Отдел поэзии

Freckes
Freckes

Олеся Рудягина

О живом

О живом


душе моей тепло когда снега лежат

ноябрь ли март июнь всё босиком гуляет

бывает кошка-мать растит сирот-ежат

так снулых будней тьму снег млечный окормляет


а вот ещё вчера нежданный стук в окно

большой сороки тень о птах мой нареченный

к стеклу приник крестом всем тельцем и одно

желанье распахнуть град вечность крылья вены


как этой рамы клеть танцующий мой снег

любовник ледяной да жаркий незабвенный

каких ещё тебе волшебств знамений нег

когда нет смерти нет любви Его замены


22–23.11.18



Цветение сакуры

Время цветения сакуры — Армагеддон.

*

тихо светясь в темноте

смотрит цветные сны муж

ликвидатор


* *

Там небывалой красоты цветы,

И травы в рост деревьев,

А грибы — срывайте в дождь —

И зонтиков не надо!

Над Припятью журавлики: курлы,

И город-призрак, слопав мародёров,

Глазами кукол брошенных глядит

Закат, не вспоминая никого.



* * *

бывший командир

взвода радиационной разведки

читает новости

бродит по интернету

увеличивает фото

Фукусима один два

закурить бы

да бросил

дочка-четвероклаша

губу закусив

приручает гамму

пожить бы ещё


01.04.11



банальности


Стрёмно ложиться спать: просыпаешься кем угодно, не собой,

отнимает бесстрастно у тебя — тебя каждый новый восход,

вот овал точёный лица рухнул… пффффф… овал — не твой,

вот без памяти некогда любый не слышит сквозняк уход.


и сидит такая чужая всем тётка клавой щёлкает мышью ведёт

из одного рукава халата сурьозные письма из другого типа стихи

а душа говоря честно на всё это брезгливо плюёт

а душе подавай море море самое синее в мире моё

счастье без шелухи


а душе подавай любовь вечную певчелетящую а не то что там

компромисс(мат) привычку страх выживание терпенье и труд

перетрут жернова зеркала тела белого обжитого свет хлам

и рванём дорогая туда где исходных нас помнят да любят

любят и ждут


10.09.17



* * *


Я говорю слышишь милая не люби

я говорю они всегда доча врут

я говорю ей от анхеля до оби

вечен и верен один только честный труд


я говорю храни своё сердце храни

от лихоманки от язвы чёрной чумы

в волчий распадок его не урони

не зарекаются лишь от тюрьмы да сумы


а от Неё — от боли от жгучей — смоги

можно ведь смерчу навстречу и не лететь

можно в болото не влезть не увидев тайги

можно попробовать БЕЗ в жизни выжить суметь


только смотрю грустно грустно ресницы дрожат

только чернеет нежнозелёный взор

только глупы эти бредни инструкции для ежат

яблоками промышляющих с ветхозаветных пор


10.06.2015



* * *


Какой бы долгой ни была зима,

Мне ею, — всё одно, — не надышаться.

Когда душа униженно нема,

Пойдём на саночках, мой свет, кататься!


Квартал столицы замер и поднял

Лицо домов своих одноэтажных

Навстречу снегу, и ничтожно мал

Груз суеты, счетов, дел архиважных

Сейчас. Сей миг. (Мой детский Кишинёв,

Ты сколько б в европерья ни рядился,

А будешь мил, а будешь вечно нов

Неновизной, — для тех, кто здесь родился!)


По улочке заснеженной ночной

Неспящих двое меж деревьев бродят:

Свирель метели, нежности прибой,

Подснежники, что лишь в душе находят…



Послебольничное


Вот печалятся граждане: «Снега всё нет!» — А он — есть!

Где ликует и бьётся любимого сердце, он — здесь!

Снег по пояс — рассыпчатый, долго идущий, живой,

Мы в проёме стоим — восхищённые дети — с тобой!


Или нет, — на конях! — помнишь, слышишь, растерзанный век, —

В заповедную Родину — (Алов-Наумов) по«Бег»!

Через все эмиграции, войны, забвенье, ковид

Мы вернёмся друг к другу.

Заносит планету обид —

Не до счётов, уходов, недужных придуманных вин.

Я — одна для тебя, как душа. Ты, как сердце, — один!


28.12.20, ТВ



* * *


Ближе к вечеру пахнет сильнее ель

это праздник который всегда со мной

и отныне не страшен мне волк апрель

во вчера обращён серый взор мой домой


ничего не ищу а утратив нашла

заметая хвостом горе время бежит

винограда сбор верный дружок шасла

гроздь Молдовы в ладони моей лежит


а и взять с меня нечего кроме любви

хоть сожгите на площади тело её

вырубают былое не вьют соловьи

гнёзда негде же вить разве сердце моё



Песня про тесто

…и совсем твоею стану, только без тебя… Из популярной советской песни

Я всё думала, маленькая,

как это — «твоею»? —

что ль, она кукла, приблудная кошка, плюшевый мишка?

«Поседею! — грозилась Ненашева, — побелею!» —

это было понятно:

кудряшки мамы,

с мукой завозившейся слишком.


А теперь безвопросна хожу:

все тайны напрасны,

с них покровы посдёрнуты, чувства б/у,

ключики-по замочкам…

Как легко быть твоей без тебя, дорогой,

как прекрасно.


Я нечасто пеку.

Спит солдат — жизнь идёт,

с днём не встретится ночка.


10.08.17



Предчувствие за год до…


От бессилья собственного тошно —

о, провинциальное бесславье!

Только в страшном сне

увидеть можно:

разбомбили сербов

в Югославии.


Эй, вставайте, кто ещё живые,

православные, — когда-то братья!

Что же вы, заступники, святые,

где ж Архангелов крылатых рати?


…Нас сотрут с Земли —

и будет «чисто»,

Как индейка — на Благодаренье —

встанет солнце

для господ фашистов —

ярых «демократов», без сомненья!


12.09.98

Из книги «Год Дракона»



* * *


Кому весна мать родна а мне печаль печаль

когда плывут мои снега черно мне душно жаль

и вот беспамятством полно пространство мрак капель

заполоняет град собой отталых склепов прель

и без оснеженных прикрас ты гол и нищ и зол

погромов первых да дерев убитых тать эол

куда ни дунешь — расстава… не я с самой собой

куда ни кинешь взгляд там — т-с-с! — последний смертный бой

и безусловно только шкур надёжное тепло

которое зима зимой снег времушко

ушло


29.01.19



Дыхательные упражнения

(Неожиданное)


Ты поднимаешь руку и — айда! —

другой маши, — дыши, дыши, болезный:

весь этот комплекс мер — весьма полезный

для вас, ковидных, в ком не спит душа! —


Для повидавших виды, города,

пейзаж суровый бойни девяностых:

чья молодость промчалась без гроша,

ценить умеет малость — в лёгких воздух!


Что мы оставим? Смуту без границ.

Границы странных стран, таможни, скуку

предвыборную, свору единиц;

собак и кошек верную поруку,


охотников на фоне медведей,

лесов убитых мощных, ставших сушью,

да в интернете выросших детей,

да обелиски братьев по оружью…


Нет уж, дыши! Не вправе умирать,

ровесник мой, товарищ по крушенью,

пока терзает землю ушлых рать,

заточенная на обогащенье


за твой, трудяга, счёт, за наш уход

без ропота, без Родины, без чести.

Живи и вспомни: мы — один народ!

Дыши. Дыши! Мы — здесь. Сейчас.

И — вместе!


28.02.21



* * *


Душа удерживает свет,

Которого на свете нет.


09.01.13



В ожидании Рождества


Так ждёшь Его, как раньше не ждала

ни светлого, ни тёмного, ни писем,

и всё дрожит душа. Едва легла, —

встаёшь, томишься, доверяешь лисьим

шуршаньям за окном, где тьма и тьма,

ничуть не потревоженная светом

горящих фонарей, а ты — нема,

но никому не признаёшься в этом.


Любви подмена ушлая — тщета:

колотишься, цепляешься, трезвеешь,

теряешь братьев, не хранишь счета, —

ты старишься, но вовсе не взрослеешь.


Ты старишься, и стыдно рассказать,

какой летящей всё ещё бываешь…

естественней вдогонку ковылять

своим детишкам взрослым — догоняешь,

да не догонишь устремлённых прочь

от песенок твоих, звучащих еле…

Но грянет снег в Рождественскую ночь

и — счастье: вновь

Младенец

в колыбели.


26.12.19



Коронное


Как по тонкому льду, по крохкому,

кто-то нёс меня, да невидимый,

и срывалось дыхание робкое,

и, закушена, вспухла губа, —

только память, казалось, выжила,

(я — из детства памяти выжимки),

и шептались в той вечной зыбоньке

заговорные жизнь-слова:


«— Небо серое обитаемо,

если сердцем не забываемо.

Ты прости, Ты помилуй, Батюшка,

Ты меня не оставь, любовь!..»


Вот и берег, и верб свечение —

золотое души сечение,

до Прощёного воскресения —

две недели.

Живая.

Вновь.


27.02.2021



Красно-белое

(Ещё более неожиданное)


Я оторваться не могу от чистого листа:

во мне — поёт, во мне — велит обнять вас и свистать

наверх из-под тяжёлых дум, из трюмов и берлог

мой самый главный из живых — животворящий Бог!


Эге-ге-гей (цвет — ни при чём!) — отбросьте смрад тоски,

«Мы не рабы» — ещё Букварь учил: «Рабы — не мы!»

Восходим дружно, как трава, из морока невзгод,

всё будет файно, господа-товарищи! И вброд,

хотя его в прошедшем — нет, пройдём белым-красно.

(И волку — волк ты, человек крушения основ!)


Пора вернуться и простить, охолонуть, понять:

пока мы рубимся, у нас удобно отнимать

страну, любимую до… Штык, застенок, полынья…

«До основанья» — хватит!

Будь, Россия! — Дом. Семья.


28.02.21



* * *


В безнадёжности своё очарованье.

Ты выходишь — небо над тобой:

Не покров, не сфера упованья —

Атмосферы купол голубой!


И за всё и всех одна в ответе,

Сбросив гнёт знамений и чудес,

Поглядишь в глаза последней трети

жизни ласковой…

Рышкановский мой лес![*]

Лягушачий рокот ликованья

Обрамляет соло соловья,

Суета сует возводит зданья —

Пирамиды бога муравья…


Лес мой, — Лис, прирученный навеки, —

Здесь, у сердца, рыжий вьёт клубок.

Безыскусно, лишь прикроешь веки,

Всё воркует дикий голубок


С ободком сиреневым на шее.

Вот и горлинка, — изящна и чиста…

Здесь ни ястреба, ни выстрела,

И реет,

Очи долу, — вечно — красота.



Встреча у моря


То ли полоз, то ли уж,

То ли чёрная гадюка —

Выползла из моря,

муж

всё рисует и — ни звука!


Щурясь, смотрит на волну,

Кистью всё быстрее водит,

Будто вверенное сну

На бумагу переводит.


Вот и осень. Пятый день.

Неба щедрого подарок:

Пенный, ясный, сини сень —

Тёплый шторм, как счастье, ярок!


Ах, полосочка косы

Между морем и лиманом, —

Грусти золотой часы

Облаками — караваном!


И под зонтиком сидит

Мой художник — под присмотром

Глаз змеиных… Так глядит

Вечность взглядом приворотным.


05.09.09

Сергеевка



Из цикла «Сказки на ночь»


* * *


влезешь в левое ухо белой своей собаки

из правого вылезешь уже на том берегу

кроме заветных чудес остальное всё враки

кроме души ничего я не —у-бе-ре-гу


кроме неё птицы-жар яблоньки молодильной

мёртвой живой воскресающей вечной воды

чем же ещё жить в преддверье вселенской давильни

кем населять кущи райские божьи сады



Иволга


От птицы до звезды —

подать крылом.

От птицы до звезды —

мгновенье лета,

Когда, прильнув к дыханию рассвета,

Душа моя не помнит о былом.


Любить тебя.

От птицы до звезды,

не меркнущей

в луче зари неспешном,

жизнь пролегла в сиянии кромешном —

цветущие и певчие сады…


 

[*]Рышканский лес — холм, поросший лесом, в микрорайоне Рышкановка Кишинёва. — Примеч. автора.

fon.jpg