По волнам моей памяти

Freckes
Freckes

Константин Ренжин

Попутчица с Украины

Очерк

рохладным утром возле здания автогары Банско (так по-болгарски называется автовокзал городка Банско) я ждал автобуса, чтобы уехать в Софию. Вечером мне предстоял вылет в Москву с долгой пересадкой в Стамбуле. Прямые рейсы отменили из-за военной операции на Украине и введенных Евросоюзом санкций. Это обстоятельство вынудило меня задержаться на горнолыжном курорте и получить ещё несколько дополнительных дней отдыха в горах. Так что санкции для меня лично имели скорее положительный эффект. Единственно, что я потерял, – пришлось доплачивать за новый билет. А ещё нам, россиянам, заблокировали банковские карты. Но это неудобство решилось переходом на наличный расчет.

Если бы я не смотрел тревожные новости по телевизору, не читал душераздирающие посты в соцсетях и не слушал нервных телеведущих в компании знатоков, рассуждающих о начавшейся третьей мировой войне, я бы не заметил никаких перемен, кроме того, что в Банско открыли новый большой супермаркет. Здесь, как обычно в сезон, много туристов из разных стран. Они катаются на лыжах, прогуливаются по старому городу, ходят по ресторанам и сувенирным магазинчикам, напиваются в барах и танцуют на дискотеках.

Я ожидал, что со стороны болгар будет всплеск русофобии, о которой говорят в новостях, но ничего такого не заметил. Все вели себя как обычно и даже как-то с большим уважением, что ли. В общем, мои расшатанные телевизором и Интернетом нервы убаюкивала окружающая великолепная природа и благодушная курортно–деревенская обстановка.

Возле автовокзала собралось человек десять полусонных местных граждан, ожидающих своего рейса. Между ними беспокойно суетилась довольно симпатичная молодая женщина в яркой горнолыжной куртке. Наш человек – турист. Она купила в кассе билет и теперь что-то выспрашивала у местной женщины, та отвечала на чистом русском языке, показывая на приклеенный к двери вокзала листок с расписанием.

Я понял, что женщина спрашивает про расписание обратных рейсов, но такой информации на вокзале не опубликовано.

– Вы в Софию едете? – спросил я, решив помочь.

– Да.

– Я тоже. Как приедем, я вам покажу, где там купить обратный билет, где метро и всё такое.

– Было бы здорово, – обрадовалась она.

Подъехал автобус с надписью на борту "Попов". Она побежала к нему, но это был не наш автобус – это в Пловдив. Вскоре подошел наш "Попов". Автобус оказался забит пассажирами, нам достались места сзади.

– Вы в Софию по делам? – спросил я попутчицу.

– Нет, просто посмотреть город.

Если хотите, я вам там покажу что где. Я сам улетаю только вечером, так что заняться мне в Софии особо нечем, можем прогуляться там вместе.

Действительно, почему бы не показать симпатичной даме достопримечательности.

– Давайте, – обрадовалась она. Всё-таки путешествовать по чужой стране лучше в компании.

Ехать больше трех часов в душном автобусе с неработающей вентиляцией довольно мучительное мероприятие, но если при этом активно общаться, то время летит незаметно. Разговоры сокращают путь. А нам было о чем поговорить. Дама оказалась украинкой из Киева.

– Так вы, значит, беженка? – спросил я.

– Нет, я приехала сюда отдыхать по туристической путевке, кататься на горных лыжах, а там такое началось, самолеты не летают!

– Да уж, я тоже тут застрял поневоле, – вздохнул я.

– А вы откуда?

– Я из Москвы, – ответил я, рискуя напороться на матерную ругань про русский корабль, выражения вроде "Москаль - кацап" и лозунги: "Україна — понад усе!", "Слава нації! — Смерть ворогам!"

Но молодая дама (я почему-то так и не спросил, как её зовут) и не думала воспылать ненавистью, а просто спросила:

– Ну и когда, по-вашему, это всё закончится?

Она, конечно, имела в виду военную операцию. Хм, сложный вопрос, я тоже хотел бы это знать.

– Я думаю, как освободят Донбасс, так и закончится.

– А зачем тогда ваши бомбят Киев?

На этот вопрос можно было бы ответить: "А зачем ваши бомбили Донецк?", но я не хотел затевать дискуссию. Раз женщина не воспринимает меня лично как врага, то и я не должен записывать её в стан противников. Как христианин, я всегда за мир. Поэтому принцип талиона, то есть симметричное возмездие "око за око", считаю за возврат от христианства к диким временам. "Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую" (Матфей, 5:38-39). К сожалению, в межгосударственной политике мало говорят о человеколюбии, зато много говорят о противостоянии и войне. При этом я сам не могу поручиться, что не дам сдачи, если меня будут долго мордовать.

– По моим данным, полученным из телевизора, российская армия не бомбит Киев, – сообщаю я. – Это постреливают бандиты и нацисты, которым в руки попало оружие. А армия бомбит военные объекты и технику. Бомбить мирных граждан в задачи России не входит.

– А какие задачи ставит Россия на Украине?

– Ну, это же не секрет. Есть две причины, из-за чего начался конфликт, и соответственно две задачи, как его закончить. Первая связана с тем, что украинское руководство грозилось втянуть Украину в НАТО и создать ядерное оружие. На мой взгляд, членство в НАТО ничего не дало бы простым украинцам. Вон, взгляните в окно. Болгария – член Евросоюза, член НАТО, ну и что это им дало? Сильно ли они разбогатели? Что-то не заметно. Зато теперь руководство страны обязано действовать не столько в интересах болгар, как в интересах ЕС и НАТО, а значит, подчиняться приказам из США. То же самое было бы на Украине. Все ваши ресурсы поделили бы транснациональные корпорации, а для России возникла бы угроза военных баз США с ядерным оружием под самым носом Москвы. Вторая причина конфликта – это украинский национализм. Если бы руководство Украины действовало в интересах своих граждан, то учитывались бы интересы всех, а не только одной группы ультраправых неонацистов. Зачем было запрещать русский язык? Вон, в Канаде два государственных языка, в Швейцарии четыре государственных языка. И что? Кому там плохо живется? Все эти крики националистов о независимости нужны только для разжигания конфликта с Россией. Украина и так независимое государство. А вот, войдя в ЕС и НАТО, оно уже не будет таким независимым, и тогда самих этих нацистов уберут. США не нужны независимые государства. А Европа, как и США, – многонациональное и мультикультурное образование. Так что независимость Украины в составе ЕС – это обман, прежде всего для самих украинских националистов. Они никому там не нужны, кроме как для войны с Россией. А война нужна НАТО – это их бизнес. Им нужно увеличивать и разворовывать гигантские бюджеты на вооружение. Для этого им нужны войны по всему миру. Таким образом, Россию поставили перед выбором: либо утереться и смотреть, как издеваются над русскими на Донбассе и терпеть под носом военные базы НАТО, либо решать эти два вопроса радикально.

– Но вы отобрали наш Крым.

– О! Крым! Он был греческой колонией, потом римской, византийской. Им владели и скифы, и готы, и татаро-монголы, и хазары. Две тысячи лет назад он входил в состав древнерусского Тмутараканского княжества. Потом это было крымское ханство, оно вошло в Османскую империю. В 18 веке, при Екатерине Второй, Крым отвоевали русские. Тогда же был основан город Севастополь. Между прочим, в состав Российской империи входила Финляндия, часть Польши, Аляска, даже Монголия почти. И откуда взялась вся эта империя? Читаем первоисточник "Повесть временных лет". Откуда есть пошла земля Русская? Изначально на торговом пути "из варяг в греки" жило множество славянских племен, но порядка между ними не было. Не было ни Москвы, ни Украины. Тогда на правление от Новгородского до Киевского княжеств призвали род Рюриков из норманнов. Княжества то объединялись, то враждовали. При князе Владимире в богатом городе Киеве крестилась Русь в православную веру. Таким образом, славяне – это один народ. И вера у нас одна, и делить нам по сути нечего. Вся эта земля наша. Ваша и наша. А нынешние разделения – это из-за войн и дурной политики. Границы Руси все время двигались. На эти земли кто только ни нападал: языческие татаро-монголы, католические польско-литовские короли, германские войска. В общем, многим хотелось прибрать эти земли себе. Наконец, в результате Первой мировой войны, революции и гражданской войны Российская империя рухнула. Вместо неё образовался Союз Советских Социалистических Республик. Одной из таких республик и был Крым. Он вообще не входил в УССР. Зато в УССР вошли земли, которых у Малороссии времен Богдана Хмельницкого вообще никогда не было. Тогда границы республик рисовали весьма небрежно, ибо, согласно учению Ленина, считалось, что скоро грянет мировая революция и границ государств не будет вообще. Таким образом, Донбасс и Одесса – подарок от Ленина, Галиция и Закарпатье – от Сталина, а Крым достался не в результате каких-то свершений, а по инициативе Хрущева. В итоге, когда развалился СССР, образовалось государство Украина со всеми этими подарками от русских царей и советских деятелей, которые думать не могли, что украинцы когда-нибудь станут враждовать с русскими. Более того, в СССР проводилась политика украинизации в ущерб русскому населению этих земель. Жили бы себе и радовались такой удаче, но нет. Давай писать учебники о том, какие русские вороги. Воспитывать ненависть украинской молодежи к братьям славянам. Вот и дожили. Крым не захотел оставаться в составе Украины именно из-за такой вот её политики, поэтому путем референдума и перешел в состав России. При всем при этом мы – братский народ. Нам надо бы не враждовать, а объединяться. Логика действий украинских националистов основана только на ничем не обоснованной ненависти и подражании гитлеровскому фашизму. В нацисткой Германии боролись за чистоту нации и изгоняли евреев. На Украине нацисты преследуют русских. Чем закончился германский нацизм, мы знаем...

Примерно в таком духе я проводил исторический ликбез и политинформацию. Украинка не спорила. Она была простой женщиной, далекой от политики и мировых интриг.

– Ох, – вздохнула она, – на дворе 21-й век. А тут такое безумие.

– Согласен, безумие всё это. Наверное, когда началась Вторая мировая люди тоже хватались за головы – на дворе 20-й век, откуда это безумие?

– И что же теперь делать? Мне надо ехать обратно в Киев, а самолеты не летают.

– Все бегут из Киева на Запад, а вы уже на Западе и хотите обратно?

– А что делать?

– Ну, я бы на вашем месте пересидел бы в Банско. Вы остановились в отеле?

– Сейчас нет, сейчас я на квартире у друзей.

– Может, у вас заканчиваются деньги?

– Нет, у меня кредитка, но я не могу положить на неё деньги через банкомат.

– Все не знают, как снять деньги с карт, а вы хотите положить?

– Но мне надо погасить кредит, иначе набегут проценты.

Разговор перешел в практическую плоскость. Я предложил зайти в Софии в какой-нибудь солидный банк и там решить этот вопрос. Также я посоветовал ей найти в Софии посольство Украины и поспрашивать там насчет ситуации.

– Мне кажется, вам надо двигаться в страны вроде Германии или Швейцарии, сдаваться там в качестве беженца.

– Нам не дадут статус беженца, мы по их законам вынужденные переселенцы. То есть после всей этой ситуации нас попросят вернуться обратно.

– Понятно. А еще, я когда смотрел авиабилеты, видел дешевые перелеты из Софии в Тель-Авив, в Дубай. Возможно, есть смысл податься туда. Хотя, там все дорого...

Тут я вспомнил, как познакомился в Дубае с девушкой, тоже украинкой. Она там искала себе богатого шейха, но как-то не задалось. Также оказалась в непонятной ситуации, и в итоге улетела за счастьем в Израиль.

Слушая эту историю, попутчица понимающе улыбалась, видимо идея встретить богатого покровителя ей была не чужда. А впрочем, не знаю. Как говорила Раневская: "Миф о том, что женщинам нужны только деньги, придумали мужчины, у которых денег нет".

Рассуждая над всеми этими непростыми вопросами, мы не забывали глядеть в окно.

– Банско находится у подножия гор Пирин, – взял я на себя роль гида. – А вон справа мы видим Рильские горы. Там находится знаменитый Рильский монастырь, а еще там в горах есть такое место, откуда видно сразу семь озер... Там есть еще горнолыжный курорт Пампорово... А за этими горами в местечке Мельник делают оригинальное вино... недалеко была резиденция Ванги, прямо в центре потухшего вулкана... А вот мы приехали в Благоевград, тут остановка на пять минут...

Так, за разговорами незаметно пролетело время, и мы въехали в столицу Болгарии, в город Софию.

Яркое солнце слепило глаза, припекало. На вокзале я показал, где купить обратный билет. Украинка купила на пять вечера, так что времени у нас было достаточно – на часах еще только одиннадцать утра. На привокзальной площади перед зданием "Централна ЖП гара" из недр подземного торгового центра возвышается монумент "Мадонна с младенцем". Этот торговый центр, называемый "подлаз", довольно оригинальной архитектуры конца двадцатого века пребывает в несколько запущенном состоянии, подземные переходы расписаны граффити, причем, довольно высокохудожественными. Но мы не стали тут задерживаться и пошли в сторону центра по бульвару "Княгини Марии Луизы", мимо многочисленных казино и игровых залов. До центра можно было доехать пару остановок на метро, но гулять пешком интереснее. Вскоре мы дошли до речки Владайя и перешли её через "Львов мост". Лев – это геральдический символ Болгарии. Он изображен на гербе, болгарская валюта также – лев. В Софии монументальные львы встречаются повсюду.

– София большой город? – спросила она.

– Я думаю, меньше Киева. Кстати, я бывал в Киеве лет пятнадцать назад...

Здесь я рассказал историю своего путешествия по Европе, когда в одной поездке посетил Прагу, Будапешт, Милан, Афины, Салоники, Стамбул, а потом приплыл в Одессу на пароме.

– Вообще, я посетил шестьдесят восемь стран, – хвастался я. – Даже книгу написал недавно, называется "Руссо туристо от Перестройки до Пандемии". Сейчас пишу новую главу, о том, как турист попал под санкции. А может, чтобы не переименовывать, просто напишу второй том, под названием "Туризм в эпоху апокалипсиса".

– Звучит как-то издевательски.

– Согласен, – вздохнул я. – То был сборник забавных путевых баек, но если копнуть глубже, то туристы всегда олицетворяли собой несправедливость устройства мирового сообщества. С одной стороны, туризм помогает развиваться многим бедным странам, с другой, праздношатающиеся сытые туристы на фоне голодающих аборигенов Африки выглядят негодяями. Если честно, мне неловко бродить с фотоаппаратом в каких-нибудь трущобах, проходить мимо просителей милостыни, быть одетым лучше местных жителей. Я бы предпочел быть путешественником, а не туристом. Исследователем мира, а не потребителем развлечений. Но все-таки я – турист. Я трачу деньги, чтобы видеть красоту природы и архитектуры, окунаться в море и дышать горным воздухом...

Проходя по бульвару, мы заметили контору, судя по вывеске, решающую миграционные вопросы. Зашли и спросили. Нам сказали, что посольство Украины напротив через дорогу, идите туда. На противоположной стороне бульвара мы увидели очередь в административное здание.

– Вон сколько украинских беженцев собралось, – сказал я.

– Это какие-то индусы.

Я присмотрелся: да, на украинцев они не были похожи.

– Давайте потом я схожу в посольство, а сначала город осмотрим, – предложила она.

– Хорошо, план такой, смотрим основные достопримечательности, а потом посетим Макдоналдс. Говорят, у нас в Москве мак закрыли, так что я бы напоследок поел гамбургеров.

– Хороший план, – улыбнулась она. – Вот только зайду в банк.

На пути как раз располагался офис солидного европейского банка.

– Ну как, решила проблему? – спросил я, когда буквально через пару минут она оттуда вышла.

– Там совсем не понимают по-русски, – разочарованно сказала она.

– Очень странно, обычно болгары нас прекрасно понимают.

У меня возникло подозрение, что, услышав русскую речь, сотрудники решили объявить ей негласный бойкот в поддержку Украины, но злая ирония в том, что жертвой бойкота оказалась украинка. Впрочем, это скорее мой домысел, ибо в Болгарии давно уже не учат русский язык в школах, предпочитая английский.

На площади Бански я вошел в роль гида.

– Вон здание рынка, за ним – синагога, перед нами – мечеть, а слева – красивое здание Минеральной бани, где сейчас исторический музей...

И вот мы в районе Сердика, на площади Независимости.

– А что это за руины? – спросила она.

– Это античные руины крепости древней столицы, которая называлась Сердика, их раскопали, когда строили метро. А вот церковь времен Византии.

Мы сфотографировали достопримечательности: монумент святой Софии, здания правительства, похожие по архитектуре на сталинский ампир, спустились в подземный переход Ларго, который представлял собой часть археологического музейного комплекса. Наблюдали процесс смены почетного караула перед зданием резиденции президента. Во дворе этого здания сохранилась старинная ротонда святого Георгия...

Продолжаем экскурсию. Идем по бульвару Царя Освободителя до храма Александра Невского. По пути останавливаемся возле памятника Александру II, на котором читаем надпись: "Царю освободителю признателна България". По иронии судьбы, сегодня Болгария, освобожденная русскими от турецкого ига, поддержала санкции против России, а Турция сохраняет нейтралитет и даже помогает русским, в том числе мне, попасть на родину. Прямые рейсы в Москву из Европы сейчас возможны только из Белграда и Стамбула. Причем из Стамбула получается дешевле.

Храм Александа Невского, построенный в честь освобождения Болгарии, давно нуждается в реставрации, росписи почернели и местами осыпаются. Всё это наводит на печальные мысли.

Рядом с собором мы посетили древнюю церковь Святой Софии и арт-базар. На рынке среди матрешек продаются знаки отличия Третьего Рейха и значки Олимпиады 1936 года в Берлине, которые выглядят как новые. Кажется, есть нечто демонически привлекательное в этой символике, обещающей силу и власть. Но это фальшивые обещания, соблазн для последователей идеи превосходства избранных. Кем избранных? Уж точно не Богом, а сатаной. К погибели ведет эта иллюзия превосходства. Убрать бы с глаз долой эти значки.

На обратном пути мы зашли в небольшой красивый храм святого Николая Чудотворца. Это храм Московского Патриархата. Во дворе храма мы видим памятник Пушкину со вмятиной на лбу. Вот и поэту досталось от неизвестного русофоба.

Немного устав, решили отдохнуть в парке "Градска градина".

– Летом тут работает фонтан, – сообщил я, располагаясь на скамейке с видом на здание Национального Театра и скульптуру балерины. – Не хотите ли перекусить? У меня с собой есть булки, колбаса, сыр.

– Нет, спасибо.

Впрочем, от шоколадки и апельсина она не отказалась. В парке, несмотря на рабочее время, было довольно много отдыхающих: бездомные с собачками, чудики с музыкальным оборудованием, пенсионеры, парочки. Теплая весенняя погода видно способствовала расслаблению. А вот явных туристов я не заметил.

– Это всё из-за ковида, – грустно вздохнула она. – У меня весь бизнес рухнул из-за этой пандемии.

– Что за бизнес? – поинтересовался я.

– У меня было свое агентство недвижимости.

Она рассказала о том, как из маленького городка перебралась в Киев и упорным трудом накопила на квартиру и машину. Вспомнила о своей работе, о ленивых сотрудницах, которые, вместо того чтобы зарабатывать деньги на арендаторах, рассматривали котиков в соцсетях.

– У меня тоже был бизнес.

Я рассказал, как ещё в 1990-е занимался организацией ремонта квартир. Вспомнил забавные байки из жизни, про нерадивых рабочих и глупых заказчиков.

– Все наши семейные сбережения пропали в процессе так называемой Перестройки, – вспоминал я. – С тех пор предпочитаю тратить деньги по мере поступления. В основном, на путешествия. После того как ремонтный бизнес развалился, я стал работать дизайнером, тогда это было востребовано и хорошо оплачивалось. Я мог позволить себе ездить в отпуск куда захочу.

– А я никогда не была в отпуске, и вот только сейчас впервые выбралась заграницу.

– Надо же, первый раз, и на тебе приключение... Зато теперь повидаете мир, – ляпнул я, не подумав.

– Не, спасибо, мне надо обратно в Киев.

– Зачем туда спешить в такое время?

– У меня там дети.

– О!

– Двое. Старшему всего шесть лет.

– Так пусть муж их берет и...

– У меня нет мужа, я давно развелась. У него теперь своя семья. А дети с бабушкой пока.

– Вот задача...

Мы гуляли по Софии, будто двое влюбленных. Солнечный весенний день настраивал на праздничную атмосферу. Уличные музыканты ласкали слух беспечным джазом и романтическими хитами. На бульваре Витоша все кафе и ресторанчики были заполнены публикой. Выпить чашечку кофе в дружеской компании – это излюбленное занятие болгар. Самое время зайти в Макдоналдс.

Я вообще-то не поклонник этого заведения, в Москве последний раз там был много лет назад. Но раз это последняя, судя по новостям, возможность съесть фирменный гамбургер – почему нет. Однако, когда я вошел в Мак, увидел очередь, а главное – цены на гамбургеры, сидеть в этом заведении мне что-то расхотелось. К тому же, как жертва западных санкций мне не следовало бы поддерживать американский бизнес. Они меня ограбили, а я буду вкладывать кровные копейки и стотинки в их гамбургеры и колу, которые в итоге отольются в натовские пули? Нет, я не желаю финансировать натовскую военщину! Око за око, копейка за цент! Лучше съем софийскую баничку, ведь когда ещё смогу вернуться в Болгарию – неизвестно. Я спросил спутницу, не хочет ли она перекусить, она сказала: "нет", и мы покинули это заведение.

Недалеко от Макдоналдса на фоне солидного фасада со львами, охраняющими вход в судебную палату и прокуратуру, в инвалидной коляске сидела древняя скрюченная старушка в лохмотьях. Она кормила голубей, и вокруг нее собралась орава этих толстых воркующих птиц. Они буквально сидели у нее на голове, на согбенных плечах, и как бы в благодарность загадили старушку и всё вокруг. Что это может символизировать? Пусть каждый прохожий сам придумает название этой картине. На мой взгляд, это напоминает нашу Землю-старушку, которая кормит людей, а в ответ мы всё загадили. Высший суд за спиной старушки наблюдает, кто клюет скромно и гадит в сторонке, а кто отгоняет от корма собратьев, обрекая их на голод, и гадит прямо на руки, дающие хлеб.

Прогуливаясь по бульвару, мимо многочисленных кафе и витрин бутиков, мы обратили внимание на кряжистого мужичка в футболке и шлепанцах, который стоял, как монумент, и держал в руке вывеску на длинной палке. Вывеска в виде стрелки содержала всего одно слово: "добро". Стрелка была направлена в сторону подворотни, куда, видимо, надо идти за добром. Свободной рукой мужичок поддерживал спадающие треники.

Чуть далее по бульвару молодые ребята играли джаз. Люблю эту музыку – она сочетает в себе остроумие и легкомыслие, раздолбайство вечной юности и житейский опыт мудрецов.

Вскоре мы дошли до широкой площади с каскадом фонтанов. Воды в фонтане не было, поскольку летний сезон еще не настал. Каскад упирался в огромное восьмигранное здание Дворца Культуры.

– На фасаде мы видим эмблему – птицу Феникс, символизирующую возрождение, – так мог бы сказать я, будь настоящим гидом.

Затем следовало бы осмотреть стальные шары в подлезе, войти в вестибюль, осмотреть скульптуры, сходить на выставку. Но я только взмахнул рукой и сказал:

– Дальше по курсу гора Витоша, там есть горнолыжная трасса, но покататься мы уже не успеем.

Присев на скамейку в парке перед очередной скульптурой гордого льва, мы обменялись впечатлениями. Мне показалось, что украинка несколько разочарована скромным видом этой одной из европейских столиц. Может, она ожидала увидеть более роскошную архитектуру и блестящие витрины, затмевающие всё то, что она привыкла видеть в Киеве? Не знаю. София вполне отражает черты болгарского характера, которому не свойственна суетность и показуха. Пусть другие столицы изощряются в возведении гигантских небоскребов и пускают пыль в глаза архитектурными придумками. Здесь всё по-домашнему: чашечка кофе, банички, кюфте, пуканки, чушка бюрек... Детские коляски, собачки...

Я поделился своим мнением о характере болгар. По моим наблюдениям, они очень любят откладывать дела на потом, даже если ты им должен денег: "Завтра давай". Эта неторопливость поначалу раздражает, но потом ты начинаешь понимать, что для них деньги не главное, главное – уважение и взаимопонимание.

– Ну вот, – вздохнул я с грустью обо всём хорошем, что быстро заканчивается. – На этом наша обзорная экскурсия завершена.

Гид из меня, конечно, никакой. Впрочем, рад хоть чем-то помочь.

– Есть ли вопросы? – спросил я.

– Что же все-таки делать?

Если бы я знал. Все мы умны задним числом, хотя интуиция предупреждала. Куда бежать? Домой! Что говорить? Поздно, за нас уже решили. Что делать? Жить, пока можно.

– Надо идти обратно, – многозначительно сказал я.

Мы вернулись к станции Сердика и остановились перед храмом Света Неделя.

– Этот собор был взорван радикалами в начале 20-го века во время службы, погибло много людей. Даже не знаю, что было в головах организаторов этого теракта, как они потом жили с этим.

Мы зашли в церковь. Я силился вспомнить какие-нибудь молитвы о мире: "Господи, даруй людям светлые чувства и мысли, вразуми неразумных, открой глаза слепым и обманутым, пусть оставят всё плохое, помирятся, живут в любви, мире и согласии и не будет больше вражды и ненависти…"

На прощание мне захотелось обнять украинку, как-то её приободрить, взять контакты и принять более деятельное участие в её судьбе, но я постеснялся. Даже имя спросить забыл.

– Мне пора ехать в аэропорт, а вам лучше поспешить в посольство. Приятно было провести с вами этот день. Надеюсь, всё у вас будет хорошо.

На этом мы и расстались.

fon.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

Rubanova_obl_Print1_L.jpg
антология лого.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
Скачать плейлист