Отдел прозы

Freckes
Freckes

Валерий Веларий

Диалоги с мухолётом

Рассказ

Москва,

дек. 2020 г. — сент. 2022 г.

1.

Какая темка сёдни? Оп-панец! Явилась, аж на десятом этаже! Муха. Может, ниже, у земли, их видели. Дак ведь не по сезону. Мухерец, ты нежданная темка. Не люблю их заготавливать. Житуха сама подбросит. Вот слиняет кто, без кого тебе ни в жисть. Не ждёшь возврата. А она вдруг объявится. С пафосом, будто не уходила. И как на это смотреть? Одним глазом? Двумя? Если, конечно, оба разлепляются. А с нею припрётся тот, к кому она… Он мирить собрался! И токо силы соберёшь, чтоб его насадить на что-нить. А она его защищать: «Разве можно так с гостем?» А как?! С таким гостем! Ну, он ушмыгивает. Она за ним. Утешать. Избито. Народу подай новизну. А темку-эксклюзивку ни в пивке, ни в чём покрепче не всегда выловишь. И тут, мухеренция, ты. Садись ко мне на ладонцию. На колени не хошь? Лучше сама дайся. Зацени, как я буду тебя любить. Тут, в ночных возвысях, между мной и звёздами, только самолёты шныряют. Кому куда надо. Облака серой мутью затягивают звёзды. Но те подмаргивают: не боись! Течение времени смоет любую завесу. Ага! И если всмотреться, мозгами! Мозги прорываются дальше, чем живые гляделки и всякие оптические или радиотелескопники с электронным наведением на соседские окна через фазированные решётки. Да, мухаврик, если всмотреться мозговым локатором, возбуждённым чем надо, то много шныряющего меж облаков и звёзд высмотришь. Хотя, можа, оно мерещится. Космос отдельно, мухи отдельно.

Ну, привет, муха-жужжалёт! Скрашивай моё одиночество. И вот стою я под мухой, а она тудыть-сюдыть, вверх-вниз-з. Ты мухец явно юный. А кто по гендерной ориентации? Он? Она? Трансвестит? Который свистит сквозь пятьдесят оттенков сексодрального? Кыш, неопознанный мухабельный мухбект! А ты не вражий разведывательный беспилотник? Муходрон из Муходурска! Я тебя тряпкой… Лети обратно, к такой-то речной середине, ежели сможешь долететь. Силёнок недостача? Пристройся на спину к пернатому, который перетянет через серёдку на другой берег. И-эх, мы с ней два берега у одной реки. Э, ты не знаешь, о ком я. Так что, звездуй отседа.

А мне и тут хорошо. Я не тебя зазывал. Вернёшься, поймаю. Тогда не обессудь. Чо ты на задние лапти присел? Как лайнер перед взлётом. Не вздумай выпадать в мертвяцкий мусор от страха. Без страховки. Я тебя трахну. В прямом смысле. Шлёпанцем. А ты чо подумал? Извращенец! Взлетай уже. Карма у тебя такая. Не нашёл взаимопонимания с хомо сапиенсом, вооружённым компо-клавой и онлайном наперевес. Зацени, фортку не закрываю. Фьють отседа. На прохладе займись йогой. Как йоги. Если что, залетай. Народ набежит. Глянуть, как ты познаёшь карму. И публичность. Широкополосную и многоканальную. Та-акое канальство! Канешна, для совести и высоких чувств и материй ущербица. А для кармана прибылёк. Потому как низкие истины более всего в цене. Они же в лёгком доступе.

Слухай, жужжукай-ка взад. Я перемозговал. Ты новая тема! Значков тьма. Целыми роями подключаются. Так что, даже уже жду. Вишь, и пивка, и закусона ещё вдосталь. Приму с распростёртыми обнимансами. Если сам не буду распростёрт среди пивного изобилия, оросившего посуду, пол и шлепанцы…

Нуль-пространство

А! Куратор! Опять вклиниваешься с претензией? Снова в тебе бурлычет недовольство? Чем тебе пространство мухосранства не канает? Чему ты не рад? Я, что, замарал святую чистоту коммерческого блогерства? Да привет. Вглядись: смотрибельность какая! Я на этой темке столько подписчиков прибавлю! Сам не ожидал. А житуха подкинула. Смотря как подать и излагать. А вот: с намёком на мухоложество. Не? Почему? Не совпадают размеры? У тебя к инсектам идеосинкразия? Что это? Пошуруй в Википердии. Ну, ты к насекомым брезглив. А видел сверчков? Жуть, жуть и жуть. Но некоторые любят. Ты не толерантюк. Дискриминатор. Расист. Я не хамлю. Ещё раз глянь, сколько заходов. И не отключаются. Перетерпливают рекламскую паузу. Твои контрагенты порадуются. А не ты ли наставлял, когда я согласился на твоё предложение: дурацких темок не бывает. Любая дурь может приносить дивиденд. Чем общение с мухой невпротык? Кабы не отказала мне в общении кое-какая… Хрен бы я с тобой вязался. Я своим компетенством зарабатывал. На пивко хватало. Даже на подарки этой… И увянь. Норму я ещё не перебрал. А темку раскручу. Самого завело. И народ любит непридумышл… Всё. Отпаузили. Я в эфир.

2.

Помечтать, что ли? Ну, мухарик вернулся. Без обид, что я сходу не зазвал в дружбанство. Можно же помечтать, что я могу быть неагрессивным? Скажем, однажды приволокся тот, что напротив, с другого края нравственно-этического континуума. С той стороны добра и зла. Из по ту сторону лестничной площадки. С пузырями. Из доставки за ним несут им заказанное накрывательство на кухонную поляну. Ко мне его придули выгода, расчёт и осторожность. Извиняться за подставуху. В кармане у него виден конверт с компенсацией. Ну, за другую… за другое. Компенсуха, ясно дело, с недобором. А я уж думал, что насчёт другого полный невозврат, ни компенсаций ни извинямсов. И на хрена мне то, что сгорело и перетлело? Да и не простил я. Но не отфутболил его промеж ног, чтоб он на третьей космической скорости преодолел лестничную площадку и вломился спередуэлсом к себе. Сквозь запертую дверь. Как через нуль-переход. Короче, я не простил. Но сговорились. По делам. Основное уж перегорело. Лишь горчило. Вот, могу же быть неагрессивен! По халатности. Я ж не знал, что его приход был подкуп. Отмазка. За то, что перегорело.

Так что помечтаю. Вот жужжарит мухоптер мне в ухо польку-бабочку. Почему польку? Бабочки бывают не только польки. Всякие бывают бабочки. Размечтался! Вот прежде, в допотопные времена, в докосмическую эру… всё было понятно: бабочки были в юбочках. Но попёрло их в космос, впихнулись в скафандры, а там штаны с внутренним давлением. И понеслось! А бабочки Востока с допотопа были в штанцах. Хитрюги! Не подлезешь.

Э, мухарь, если припрёшься обратно, не приводи с собой зелёных человечков… что это за манера: тащить с собой в гости незваную толпу?! Ну, если у них рожки с пумпочками и прямые, этих впущу. Антенны! Наверняка парламентёры со звёзд. А которые зелёненькие будут с кривыми рожками и хвостами — тех зашугаю. Веником!

И ты, мухарь, споёшь мне, я обещаю: постараюсь быть неагрессивным!.. и ты сжужжишь мне и зелёным инопланетным гостюхам вальс-прыгстон предпубертатных гелиокоптеров.

А Ной в ковчег летучих мухариков тоже посадил по паре? На фиг им? Они и так летучие. А в ковчеге жуть: либо жаба языком слизнёт. Либо мартыбель горилловый прихлопнет… Обошлись бы мухарики без ковчега. А нельзя! Велено сверху: чтоб все и по паре. И когда уже меж звёзд шныряют зелёные человечки с рожками инопланетных астропрыгах, на Земле сплошные ужасы: потопы, ковчеги без удобств, а там тоталитарное командурство боцмана Ноя.

Чо-то скучно без бабочек. Хотя бы мухарь припёрся и развлёк…

3.

Таки приперся! А на фиг? Я ща мыслить пробую. Мухолёт, откатился бы отсель. Ну, как бы съехал по силовым линиям пространственного континуума? Куда-куда! Кабы я знал… За пояс Оорта. Там прорва закудыкиных комет. Скачи с одной на другую. Я тебя не гоню! Посылаю. Не на это. И не на то. Посылаю посланником. Туда, не знаю куда. И привёл бы ты мне оттуда этих, зелёненьких. Звёздных белобрысов. Или, на худой конец, зазвёздных рыжебрюнов. Не, не буду сбивать тебе опознавательные ориентиры. Они, межзвёздные те скитальники, по правде, давно уже лысые. Да не обриты ради гигиены многомерной экологии. А потому, что разум у них распёр черепушку изнутри до круглоподкоркового состояния. Корешкам волосявости не во что прорасти и держаться. Ну, и не надо. Ты, главное, их найди и, как посланец доброй воли… заметь и не перечь!.. добровольный посланник — по внутреннему убеждению!.. — приведи-ка мне этих зелёных инопланетных. Мы тоже в будущих днях, которые на удалённой близости, ну, в удалённом недоступе… мы такими же станем. Не, не позеленеем от улучшенной экологости. А, можа, позеленеем. Но сперва понаделаем киборгов. Или андроидов. А ты мне из-за кудыкиной межзвёздной туманности примани таких. Ты их везде сразу узнаешь. Они с рожками, прямыми, а на концах шарики-пумпочки. Это их антенны на шлемах. Парочку мне приведи. Посидим, как люди, втроём. Разные веточки высшего космического разума. Пора! И вот протырься, будь друг, я ж тебя по-дружбански не пришиб в лепёшку ни мухобойкой из тапка, ни межконтинентальной дурындой, ни перевакцинированным впрыском неизвестно от чего, ага? Проприся сквозь любые торсионные поля, не цепляйся за силовые струны, то есть не отвлекайся на посторонние заманухи. И хоть из нуль-подпространства, хоть из чёрной дырки, но завлеки сюда зелёненьких. Чтоб можно было, наконец, поверить заброшенному интеллекту: он не одинок в этой чёрной ночи среди тьмы ехидно подмаргивающих звёзд.

Да, я про себя. А то этой, которая… её нет. А зелёный инопланетный разум прячется где-то за порталами тринадцатой производной от первого непечатного термина. В боковых метагалатических рукавах. Всё им мета! Всё помечено! Мы — межзвёздной тоской сердца одинокого. Они — рожками на лысинах. Поди ж ты, прячутся. От нас. Понятно, не дураки. Мы такие… И они такие же. Если у них кто-то кем-то душевно заброшен… Как среди нас, землян, пострадавших от сердечных невменяемостей невзаимностей. Так и у них водится. Уверен! Пра-мамой космической панспермии клянусь. А она завелась прежде Анаксагора доисторического! От тоски сердечной носитель инопланетного интеллекта подаётся, как и мы, в первооткрыватели пространств, то есть в заброшенцы или в заброшенки в чуждые звёздные скопления и галактики. Пора прервать эту игру в непознавайки. И переходить к контактам третьего рода.

Мухосвист! Гэть! Как щас, так сразу! Хоть из складок тёмной материи мне их вынь! Кышь отседа, мухожужжь! Без гостей не возвращайся. Гостью всё равно не приведёшь.

4.

Вернулся? Без гостей? Без пленных?! А чо жужжукаешь возмущённо? Вспомнил с чего началось наше френдюкство? Ты был квёлый. Как надышался чего. Или нанюхался. Или наглотался. В глотке у тебя аж першило. Прям выворачивало всего кишками наружу. Я не в курсах, как это у вас бывает. Но видок у тебя был такой. Ты даже ползать не мог. Или перемёрз? Я тебя в сочувствии пригрел. Как собрат собрата. Взял за крылышки со спины, нежно так. Аккуратно. Двумя пальцами. Не утопил. Не поджарил на зажигалке. Посадил на край ноута. Ты отогрелся. Всякая божья тварь имеет право на то, чтоб хоть раз в жизни ей повезло. Не так, канешна, как мне с этой… ну, не о ней речь. Надеюсь, что ты счастлив в ответном чувстве. Хотя, судя по тому, как тебя тогда ломало и ты еле полз, тебя токо что вынули из петли. Хотя в первый раз ты вполне напористо прижужжарился ко мне в фортку сквозь сигаретную дымину. Или это не ты был? Всё же ты? Попивалова тут всегда через край. Пивец пивака чует издалека.

Ну, мухарь, я же предупреждал: тут не бухарь! Я вас с детства слёту ловить умею. Что ж ты теперь жужжачишь у меня в кулаке? И что с тобой сделать? О, сколько разных казней чудных придумал просвещенья век! Заставить предохраняться не от того, от чего нужно, на дистанционной безопасности. Включить отопление на полную мощность в самую жарищу. Или без особых изысков? Но со вкусом. Поотрывать тебе ручки-ножки-крылья? Простенько, без фантазий, даже не выкручивая, с большими интервалами между каждым отрывом? Или отнести к соседу и скормить тамошнему попугайцу? Но у соседа ещё горе не запито: его пернатый друган погнался за каким-то суетливым инсектом, порождённым бетонными многоквартирными пещерами каменных джунглей. А сосед дымил в приотщеленное пластиковое окно. А инсект, а за ним и пугавший его погоней попугаец выпорхнули в курную щель. В самый самум последнего в эту зиму бурана! И всё… А могу я тебя, мухарь-неудачник, поднести в кулаке к крану, и наполню кулак водой, и разожму… И снесёт тебя вода в чужедальни города. В каком обличье ты вынырнешь из канализации? Ты уже почти в отключке. Как только представил себе, какое многообразие мутантов может понаделать из живого существа городская водица.

Ну, ладно. Да. Это называется: я сёдни неагрессивный. Милую. За отсутствием состава преступления. Но это ещё не оправдательный приговор. Просто вхожу в твоё положение. В трансграничнодоговорный оттенок твоей миссии. Ты первый в этом году вестник. Фиг знает чего. Отпускаю! Бросаю прямо с балкона с десятого этажа. А там ты уж сам как-то… порхай! А мне тут кой-куда и к кой-кому надо.

Нуль-пространство

Слушай-ка, вот что. Пока рекламка катит. Да привет-привет, здравствуй, дражайший мой куратор! Этику делового общения соблюли? Люли. Едем дальше. Время утекает. Давай намузычу. В тему. Про пыльные тропинки и четырнадцать минут. Идейно ща не канает? А про рокот космодрома и зелёную траву у дома? Никто из нынешних уже не помнит, это откуда? А я знаю и помню. Хотя рождён не в доисторическую эпоху. А про прекрасное далёко? Ну, будто ракета за углом главной площади, позади главной крепости страны. Да не собираюсь я играть на противоречиях разных патриотизмов. Те, от кого денежки и рекламка, не поймут? Ну, и хрен бы с ними. Да не с деньгами. Я просто эти музончики фоном поставлю. Без текстух. В актуальной аранжировке. Звучание крутое! Аж сносит.

Всё абажурно. Не твоё дело, сколько. И глотнул ли вообще. Видишь, рассуждаю логично. И твои советы не оспариваю. На, глянь на меня в камеру. Видишь, морда не перекошена. Или хошь иридодиагностикой на удаленном онлайне проверить? Зрачки не расширены. Мои. Не твои. И не в кучку. Так что я вполне норм в эфире. Снова туда ныряю. Реклама прошла? Сеанс продолжается. Шоу не должно прерываться.

5.

Тишина в студии. А фиг ли в студии?! Это моя кухня, а не студия. А когда принимаю, то уж в несознанке и от меня не добиться: на кухне закончил приём или где. Наяву или во сне. Но когда во сне чтой-то такое заворачивается, это как кино. Сонные мозги как монитор с загибом во все стороны, аж за уши, и краёв не видно, как ни верти головой.

А я и не верчу. То есть, тихо! Идёт съёмка. Сновидеопоказ на внутренний мозговой монитор головы. А это я лежу мордой вбок, щекой… ща один глаз приотщурю, проверю: во что впал? Всё абажуром: рядом с тарелкой щека моя расплющилась по столу. Отлегло! А то засвербело в паморках: неужто свинство допустил? Вщеканился не в колбасные кожурки, а прямо в кнопки панели управления умной СВЧ-плитой. Она ж продвинутая. С выходом в интернет. И она теперь мне всякую офигенцию транслирует прямо в мозги. Хорошо, что не унитаз… Ничо, ничо! Промахнулся. Приник щекой к столу. И нам с ним обоим та-ак хорошо. Можно опять на оба глаза затемниться. Да. Темнота. Тишина. Покой. Хорошо… Пока так-то в умиротворённом помрачении не дёргаешься, и в миру всё путём. Звёзды помаргивают втихую, не частят, не сбиваются с ритма. Никто не егозит по турбулентностям межзвёздных газовых завихрений.

Как будто какой-то спятивший виджей пересмешивает в сонной видюшке твою жизнь, твои другие сны, твои мысли и чужие пожелания. Заказчиков. Кураторов. Подписчиков. Хакеров. Фекоптеров. Рекламослателей. Только от одной её нет пожеланий… А тот безумный виджей — твоё подсознание. И прячется он в самом себе, в самых тёмных и глубинных своих закутках.

Ща вот бабочку хочу. Или бабочек? Не, одну. Самую мою. И знаю, где она. Но там не моё подсознание. Ваще не подсознание. Оттель сюдоль её не вытащишь. Раз так, хочу опять мухолёта. Можа, ручки-ножки ему пооборву. Можа, ещё и крылышки.

А, можа, пощекотаю по пузику. Пусть лапками подёргает и мне чего-сь пожжужачит…

6.

На фига я прогнал мухолёта? Вот так выскажешься от всего сердца, а потом от всего же сердца и жалеешь. Моя бабочка обиделась, устала перетерпливать, и ныне незнамо где. То есть знамо где и у кого. И всего-то на расстоянии прицельного плевка на дальность. Через лестничную площадку за противоположной дверью. Но словно по другую сторону мирозданьица. За сферой невозврата. Но лучше не заморачиваться. А то сам себя опять замордуешь.

И мухарь теперь где-то. Носится. Обиженный. Болтает его в тороидальной интерфер… рен… ционной решетке, в неналожившейся самой на себя когерентности. Страдает! Можа, он вправду засланник доброй воли? От зелёненьких межзвёздных метагалактиан? Решил всё же вступить в контакт с одиноким земным разумом? А разум этот его не уразумел. А, можа, он роботец? Беспилотный муходроноптер. Оптер, в смысле, искусственный. От них. Они решились. И он — их послание. С откровением от всевселенского разума: любите друг друга! Не сварьтесь попусту! Не гоните вперёд здравости обиды своего самомнения! А разум не опознал. Земной разум коллективно, групповухой, и порознь, в каждой башке отдельным куском серого дерьма, никогда не мог опознать небесные откровения и внять им.

Обо что бы тюкнуться с маху своим земным разумом? Чтоб сразу, и навсегда. Тоскливо.

Эх, ма, полутьма, подсознанка в полумраке. Ничего оздоровительного для души там нет. Никто туда не впендюрится. Даже я сам. Ан нет! Подкрались всё же. Проникли! Это ответ оболваненной Европы. Мухарь вернулся! Жужжит нечётко. Летает неустойчиво. Всё время теряет высоту. Кровь блестела на крыле, как заря! Это цитата; откуда — не скажу. Несимметричный ответ раздосадованных европов на нашу негаданную жару. Говорил же дураку: не шныряй в Женевку через взбаламученную серёдку. И запашенция странная. Чем-то опрыскали? Блин! Блин! Вот дурак-то! Хер ли было нырять в подвернувшийся стакан с каким-то красным креплёным фальсификатом?! Где ты это? Загулявшее молодое поколение и перегулявшее поколение возрастных перестарков догуливало тризну или свадьбу в остатках последнего сугроба? Вот чем у тебя крыло перемазано, а вовсе не жертвенной кровищей. Раздухаренный юный мухасрёныш! Я такую дрянь не употреблял в самые голодные и нищие студенческие дни! Да, я пострадал от своей неразборчивости. В бабочках. Конкретно, в приближенной к самому сердцу сердца. А ты! Опозззз-зззорил гордое племя крылатых и фасеточноглазых! Или у вас, мухариного племени, в отличие от крылатых-стрекозлатых, зенки не фасеточные? Ну, недосуг мне разбираться во всяких биониках натурального розлива. Кыш из моего дома! Чтоб глаза мои тебя не видели. Пока мою бабочку не приведёшь сюда. Чистую и незамурзанную ничем посторонним… Хотя теперь уж и не знаешь: далась или нет?.. замурзали или не успели?..

Кыш, мухарь, во тьму неправедной городской ночи! Или бабочку подавай, или правду о ней. А если правда крива и замурзана, так и ну тебя с нею вместе… Авось заблудишься спьяну в потёмках и расколошматишься с лёту о стены древнего Кремля!

Но вот в замке амбарном ключ заскрипел и сделал оборот… Мухенций, так ты повсамделе привёл? Дверь распахнулась… Ты смотри, сколько новых значков зажглось! Народ жаждет правды. А ещё больше знаний: чем всё кончилось в нездешней постели?

Нуль-пространство.

Да, привет, куратор, ты один на переправе. Цитата. Нет, я не преждевременно вышел. В самый раз. Не коротко. И прежде такие сеансы были. Ещё короче даже. Запустишь две рекламухи подряд. По техническим причинам. Мне сейчас не до объяснялок. Не истери. Да на хрен всё это. Моя причина важнее. Я бросить собрался? И что? Ну, и выйду из проекта. Увянь. Перепродашь аккаунты на корню. Смотри, сколько прибывает народу. Всем прямо позарез надо знать: что в предфинале? Не хнычь. Найдёшь с партнёрами трепло с языком, подвешенным лучше, чем у меня. И с правильно ориентированными мозгами и чутьём без комплексов. Ага, а я мастер-классы ему проведу. Не принимая заранее внутрь ничего. Или принимая. Для куража. Я помню, ты противник выпивона. Ты не принимаешь. Считаешь, что это вредит делу. Ну, так оно и лучше: поменяешь меня на другого. Всё. «Какое мне дело до всех до вас…» Э, тёмный. И это цитата. Всё. Меня сейчас нет.

Жизнь как жизнь

Здравствуй. Ты давно открыла дверь. Почему ты ещё не вошла? Всё норм. И я норм. Я уже не в компе. И не в коме. Не надейся. Ни ты, ни этот. Это я шучу. Ага. У меня все шутки такие. Вон, тьма заходов в аккаунты. Но я, как видишь, не там. Не в инстаграмах. Не в тик-токах и нигде не там. Не в виртуале. И не под бутылочной пробкой. Ни грамма.

Я здесь. С тобой. Потому что ждал. Ждал и жду всё время. Даже когда под бутылочной пробкой. И в онлайне. Для тебя вышел. Почему ты не входишь? Он позади тебя? Трезв как стёклышко. Да, он трезвяк. Не как я. Но он не знает, что такое быть, где могу быть я. Своими мозгами. Своими чувствами. Не его природа. Да, и не твоя. Видишь, я не спорю. Я не оправдываюсь. Я просто борюсь с собою. Иногда. Ради тебя.

Он на карауле? Со слесарем? Помогал открыть замок? Как в тот раз? Нет? Его тут нет? Ждёт тебя в другом месте? Ну, я не сторонник явки с повинной. Без крайней необходимости. Держи свои тайны при себе…

А как ты открыла дверь? А! То ж я никак не мог найти третью связку электронных ключей! Она же осталась у тебя. Надеюсь, ты не заказала копии для него? Ну, и что ты так оглядываешь меня и ходишь по всей квартире? Что тебе мерещится в каждом углу? Ты видишь: всё в порядке. И здесь никого. Да, по-прежнему: только я и комп на кухне. Везде порядок. Ну, пивные банки… Так они пустые. И только на кухне. Собрать и выкинуть на раз. У меня нормальный тон. Ты что, не видишь по глазам: я рад тебе. Как я тебя ждал!..

Не бросай связку ключей мне под ноги.

Не прощайся со мной.

Конец

fon.jpg