Зоил

Freckes
Freckes

Игорь Михайлов

Никита Михалков: свой среди своих!

Кто не принял бы Таламоне ― крупного, сильного, солидного и неторопливого, с глубокомысленным и строгим лицом человека, привыкшего к порядку, и человека со вкусом, ― за какую-нибудь важную и полную благоразумия персону, из тех, что составляют, как говорится, основу общества?

Альберто Моравиа. «Грёзы лентяя»



Никита Михалков очень часто читает мораль другим людям. И кажется, что перед нами не режиссёр, а проповедник.

Ещё Михалков очень много пишет, словно слово у него ― воробей, и надо его обязательно поймать, чтобы не забыть и запечатлеть на бумаге. Не для себя, для потомков.

В книге «Бесогон» он цитирует русского философа Ивана Ильина:

Из века в век наша забота была не о том, как лучше устроиться или как легче прожить; но лишь о том, чтобы вообще как-нибудь прожить, продержаться, выйти из очередной беды, одолеть очередную опасность: не как справедливость и счастье добыть, а как врага или несчастье избыть; и ещё: как бы в погоне за «облегчением» и «счастьем» не развязать всеобщую губительную смуту…

В книге «Право и правда. Манифест просвещенного консерватизма» он поучает:

Для того чтобы увидеть мир и человека через ПРАВО И ПРАВДУ, необходимо новое, универсальное мировоззрение, способное одновременно воспринимать и всеобщие тенденции глобального развития человечества, и локальные особенности развития наций, народов и личностей.

А что же на самом деле?

Не будем совать нос в его дела скорбные, бизнес и т. д.

Как говорится, семья ― дело святое: «детишкам на мелочишко»!

Или, как сказал один из Ваших героев, атаман Александр Брылов из незабвенного фильма «Свой среди чужих и чужой среди своих»:

Делом надо заниматься, дорогой мой, делом!

Нас больше интересует, как Никита Сергеевич, так сказать, на практике претворяет те принципы, которые проповедует с экрана и в книгах?

Для начала цитата из его книги «Публичное одиночество»:

Жди… Пока о тебе забудут. Или бери, что дают… Но ведь мало того, что актёр хочет играть, не может не играть; это ещё и его работа ― играть, это ещё и его профессия ― играть, это его способ существования ― играть.

Конечно, можно стыдливо забыть об этом, целомудренно закрыть глаза и даже словом не обмолвиться. Но в жизни и в психологии человека от этого мало что изменится. Есть он сам, есть дети, есть семья…

А потому хорошие и плохие актёры играли и будут играть в хороших картинах и похуже, а то и попросту в плохих.

Никита Сергеевич не стал ждать, когда о нём все позабудут и в 2004 году снялся в фильме «Жмурки».

Фильм Балабанова, как и всё, что творил этот отечественный Тарантино, получился довольно показательным. В том смысле, что показал истинное лицо нашего кинематографа и его главных действующих лиц.

А вот некоторые из диалогов, которые ведёт герой Никиты Михалкова ― криминальный авторитет Сергей Михайлович:

Слушай ты, если ты мне, Цырытелли, такой же камин сделал, как ванну, — я тебя в ванной не утопил, я тебя в камине точно сожгу.

Ну вот и усё! Карачун тебе, Церетелли!

Обосретесь ещё раз, вот при ребёнке говорю, огорчусь.

Ну а это Никита Сергеевич, вернее Михалыч, не говорит, но вполне мог бы сказать:

Давай, негра убьём. Не люблю я их.

Так что же это такое, Никита Сергеевич?

Что касается «Жмурок», то это совершенно другое ― абсолютно характерное, острое, наглое. Это «стёб над стёбом»…

Это и есть процесс по восстанавливанию «традиционной для России системы образования и воспитания»?

А как же Столыпин, Бердяев, христианство и Бунин?

Или, опять цитирую «Жмурки»:

Чужие слабости надо уважать?

Ну, да широк русский человек…

А ведь, по крайней мере, в грёзах это шутник, маленький тиран, хам, преступник, и не знаю, что такое ещё… (Альберто Моравиа. «Грёзы лентяя»).

Я не против, но я слегка запутался.

Я в детстве куриной слепотой хворал. К вечеру плохо вижу… Вот я вас почти и не вижу… Мамуля, где вы?

fon.jpg