top of page

Отдел прозы

Freckes
Freckes

Александр Балтин

Семь рассказов

            У пруда

           

            Пруд мерцал гладко, черновато-золотисто, по-осеннему; он точно призывал отойти в сторону от проспекта, спуститься по одной из недавно отстроенных лестниц к береговой кромке, полюбоваться водой — нежно-оливковой у самого берега, сквозь какую видно дно, — и ещё не пожухшей, несмотря на начало ноября, травой…

            Пруд был недавно красиво обложен: сделали берега, и дальше белел лёгкий мост, но туда идти не хотелось: хватало берега, обходя который человек почти упёрся в церковную ограду, обнаружив кладбище…

            Много раз проходил этим участком проспекта, видел церковь, кресты за низкой оградой, но работы вокруг пруда велись за ограждением, и вот — открыли.

            Очень красиво, тихо, спокойно; противоречит творящемуся в сознании неистовству, среди которого выделяется ныне одна фраза: Когда не спорят о вкусах — торжествует безвкусица.

            А что?

            Вероятно, верно, но воде этого не объяснишь, не объяснишь и ушедшим в землю…

            Кладбище, мерно стремящееся к воде, боковые врата открыты, можно зайти, посмотреть на чужие могилы, попробовать представить пуды всеобщности, организующую жизнь, и пофантазировать на тему: мёртвых нет, все живы, просто по- разному.

            Разные кресты, кое-где высится нечто гранитное, но скученность оград банальна, как на всех русских кладбищах.

            Значит, если о вкусах не спорить — торжествует безвкусица.

            Церковь очень бела, купола её зелены, и, данная в цветах жизни, совсем не привлекает представляемой начинкой своею — жизни противоречащей…

            Точно пруд — гладкостью воды, мельчайшим, почти ювелирным слоением ряби — говорит о вечности куда больше.

            Пруд, берега в красивом оформление, зелёная трава, даже мост — точно парящий в воздухе, словно соединяющий несоединимое…

           

            Писатель Борис Коридонов

           

            Весть и воля Коридонова сочетаются в интереснейших рассказах, главный из которых — «Лабиринт» — петляет и проводит сложными тропами мысли и чувств.

            Так, главный герой, также наименованный Коридоновым, отражаясь в зеркале, замечает странные изменения в своей внешности, расшифровка которых, как ему кажется, позволила бы объяснить цепочку преследующих его неудач.