top of page

Отдел юмора

Freckes
Freckes

Руслан Дзкуя

Зуб

fon.jpg

Я при­ехал в Биш­кек на­ла­жи­вать обо­ру­до­ва­ние. В кон­то­ре, ку­да я был ко­ман­ди­ро­ван, мне об­ра­до­ва­лись: но­вая ком­пью­тер­ная тех­ни­ка уже ме­сяц сто­я­ла без де­ла, а за неё, я знал, бы­ли упла­че­ны не­ма­лые день­ги. Хоть я и не был важ­ной пер­со­ной (ну что, в кон­це кон­цов, прос­то спе­ци­а­лист по тех­ни­ке), од­на­ко все счи­та­ли не­об­хо­ди­мым ока­зы­вать мне раз­лич­ные зна­ки вни­ма­ния.

Кра­са­ви­ца Жыл­дыз но­си­ла мне зе­лё­ный чай, сте­пен­ная Кой­сун ис­пек­ла для ме­ня сам­сы, и да­же сам Бак­ты­бек, су­ро­вый для всех на­чаль­ник, про­ве­ды­вал ме­ня ра­за по три в день, веж­ли­во спра­ши­вая, нет ли ка­кой нуж­ды. Мне бы­ло при­ят­но их вни­ма­ние: я ви­дел, что они и прав­да ра­душ­ны.

Вре­ме­ни на ра­бо­ту мне бы­ла отве­де­на не­де­ля. Я чувст­во­вал, что мо­гу не уло­жить­ся и оста­вал­ся до­позд­на, что вы­зы­ва­ло осо­бое ува­же­ние мо­их вре­мен­ных со­слу­жив­цев. Во­об­ще жизнь у них бы­ла раз­ме­рен­ная и ти­хая, как обыч­но бы­ва­ет в го­су­дар­ст­вен­ных кон­то­рах, од­на­ко это не ис­клю­ча­ло воз­мож­нос­ти ка­ких-то со­бы­тий. Об од­ном из них рас­ска­жу.

Од­наж­ды на­чаль­ник Бак­ты­бек при­шёл на ра­бо­ту мрач­ный. Ока­за­лось, что ут­ром, ког­да он зав­тра­кал, у не­го от­ло­мил­ся ку­сок зу­ба, и вот те­перь этот зуб ныл. До обе­да он тер­пел, хо­тя и хо­дил, дер­жась за щёку, но, ког­да по­нял, что тол­ком те­перь и по­есть не смо­жет, мах­нул ру­кой и по­шёл в боль­ни­цу. Как мне объ­яс­ни­ли, есть тут не­по­да­лёку, в са­мом цент­ре, ка­кая-то част­ная кли­ни­ка, где бе­рут до­ро­го, за­то ле­чат хо­ро­шо.

Бак­ты­бек от­сут­ст­во­вал до­воль­но дол­го, боль­ше ча­са, но вер­нул­ся, про­тив ожи­да­ния, ещё бо­лее мрач­ный. Что уж там с ним де­ла­ли, не знаю, а толь­ко зуб у не­го про­дол­жал бо­леть, слов­но он и не хо­дил ни­ку­да ле­чить­ся. Я, ко­неч­но, уди­вил­ся, од­на­ко ви­ду не по­дал. А, на­про­тив, ре­шил про­явить воз­мож­ное учас­тие.

«Ува­жа­е­мый Бак­ты­бек, — го­во­рю, — у ме­ня есть с со­бой ам­пу­ла ке­то­на­ла, я всег­да на вся­кий слу­чай во­жу с со­бой обез­бо­ли­ва­ю­щее. Мо­жет, сде­ла­ем укол?» Он не­до­вер­чи­во по­смот­рел на ме­ня. Всё-та­ки од­но де­ло — тех­ни­ка, же­ле­зо. А тут — укол. «Ма­ло ли что», — чи­та­лось в его гла­зах. «Нет, — про­бур­чал он, — у нас Нур­бек ра­бо­та­ет, он быв­ший врач. Сей­час я его по­зо­ву».

Я уви­дел, что Нур­бек, по­лу­чив­ши та­кое из­вес­тие, оза­рил­ся све­том. Пре­крас­ная бу­дущ­ность мо­мен­таль­но пред­ста­ла пе­ред его гла­за­ми. Уж не знаю, есть ли в Биш­ке­ке ме­даль «За спа­се­ние на­чаль­ни­ка», но то, что в не­глас­ном рей­тин­ге он в тот же миг под­нял­ся на од­ну из пер­вых стро­чек, — мо­гу по­ру­чить­ся.

До­воль­ный тем, что мо­гу од­ним ма­хом по­мочь сра­зу дво­им, я от­дал ле­кар­ст­во Нур­бе­ку. Он не­бреж­но взял его в ру­ки и, сни­схо­ди­тель­но гля­дя на окру­жа­ю­щих, а на ме­ня не по­гля­дев во­все, не спе­ша, враз­вал­ку, на­пра­вил­ся в ка­би­нет сво­е­го пат­ро­на.

По­на­ча­лу от­ту­да не бы­ло слыш­но ни зву­ка, как вдруг че­рез па­ру ми­нут из-за плот­но за­кры­той две­ри до­нёс­ся гроз­ный го­лос Бак­ты­бе­ка. «Ни­че­го не уме­ешь де­лать! — бу­ше­вал он. — Ни­че­го! Без­дель­ник! Уво­лю те­бя. Об­рат­но иди в боль­ни­цу. Я сам по­зво­ню, что­бы те­бя са­ни­та­ром взя­ли».

Со­труд­ни­ки по­пря­та­лись. Я то­же опе­шил. В ко­ри­дор вы­ско­чил Нур­бек, весь крас­ный. На ли­це его был на­пи­сан ужас. За ним сле­дом шёл Бак­ты­бек, явст­вен­но хро­мая. Тут ста­ло яс­но, что слу­чи­лось: не­счаст­ный умуд­рил­ся по­пасть на­чаль­ни­ку в се­да­лищ­ный нерв. И вот те­перь во­об­ра­зи­те кар­ти­ну: ма­ло то­го, что зуб не про­шёл, так ещё и зад­ни­ца бо­лит!

О, во­ис­ти­ну, прав был Омар Хай­ям, ска­зав­ший:

«Не за­ви­дуй то­му, кто си­лён и бо­гат.
За рас­све­том всег­да на­сту­па­ет за­кат…»