 : 7,5 (+ 10, — 5, = 5). В те­че­ние все­го мат­ча он со­хра­нял хлад­нок­ро­вие и был бо­лее вы­нос­лив, чем со­пер­ник. Цу­кер­торт пос­ле вто­ро­го эта­па со­рев­но­ва­ния вы­гля­дел ус­тав­шим, а во вре­мя по­след­них встреч про­яв­лял при­зна­ки не­здо­ровья.

Луч­ший шах­ма­тист пла­не­ты дол­жен под­тверж­дать свое пра­во на ти­тул чем­пи­о­на. Прой­дут де­ся­ти­ле­тия, преж­де чем сло­жит­ся строй­ная сис­те­ма ро­зыг­ры­ша ми­ро­во­го пер­венст­ва. По­на­ча­лу са­ми чем­пи­о­ны ре­ша­ли, с кем им иг­рать, и вы­бор со­пер­ни­ка опре­де­лял­ся не толь­ко объ­ек­тив­ны­ми кри­те­ри­я­ми, но и раз­ны­ми об­сто­я­тельст­ва­ми.

Стей­ниц был ис­клю­чи­тель­но кор­рект­ным по от­но­ше­нию к сво­им со­пер­ни­кам шах­ма­тис­том, об­ла­дав­шим чувст­вом дол­га пе­ред шах­мат­ным ми­ром. Он сыг­рал два мат­ча с Ми­ха­и­лом Чи­го­ри­ным и один с Иси­до­ром Гун­с­бер­гом, по­бе­див во всех трех по­един­ках.

Борь­ба в этих мат­чах но­си­ла упор­ный ха­рак­тер. Пос­ле 21-й пар­тии вто­ро­го мат­ча с Чи­го­ри­ным счет был ни­чей­ным — 8 : 8. Сле­ду­ю­щую пар­тию Стей­ниц вы­иг­рал, а в по­след­ней иг­ре Чи­го­рин имел лиш­нюю фи­гу­ру и про­смот­рел мат в два хо­да.

Стей­ниц ис­клю­чи­тель­но са­мо­кри­тич­но оце­нил ито­ги по­един­ка: «Пир­ро­ва по­бе­да... Чи­го­рин за­кон­чил матч поч­ти по­бе­ди­те­лем».

В 1893 го­ду Стей­ниц был гос­тем Мон­ре­аль­ско­го шах­мат­но­го клу­ба. Од­ним из участ­ни­ков его се­ан­са од­нов­ре­мен­ной иг­ры был юный Фрэнк Мар­шалл, бу­ду­щий аме­ри­кан­ский чем­пи­он. Он вспо­ми­нал:

«Мне не­труд­но пред­ста­вить се­бе сей­час Стей­ни­ца та­ким, ка­ким я уви­дел его тог­да, — не­вы­со­кий, груз­ный бо­ро­дач с круп­ной го­ло­вой. Ког­да он по­шел вдоль сто­лов, я за­ме­тил, что он при­хра­мы­ва­ет. Бу­ду­чи бли­зо­ру­ким, он низ­ко скло­нял­ся над каж­дой доской и при­сталь­но всмат­ри­вал­ся в фи­гу­ры. Каж­дый раз, оста­нав­ли­ва­ясь на­про­тив ме­ня, он под­бад­ри­ва­ю­ще улы­бал­ся. Ве­ли­кий Стей­ниц всег­да с та­кой яростью жаж­дал по­бе­ды, что да­же в се­ан­сах не при­зна­вал ни­чьих».

Стей­ни­цу ста­но­ви­лось все труд­нее от­ста­ивать вы­со­кое зва­ние. В 1894 го­ду он про­играл матч Эма­ну­и­лу Лас­ке­ру. Чем­пи­он ми­ра и пре­тен­дент иг­ра­ли в Нью-Йор­ке, Фи­ла­дель­фии и Мон­ре­а­ле. Пос­ле окон­ча­ния по­след­ней пар­тии 58-лет­ний Стей­ниц мед­лен­но под­нял­ся со сво­е­го крес­ла и про­воз­гла­сил тро­е­крат­ное «ура» в честь но­во­го «все­мир­но­го шах­мат­но­го ко­ро­ля». Лас­кер по­бе­дил со сче­том 10 : 5.

По­те­ряв ти­тул чем­пи­о­на ми­ра, Стей­ниц про­дол­жал с успе­хом вы­сту­пать в меж­ду­на­род­ных со­рев­но­ва­ни­ях. На тур­ни­ре силь­ней­ших шах­ма­тис­тов ми­ра в Санкт-Пе­тер­бур­ге (1895/1896) он за­нял вто­рое мес­то, а за­тем иг­рал в Моск­ве матч-ре­ванш с Лас­ке­ром. Мо­ло­дой чем­пи­он ми­ра до­бил­ся убе­ди­тель­ной по­бе­ды со сче­том 10 : 2.

Оче­вид­но, что 60-лет­не­му че­ло­ве­ку не сле­до­ва­ло иг­рать по­след­не­го мат­ча. Борь­ба на выс­шем уров­не от­ни­ма­ет слиш­ком мно­го сил. Со­сто­я­ние здо­ровья ухуд­ша­лось — нев­рал­гия, рев­ма­ти­чес­кие бо­ли. Пе­ред по­един­ком с Лас­ке­ром он про­шел курс ле­че­ния хо­лод­ной во­дой по ме­то­ду док­то­ра Кней­па.

«Шах­мат­ный мас­тер име­ет не боль­ше пра­ва быть боль­ным, чем ге­не­рал на по­ле бит­вы», — пи­сал Стей­ниц в нью-йорк­скую га­зе­ту «Сан», без­на­деж­но про­игры­вая матч-ре­ванш. Во вре­мя иг­ры он при­кла­ды­вал к го­ло­ве лед. Матч пре­ры­вал­ся из-за его бо­лез­ней и про­дол­жал­ся бо­лее двух ме­ся­цев.

Пос­ле мат­ча у Стей­ни­ца на­ча­лось ост­рое нер­в­но-пси­хи­чес­кое рас­стройст­во и его до­ста­ви­ли в Мо­ро­зов­скую кли­ни­ку. Он про­тес­то­вал, за­тем тре­бо­вал не­мед­лен­ной вы­пис­ки. Его на­вес­тил аме­ри­кан­ский кон­сул и объ­яс­нил экс-чем­пи­о­ну ми­ра, что все за­ви­сит от вра­чей — во­прос вы­пис­ки не юри­ди­чес­кий, а ме­ди­цин­ский.

Стей­ниц при­шел в се­бя и со­хра­нил чувст­во юмо­ра. Он по­со­ве­то­вал вра­чам: «По­сту­пай­те со мной как с ев­ре­ем — го­ни­те ме­ня вон!»

В пись­ме ста­ро­му зна­ко­мо­му вра­чу, от­прав­лен­ном из кли­ни­ки в Ве­ну, Стей­ниц со­об­щил об ис­то­рии сво­ей пси­хи­чес­кой бо­лез­ни. При­зна­ки нер­в­но­го рас­стройст­ва впер­вые про­яви­лись у не­го пос­ле мат­ча с Блэк­бер­ном в 1876 го­ду. На­пря­жен­ные со­рев­но­ва­ния и ли­те­ра­тур­ная ра­бо­та вы­зы­ва­ли бес­сон­ни­цу и по­вы­шен­ную раз­дра­жи­тель­ность. Тра­ге­ди­я­ми его жиз­ни ста­ли смер­ти же­ны и до­че­ри, они силь­но по­вли­я­ли на его пси­хи­чес­кое со­сто­я­ние.

Про­фес­сор Кор­са­ков под­твер­дил по­лу­ча­те­лю пись­ма, что па­ци­ент идет на по­прав­ку.

Про­быв в кли­ни­ке ме­сяц, Стей­ниц сыг­рал па­ру пар­тий в Мос­ков­ском шах­мат­ном об­щест­ве, оста­вал­ся в Моск­ве еще че­ты­ре дня и уехал в Ве­ну.

Здесь он жил у аме­ри­кан­ско­го кон­су­ла — шах­мат­но­го мас­те­ра Дже­д­да, с успе­хом дал се­анс од­нов­ре­мен­ной иг­ры на 22 досках и иг­рал тре­ни­ро­воч­ные пар­тии. Он от­плыл в Аме­ри­ку, од­на­ко че­рез ко­рот­кое вре­мя вер­нул­ся в Ев­ро­пу.

Ле­том 1898 го­да Стей­ниц со­вер­ша­ет спор­тив­ный по­двиг и бе­рет чет­вер­тый приз в вен­ском тур­ни­ре звезд пер­вой ве­ли­чи­ны (Лас­кер не иг­рал). Он был пя­тым в силь­ном по со­ста­ву участ­ни­ков кон­грес­се Гер­ман­ско­го шах­мат­но­го со­юза в Кель­не, од­на­ко в лон­дон­ском тур­ни­ре 1899 го­да вы­сту­пил не­удач­но и впер­вые за 40 лет остал­ся без при­за. По­след­няя пар­тия его жиз­ни ста­ла по­бед­ной — Стей­ниц вы­иг­рал у Янов­ско­го.

Вер­нув­шись в Нью-Йорк, он вновь за­бо­лел и был по­ме­щен в пси­хи­а­три­чес­кую боль­ни­цу. Крат­ков­ре­мен­ное улуч­ше­ние со­сто­я­ния здо­ровья по­зво­ли­ло ему по­ки­нуть кли­ни­ку, но вско­ре он вновь ту­да вер­нул­ся. 12 ав­гус­та 1900 го­да ве­ли­кий ис­ка­тель шах­мат­ной ис­ти­ны умер, оста­вив свою же­ну и двух до­че­рей без средств к су­щест­во­ва­нию.

Виль­гельм Стей­ниц стал ос­но­ва­те­лем но­вой по­зи­ци­он­ной шко­лы иг­ры в шах­ма­ты. Он впи­тал идеи Фи­ли­до­ра, Ла­бур­дон­не, Мор­фи и из­ло­жил свою кон­цеп­цию в ра­бо­тах «Со­вре­мен­ная шко­ла и ее тен­ден­ции», «Мор­фи и шах­мат­ная иг­ра его вре­ме­ни». Эти тру­ды он опуб­ли­ко­вал на стра­ни­цах сво­е­го жур­на­ла в 1885 го­ду.

Ве­лик вклад Стей­ни­ца в те­о­рию де­бю­тов: за­щи­та его име­ни в ис­пан­ской пар­тии, ва­ри­ан­ты Стей­ни­ца во фран­цуз­ской за­щи­те, в фер­зе­вом гам­би­те, вен­ской пар­тии, и т. д. Он — ав­тор гам­би­та, на­зван­но­го его име­нем: 1. е4 е5 2. Кс3 Кс6 3. f4 ef 4. d4 Фh4+ 5. Кре2. Ко­роль оста­ет­ся в цент­ре, и Стей­ниц пы­тал­ся до­ка­зать, что это име­ет свои плю­сы.

«Его гам­бит не хо­рош», — за­ме­тил Мор­фи. В не­ко­то­рой сте­пе­ни уче­ние Стей­ни­ца про­ти­во­ре­чи­во, од­на­ко ос­нов­ные его по­ло­же­ния вы­дер­жа­ли про­вер­ку вре­ме­нем.

«Шах­ма­ты не для сла­бых ду­хом, — пи­сал Стей­ниц. — Они тре­бу­ют все­го че­ло­ве­ка пол­ностью. И он не дол­жен раб­ски сле­до­вать все­му, что бы­ло от­кры­то до не­го, а стре­мить­ся са­мос­то­я­тель­но осва­ивать глу­би­ны этой иг­ры... Да, шах­ма­ты труд­ны, они тре­бу­ют ра­бо­ты, серь­ез­но­го раз­мыш­ле­ния, и ме­ня мо­жет удов­летво­рить лишь рев­ност­ное ис­сле­до­ва­ние. К це­ли ве­дет толь­ко чест­ная, не­ли­цеп­ри­ят­ная кри­ти­ка. К со­жа­ле­нию, мно­гие счи­та­ют кри­ти­ку­ю­ще­го вра­гом вмес­то то­го, что­бы ви­деть в нем ука­зу­ю­ще­го ис­ти­ну. Но ни­кто и ни­ког­да не за­ста­вит ме­ня свер­нуть с ис­тин­но­го пу­ти».

 

В. Стейниц — М. Чигорин. Четвертая партия матча на первенство мира. Гавана, 1892. Испанская партия. 1. е4 е5 2. Кf3 Кс6 3. Сb5 Кf6 4. d3 d6 5. с3 g6 6. Кbd2 Сg7 7. Кf1 0–0 8. Са4 Кd7 9. Ке3 Кс5 10. Сс2 Ке6 11. h4 Ке7 12. h5 d5 13. hg fg 14. еd К : d5 15. К : d5 Ф : d5 16. Сb3 Фс6 17. Фе2 Сd7 18. Се3 Крh8 19. 0—0—0 Лае8 20. Фf1 а5 21. d4 еd 22. К : d4 С : d4 23. Л : d4 К : d4 24. Л : h7+ Кр : h7 25. Фh1+ Крg7 26. Сh6+ Крf6 27. Фh4+ Кре5 28. Ф : d4+. Черные сдались.

Джозеф Генри Блэкберн
Вильгельм Стейниц
Иоганнес Герман Цукерторт
Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru