Детская комната

Freckes
Freckes

Александр Галан

Рассказы

Международный конкурс «Мы и наши маленькие волшебники»
fon.jpg

Сест­рич­ки

Ско­ро­го­вор­ку «Кры­шу кра­сят крас­ной крас­кой в кра­пин­ку» эти род­ные сёст­ры в свои три-че­ты­ре го­да не мог­ли не толь­ко за­пом­нить, но и пол­ностью пов­то­рить. А про­из­но­ся сло­во «тёр­ка», не по­ни­ма­ли по­че­му взрос­лым от это­го ста­но­ви­лось смеш­но. Ма­ма сест­ри­чек, Алё­на Вик­то­ров­на, при­шла ра­бо­тать сек­ре­та­рём в на­шу ор­га­ни­за­цию, ког­да стар­шей до­че­ри, На­та­ше, ис­пол­ни­лось три го­да, а млад­шая, Со­ня, ро­ди­лась че­рез две­над­цать лет, но мы уже не ра­бо­та­ли вмес­те. Сей­час я не пред­став­ляю взрос­лую сем­над­ца­ти­лет­нюю На­та­шу, но она-трёх­лет­ка оста­лась в па­мя­ти. Как и все де­ти, она хо­ди­ла в дет­ский сад. Но по раз­ным при­чи­нам Алё­на Вик­то­ров­на при­во­ди­ла На­та­шу на ра­бо­ту к нам в офис. Я по­рой вы­ска­зы­вал не­до­вольст­во, но об­сто­я­тельст­ва бы­ва­ют вы­ше нас. Ког­да у нас вы­да­ва­лись ко­рот­кие пе­ре­ры­вы, На­та­ша чи­та­ла нам сти­хи, рас­ска­зы­ва­ла дет­ские ис­то­рии… Ког­да у нас бы­ло мно­го ра­бо­ты, прос­то ти­хо си­де­ла за сто­лом, что-то ри­со­ва­ла или пе­ре­ли­с­ты­ва­ла книж­ки. Од­наж­ды Алё­на Вик­то­ров­на при­шла на ра­бо­ту в пло­хом на­стро­е­нии и ста­ла жа­ло­вать­ся на дочь. Вче­ра ве­че­ром она отвлек­лась и не усле­ди­ла за ней. Не­год­ни­ца раз­ри­со­ва­ла фло­мас­те­ром обои в ком­на­те, а глав­ное, на са­мом вид­ном мес­те. На­ка­зать-то на­ка­за­ла, но ху­до­жест­во уже не со­трёшь…

Про­шло не­сколь­ко дней, и вновь На­та­ша по­жа­ло­ва­ла в гос­ти. Во вре­мя не­за­тей­ли­во­го раз­го­во­ра я об­ра­тил­ся к ней:
— На­та­ша, твоя ма­ма не­дав­но жа­ло­ва­лась, что у вас до­ма кто-то обои фло­мас­те­ром раз­ри­со­вал. Ты не зна­ешь кто это мог сде­лать?

Она с от­кры­ты­ми чест­но-пре­чест­ны­ми гла­за­ми от­ве­ти­ла:
— Не знаю, — и да­же по­кру­ти­ла го­ло­вой.

Я с ед­ва скры­ва­е­мой улыб­кой пе­ре­спро­сил:
— А ка­кой ру­кой ри­со­ва­ла?

Она, не раз­ду­мы­вая, по­ка­за­ла пра­вую ру­ку и под­твер­ди­ла:
— Вот этой.

Мы дол­го сме­я­лись над не­за­дач­ли­вой ху­дож­ни­цей.

Про­шло мно­го вре­ме­ни. Не­ожи­дан­но я встре­тил Алёну Вик­то­ров­ну у на­ше­го Дра­ма­ти­чес­ко­го те­ат­ра. Во­круг неё кру­ти­лась на трёх­ко­лёс­ном ве­ло­си­пе­де дев­чуш­ка. Ока­за­лось, что это её че­ты­рёх­лет­няя млад­шая дочь Со­ня. Мы се­ли на сво­бод­ную ла­воч­ку и оку­ну­лись в вос­по­ми­на­ния. Каж­дый де­лил­ся ин­те­рес­ны­ми со­бы­ти­я­ми из сво­ей жиз­ни за эти го­ды. Со­ня по­сто­ян­но вме­ши­ва­лась в раз­го­вор, за­да­вая де­сят­ки во­про­сов. Лез­ла на ру­ки и тя­ну­ла Алёну Вик­то­ров­ну что-то по­ка­зать. Про­си­лась до­мой, но с усло­ви­ем зай­ти в ма­га­зин. Вот та­кой не­уго­мон­ный ре­бёнок! Я под­хва­тил её, по­са­дил ря­дом и ти­хо спро­сил:
— Со­ня, как у вас в дет­ском са­ду на­ка­зы­ва­ют де­тей, ко­то­рые ша­лят и пло­хо се­бя ве­дут?

Она сра­зу от­ве­ти­ла:
— Са­дят на стул. Все ре­бя­тиш­ки иг­ра­ют, а они, на­ка­зан­ные, си­дят на стуль­ях.

Мне бы­ло ин­те­рес­но с ней бе­се­до­вать, и я про­дол­жил:
— А те­бя хоть раз на­ка­зы­ва­ли и са­жа­ли на стул?

Она с удив­ле­ни­ем по­смот­ре­ла на ме­ня:
— Нет, я всег­да хо­ро­шо се­бя ве­ду!

Зная её не­по­сед­ли­вый ха­рак­тер, я с улыб­кой спро­сил:
— А ты на сту­ле сколь­ко вре­ме­ни си­де­ла?

Она с дет­ской на­ив­ностью от­ве­ти­ла:
— Не­дол­го, все­го пол­ча­са.

Мы с Алё­ной Вик­то­ров­ной друж­но за­сме­я­лись. Де­воч­ка с не­до­уме­ни­ем по­смот­ре­ла на нас, а по­том за­ли­лась сме­хом. Сра­зу вспом­ни­ли сест­ру На­та­шу в там же воз­рас­те и смеш­ные ис­то­рии, свя­зан­ные с ней. Я по­ду­мал: две сест­рич­ки с та­ки­ми раз­ны­ми ха­рак­те­ра­ми, раз­ны­ми ин­те­ре­са­ми, а всё же оди­на­ко­во за­бав­ные.

Би­лет по жиз­ни

Од­наж­ды, бу­ду­чи в гос­тях у дав­ниш­не­го при­яте­ля в од­ном из про­вин­ци­аль­ных го­ро­дов, я не рас­счи­тал вре­мя и ед­ва не опоз­дал к по­ез­ду. Раз­го­ря­чён­ный, в рас­стёг­ну­той курт­ке, со спор­тив­ной сум­кой в ру­ках, бук­валь­но во­рвал­ся на за­ли­тый лу­жа­ми осен­ний пер­рон ста­ро­го вок­за­ла. Из­да­ле­ка уви­дел про­вод­ни­цу сво­е­го ва­го­на с крас­ным флаж­ком в ру­ке, за­го­ня­ю­щую ку­риль­щи­ков в там­бур. На хо­ду по­ка­зал пас­порт с би­ле­том и шмыг­нул внутрь. За мной с про­тив­ным скри­пом за­хлоп­ну­лась дверь и про­вор­но щёлк­нул за­мок. Уже в ку­пе, от­ды­шав­шись, бро­сил сум­ку на верх­нюю пол­ку, по­ве­сил курт­ку и лишь по­том осмот­рел­ся. На­про­тив си­де­ла ми­ло­вид­ная мо­ло­дая жен­щи­на в се­ром брюч­ном кос­тю­ме с ру­сы­ми во­ло­са­ми до плеч. Ря­дом рас­по­ло­жил­ся маль­чу­ган лет пя­ти-шес­ти. Пе­ред ним на сто­ле ле­жа­ла кни­га с яр­ки­ми муль­тяш­ны­ми кар­тин­ка­ми на об­лож­ке. Я поз­до­ро­вал­ся и пред­ста­вил­ся. Жен­щи­на от­ве­ти­ла на при­вет­ст­вие, на­звав­шись Ири­ной. Они вмес­те с сы­ном Се­рёжей еха­ли в Тю­мень, ку­да, собст­вен­но, на­прав­лял­ся и я. По­езд тро­нул­ся и на­би­рал ход, сту­ча ко­лё­са­ми на сты­ках. Пу­ти до на­шей си­бир­ской сто­ли­цы все­го-то че­ты­ре ча­са. Что­бы ско­ро­тать вре­мя, при­ва­лил­ся спи­ной к стен­ке, раз­гля­ды­вая про­но­ся­щи­е­ся за ок­ном пей­за­жи. Иног­да при­слу­ши­вал­ся к раз­го­во­ру по­пут­чи­ков.

Се­рёжа был маль­чи­ком лю­боз­на­тель­ным. Он од­нос­лож­но спра­ши­вал и по­ка­зы­вал паль­цам на всё, что его ин­те­ре­со­ва­ло. Ма­ма тер­пе­ли­во отве­ча­ла на во­про­сы, за­став­ляя и ме­ня с лю­бо­пыт­ст­вом при­слу­ши­вать­ся. Чуть по­го­дя, взя­ла со сто­ла кни­гу, от­кры­ла нуж­ную стра­ни­цу и, по­ка­зы­вая паль­цем, ста­ла спра­ши­вать Се­рёжу, что изо­бра­же­но на ри­сун­ке. По его ум­но­му ли­цу бы­ло вид­но, что он зна­ет от­вет. Од­на­ко он раз­ду­вал щёки, от­кры­вал рот, но про­из­но­сил толь­ко от­ры­ви­с­тые зву­ки. Ми­ми­кой и жес­та­ми пы­тал­ся до­пол­нить от­ве­ты, но ни­че­го не по­лу­ча­лось. По под­сказ­ке ма­мы ки­вал го­ло­вой или од­нос­лож­но отве­чал: «Да». Я при­слу­шал­ся и по­нял, что с её сы­ном что-то не так. Мне, со­ро­ка­лет­не­му муж­чи­не, впер­вые при­шлось столк­нуть­ся с та­кой си­ту­а­ци­ей. Я был по­ра­жён. Маль­чик во­об­ще не мог го­во­рить! Вдруг Ири­на под­ня­ла на ме­ня гла­за и уви­де­ла, что я на­пря­жён­но смот­рю на них. Сра­зу за­хлоп­ну­ла кни­гу, ста­ла рас­прав­лять по­стель и укла­ды­вать сы­на. За­кон­чив де­ла, при­се­ла на­про­тив и об­ра­ти­лась ко мне:

— Вы не удив­ляй­тесь. Та­кой вот у ме­ня сын. Со­всем не раз­го­ва­ри­ва­ет. Мы воз­вра­ща­ем­ся из со­сед­не­го об­ласт­но­го цент­ра. Об­на­дёжи­ли в од­ной из кли­ник, но уда­ча опять про­шла сто­ро­ной. У нас-то обо­шли всех, на­чи­ная от зна­ха­рок и за­кан­чи­вая пси­хо­ло­га­ми с ло­го­пе­да­ми. Всё зря. Толь­ко день­ги по­пус­ту из­ве­ли. Вот, при­хо­дит­ся за лю­бую со­ло­мин­ку хва­тать­ся. Се­рёжа хоть что-то го­во­рит, и это для ме­ня уже счастье… Уди­ви­тель­но, но по­мог не опыт спе­ци­а­лис­тов, а счаст­ли­вый слу­чай.

И она мне его по­ве­да­ла. По­еха­ли они в оче­ред­ной раз­рек­ла­ми­ро­ван­ный ло­го­пе­ди­чес­кий центр на дру­гой край го­ро­да. Се­ли в ав­то­бус № 13. Ко­му-то это чис­ло ка­жет­ся не­счаст­ли­вым, а для них ока­за­лось — на­обо­рот. Рай­о­ны рас­стра­ива­ют­ся, и на­прав­ле­ния ав­то­бу­сов час­то ме­ня­ют­ся. Не ми­но­вал та­кой судь­бы и марш­рут № 13. Во­ди­тель ав­то­бу­са, вмес­то то­го что­бы по­вер­нуть на­пра­во, по­вер­нул в дру­гую сто­ро­ну. Что тут на­ча­лось в са­ло­не ав­то­бу­са! Од­ни кри­ча­ли: «Ку­да по­вер­нул?», дру­гие: «По­че­му не опо­вес­ти­ли?», третьи: «Бу­дем жа­ло­вать­ся!» Кон­дук­тор толь­ко успе­ва­ла па­ри­ро­вать реп­ли­ки. Се­рёжа с рас­пах­ну­ты­ми гла­за­ми смот­рел на неё и вдруг про­из­нёс пер­вые в жиз­ни сло­ва: «Тётя, тётя боль­ше не го­во­ри! Я всё по­нял». Она, не раз­ду­мы­вая, от­ве­ти­ла: «Ты-то по­нял, а они-то не по­ни­ма­ют!» На­сту­пи­ла пол­ная ти­ши­на, а за­тем раз­дал­ся го­ме­ри­чес­кий хо­хот. Ири­на под­хва­ти­ла Се­рёжу и вы­ско­чи­ла на пер­вой же оста­нов­ке. Се­ла на ла­воч­ку и дол­го пла­ка­ла, об­ни­мая сы­на. Про­хо­жие спра­ши­ва­ли, что слу­чи­лась, а она отве­ча­ла, что это прос­то слёзы ра­дос­ти.

Ког­да со­став при­был, я по­мог Ири­не и Се­рёже вый­ти из ва­го­на. А сам оста­но­вил­ся, до­стал пач­ку си­га­рет и за­ку­рил, гля­дя на уда­ля­ю­щи­е­ся фи­гу­ры по­пут­чи­ков. За­ду­мал­ся под стук ко­лёс про­хо­див­ше­го со­ста­ва. Да, жизнь дейст­ви­тель­но слож­ная шту­ка. Ко­му-то вы­па­да­ет счаст­ли­вый би­лет ехать в ку­пей­ном ва­го­не, ко­му-то — в плац­карт­ном, а кто-то во­об­ще опоз­дал на по­езд.
 


P. S. Рас­ска­зы участ­ву­ют в меж­ду­на­род­ном ли­те­ра­тур­ном кон­кур­се ко­рот­ко­го се­мей­но­го рас­ска­за «Мы и на­ши ма­лень­кие вол­шеб­ни­ки». Кон­курс впер­вые в этом го­ду про­во­дит­ся и сре­ди сле­поглу­хих лю­дей. Рас­ска­зы кон­кур­сан­тов бу­дут опуб­ли­ко­ва­ны от­дель­ным из­да­ни­ем по Брай­лю. Ми­ни-кон­курс сре­ди сле­поглу­хих ор­га­ни­зо­ван при со­дейст­вии фон­дов «Со-еди­не­ние», «Жи­вая кни­га», «Клас­сно­го жур­на­ла» и жур­на­ла «Втор­ник».