Букинист

Freckes
Freckes

Валерий Веларий

Цвет любви

О книге стихов Ирины Гирш «Монохромная любовь»

Недавно дебютировавшая на страницах журнала «Вторник» и на радио «Антология» Ирина Гирш давно пишет «взрослую» и «детскую» прозу, «взрослые» и «детские» стихи. Но лишь когда минула нынешняя зима, решила собрать их под одной обложкой.

И в начале марта нынешнего года выпустила электронную книгу стихов под названием «Монохромная любовь». О любви — как раз в начале весны.

Но в книгу отобраны не все стихи. Это не сборник. Это именно книжка. С полным правом ей можно дать подзаголовок: «Поэма о чувстве». Здесь каждое стихотворение — отдельная история, и в то же время — мини-глава единого, цельного сюжета. Ну, скажем, как «повесть в рассказах». Или «роман в письмах». Или «балладная опера». Или цикл («круг») последовательных сюжетов в мифологическом эпосе — где слитно смешаны сотворение мира богами, его переустройство героями, природные явления и картины быта. А в страсти так оно и есть — эпика и мифология любви; сотворение нового мира и его раздрай и разрушение; романтика чувств и бытовая, гиперреалистичная прозаичность; небесная возвышенность и площадная, базарная суетность.

Понятно, что такое название — «Монохромная любовь», — такая тема!.. такие очень конкретные личностные, переживания!.. такая искренняя, исповедальная интонация… непременно пробудят во многих читателях искус — а кто «адресат» стихотворений? Кто «предмет страсти»? К кому обращены эти стихи и воплотившиеся в них чувства? Не только читатели, но порой критики и литературоведы поддаются этому искушению — отождествить автора и его «лирического героя». Но в том и сила воздействия настоящей поэзии или прозы, настоящего произведения искусства, что, отталкиваясь от личного впечатления (часто мимолетного), от личного опыта и личных переживаний, это произведение обращено к основам жизни, чувствований, отношений людей, к тому, что переживают сердце, душа, ум каждого из нас.

Стихи в книжке хороши. Их хочется повторять вслух и мысленно, хочется вбирать в память отдельные строфы и строчки, сохранять их в ресурсах гаджетов. Но я намеренно не цитирую их здесь. Эти стихотворения впечатляют каждое само по себе. Но особенно сильно звучат вместе, в общем строе свободно разворачивающегося стержневого сюжета.

В книжке ни грана благостности, сентиментализма, ласкающей счастливым финалом мелодраматичности. Стихи и вся книжка — о суровости жизни, о жесткой, порой жестокой, правде отношений, правде любви — даже восторженно-взаимной поначалу. Вот то-то… поначалу! Книжка — о том, как меняется, преобразуется само в себе чувство. Звёзды во взорах и звёзды в небе. Жар поцелуев и объятий. Огонь, сжигающий прильнувшие друг к другу тела. Искра, прошибающая с ног до головы во время желанных — но случайных! — прикосновений. И грязь житейской прозы. Холод остывающего притяжения. Стена непонимания. Иглы и крючья отторжения, которыми огораживается тот, кто ещё недавно так желал общности и близости, а теперь всеми силами отстраняется и выказывает своё равнодушие — хотя всё ещё остается желанным. Вверх-вниз — качели! То взлёт, почти в звёздную, запредельную высь. То обрушение с этих высот в такую же запредельную, бездонную прорву. Искушение, соблазн, презрение к запретности или табу. Жертвенность и предательство. Ощущение небесной чистоты… и предельной греховности. И вот это… исчерпанность… обрыв. Завершение? Жизни? Или вот-вот перехода в иную жизнь? Всё было так маняще противоречиво и необъяснимо. И вдруг — всё так ясно и просто. Никак.

И как свободна душа в полёте чувства, так абсолютно свободна Ирина Гирш, автор книжки, в обращении с «инструментарием» складывания стиха. Лёгкость в развёртывании сюжета. В ритмических переходах. В варьировании длины строк. В «разбивке» на строфы. В самом визуальном облике строф и стихотворений в целом. И так же как само чувство и перемены в нём жёстки, определённы и непредсказуемо-неизбежны, строй стихотворений в книжке и весь сюжет — чётко выстроены, полётно-легки, но определённы и ясны. А за этой определённостью и ясностью — угадывается столько неназванного, невыразимого, глубинного… (Кстати, и за образом «лирической героини» угадывается облик автора: внешняя сдержанность, ироничность, страстность и сила переживаний и жёсткий, твёрдый характер.)

Повторю: сюжетно книжка очень продуманно выстроена. Этой продуманностью определяется тот порядок расположения главок-стихов, который предложен автором. Пролог, завязка, кульминация, развязка, эпилог… Сюжет, прожитый «лирическим героем», точнее — «лирической героиней», — это путешествие по реальному миру и странствие в собственной душе. Познание в этих странствиях себя. «Вход» в эту историю вот такого существа — и «выход» из неё существа, в чём-то изменившегося.

Мир, отражённый в стихотворениях-главах, прост и противоречиво сложен, един в своей природе душевного и телесного чувствования — и раздроблен, как осколки голограммы. Они раскиданы по всему Космосу — внешнему и внутреннему: и тот и другой воображены умом и почувствованы сердцем, и их то слитный, то двоящийся образ отпечатался в поэтических строках. И как в каждом осколке голограммы просматривается цельное изображение, зафиксированное этой голограммой, так в каждой строке, в каждой строфе, в каждом стихотворении книжки — явлен этот образ мира, образ чувства, образ любви: единый, сложенный из множества текучих силуэтов и чётко очерченных абрисов.

Тем самым подчёркивается внутренняя цельность и стройность книжки.

И так же цельно и стройно, выявляя единство сюжетной линии, оформлена книжка. Оформление — автора, Ирины Гирш. Каждый разворот таков: одна страница — чёрный шрифт на белом поле, другая страница — белый шрифт на чёрном поле. (Кстати, шрифт подобран очень точно — не рубленый, не прямой с засечками, а курсив — чёткость и беглая лёгкость полёта.) Стихотворение-«пролог» предшествует названию книги. А этому стиху предпослана чёрно-белая фотография-«пролог»: силуэт женщины, сидящей на подоконнике, обхватив колени; свободно распустив волосы по плечам, она смотрит в окно, на ведущую куда-то улицу большого города — словно в ожидании, в предвкушении чего-то… кого-то… каких-то изменений… там виден край неба над крышами. А после стихотворения-«эпилога» книжку завершает фотография-«эпилог»: видимо, та же женщина — у перил какого-то пространства в странном современном здании, под сплошной стеклянной крышей, над сплошными стеклянными стенами-окнами; а за ними огромный город… и что там дальше?.. а дальше — огромное небо.

Можно поздравить автора, Ирину Гирш, с этими стихами и с этой книжкой.

А в заключение — вот что. При всей драматичности и порой трагичности сюжета, книжка (эта «поэма о чувстве») — не пессимистична. Стихотворный и фотоэпилоги — лишь завершение сюжета и книжки. Порог после прошлого и прожитого — перед шагом в будущее. Книжка — о надежде.

А вот — ссылка на ресурс, где размещена электронная книга стихов Ирины Гирш «Монохромная любовь».

fon.jpg