Отдел поэзии

Freckes
Freckes

Андрей Кротков

Письмо крымскому другу

Приношение Иосифу Бродскому

До такого никогда не доходило —

Связи нет. Ни тонкой ниточки, ни жилки.

То ли кабель перегрызли крокодилы,

То ли действуют советские глушилки.


Слава Богу, я оказию надыбал.

Тут один командировочный мотаться

Обещается. А значит — либо-либо,

Будут письма страстотерпца к святотатцу


И обратно. Это — предуведомленье.

Нынче ноют — соло, хором и дуэтом.

Я не ною, ибо я из поколенья,

Что умело загорать под лунным светом.


Как живу? Да помаленьку. Без напряга.

Продвигаюсь по судьбе неумолимо.

Я ведь, братец, не такая уж коряга,

Чтобы вытянуть из задницы налима.


Ночью сплю. Жую еду три раза в сутки.

Попрощался с ремешком — ношу подтяжки.

Это, братец, безусловно, предрассудки —

Будто тела бремена несносно тяжки.


Я хожу теперь медлительно и чинно

(Прошлый месяц оперировали грыжу),

А предмет, которым славится мужчина,

Я давно уже без зеркала не вижу.


Что жена? А что жена? Она со мною.

Постарела, подобрела, поседела.

Умиляется моею толщиною,

Словно это государственное дело.


Сын и дочка институты покончали

И работают. Чем заняты? Не в курсе.

Мы в конце, они пока ещё в начале.

Так положено — не парься и не хмурься.


Раскидало нас — по жребию кому что.

Тронуть прошлое — как глянуть в глубь колодца.

Помнишь, раньше были Ялта и Алушта?

А теперь всё подмосковные болотца.


Что Принцесса? Чай, красавица доныне?

Ведь была моей астральною приметой.

Я три года сох по ней, как куст полыни,

А женился почему-то вот на этой.


За окном желтеют клёны, сыплет морось.

То постыло, то уныло, то не ново.

Я, конечно, петушусь и хорохорюсь,

Но по совести — действительно хреново.


Я не склонен к оппозициям бинарным.

Мне ли нынче подражать юнцам ретивым?

Ну, а если об аортокоронарном —

Это, друже, не с моим аккредитивом.


Помнишь: бухточка, Судак, там клёв отличный.

Валуны — как будто мозга половинки.

Я меж них зарыл бутылочку «Столичной» —

Откопай, когда поедешь на поминки.


Жаль, не всё мы учудили, что хотели.

Много вылетело зря в шампанской пене.

Помнишь, как мы поддавали в «Гранд-Отеле»?

Всё, старик — его снесли к едрене фене.


Помнишь рыженькую из девятой группы?

Вся в веснушках, и тонюсенькие руки.

Мы с тобою ветераны-полутрупы,

А она теперь проректор. По науке.


А Принцессе передай — пускай не плачет.

Я любил её — паршивым мужем был бы.

Пусть сынок её с моим теперь контачит,

Пусть подружатся бездельники и дылды.


Мне нельзя, но я тихонько откупорю.

Стосковался на диете рыцарь бедный.

Вот бы мне штаны долой и с ходу в море!

Доктора не разрешают — климат вредный.


…Даже если примиришься с мирозданьем —

Неизбежно уступаешь место в мире.

Телеграммы доставляют с опозданьем,

А письмо идёт недели три-четыре.

2007

fon.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

Rubanova_obl_Print1_L.jpg
антология лого.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
Скачать плейлист