Детская комната

Freckes
Freckes

Саша Кругосветов

Бывальщина и небывальщина

Му­зы­ка Кор­та­са­ра, аран­жи­ров­ка ав­то­ра

Ин­тро­дук­ция

Сие со­чи­не­ние по­свя­ще­но нра­вам бы­ва­лых, трус­ля­ков и бал­бе­ев, до­воль­но стран­ных ви­дов Пси­хов, Ду­ра­ков и Прос­та­ков, не­дав­но по­явив­ших­ся и быст­ро рас­ши­ря­ю­щих свою тер­ри­то­рию групп мо­рий­ско­го на­се­ле­ния. Точ­но не­из­вест­но, кто они. Раз жи­вут в Мо­рии — зна­чит, мо­рий­цы. Но на лю­дей они то­же не очень по­хо­жи. Вер­нее, по­хо­жи, но точ­но не лю­ди. Эти су­щест­ва, ви­ди­мо, име­ют что-то об­щее с гри­ба­ми. Осо­би муж­ско­го по­ла вы­бра­сы­ва­ют спо­ры, а жен­ские осо­би на­хо­дят­ся в по­сто­ян­ном окру­же­нии об­лач­ка ин­фу­зо­рий-ту­фе­лек. У гри­бов, прав­да, собст­вен­ных ин­фу­зо­рий-ту­фе­лек, ви­ди­мо, нет. Так что эти су­щест­ва не гри­бы. Ну, а спо­ры всё же есть. Зна­чит, что-то об­щее с гри­ба­ми име­ет­ся.

Бы­ва­лые от­ли­ча­ют­ся осо­бой не­за­ви­си­мостью и бор­зо­той. Зна­ют на­вер­ня­ка, как ре­шать лю­бые про­бле­мы. У них го­тов ре­цепт на все слу­чаи жиз­ни. Если по­том вы­яс­ня­ет­ся, что не­льзя дейст­во­вать так, как они пред­ла­га­ют, по­яв­ля­ет­ся но­вое ре­ше­ние. Если и это ре­ше­ние не­удач­но — на­хо­дит­ся тре­тий ва­ри­ант. По­че­му вы так уве­рен­но пред­ла­га­ли пер­вый ва­ри­ант? «Это бы­ло пра­виль­ное ре­ше­ние в опре­де­лён­ных об­сто­я­тельст­вах и в опре­де­лён­ный мо­мент», — с вы­зо­вом отве­ча­ют они. Бы­ва­лые лю­бят рас­ска­зы­вать бы­валь­щи­ны.

Трус­ля­ки не осо­бен­но жа­лу­ют бы­ва­лых, счи­та­ют се­бя мо­раль­но вы­ше бы­ва­лых, жа­ле­ют бы­ва­лых и в про­ти­во­вес им рас­ска­зы­ва­ют не­бы­валь­щи­ны. Бал­бей­ки (жен­ские осо­би бал­бей­ско­го пле­ме­ни) пло­хо по­ни­ма­ют рас­ска­зы и тех и дру­гих. Са­ми ни­че­го не рас­ска­зы­ва­ют. Не уме­ют. Да и го­во­рят по­средст­вен­но. Бал­беи то­же, ко­неч­но, встре­ча­ют­ся в Мо­рии, но их не так мно­го. Маль­чи­ки в семь­ях бал­бе­ев сты­дят­ся сво­е­го бал­бейст­ва и меч­та­ют стать бы­ва­лы­ми, в край­нем слу­чае — трус­ля­ка­ми, ну хо­тя бы — прос­то не­бал­бе­я­ми. О та­ких мо­ло­дых бал­бе­ях, ко­то­рым уда­лось стать хо­тя бы не­бал­бе­я­ми, го­во­рят — «пе­ре­бал­бе­сил­ся».

Бал­бейст­во по­хо­же на за­бо­ле­ва­ние и мо­жет быть за­раз­ным. От бал­бе­ев во все сто­ро­ны раз­ле­та­ют­ся осо­бые ин­фу­зо­рии-ту­фель­ки, та­кие ма­лень­кие мно­го­но­гие вош­ки, ко­то­рые пе­ре­да­ют бал­бейст­во всем, с кем бал­беи вхо­дят в кон­такт, всем, кто хо­чет всё-та­ки иметь с бал­бе­я­ми (ча­ще все­го с бал­бей­ка­ми) ка­кие-то де­ла. А не­ко­то­рые бал­бей­ки, на­до ска­зать, на­столь­ко при­вле­ка­тель­ны… Сле­ду­ет кон­ста­ти­ро­вать, что ни бы­ва­лые, ни трус­ля­ки обыч­но не на­хо­дят в се­бе мо­раль­ных сил, что­бы от­ка­зать­ся от услуг пле­ни­тель­ных бал­бе­ек. Ко­неч­но, в про­све­щён­ной Мо­рии раз­ра­бо­та­ны ме­то­ды про­фи­лак­ти­ки бал­бейст­ва и средст­ва предот­вра­ще­ния от за­ра­же­ния им. В га­зе­тах, жур­на­лах и улич­ной рек­ла­ме по­сто­ян­но раз­ме­ща­ют­ся ма­те­ри­а­лы на эту те­му, и да­же руб­ри­ка спе­ци­аль­ная име­ет­ся: «Без­опас­ный бал­бе­изм». Тем не ме­нее не­ред­ки слу­чаи за­ра­же­ния бал­бейст­вом. Как пра­ви­ло, тот, кто свя­зал­ся с бал­бей­кой, на­при­мер, сам очень быст­ро ста­но­вит­ся пол­ным бал­бе­ем. А так­же — мно­го­но­го­ин­фу­зо­ри­е­но­си­те­лем. По­это­му, если в ком­па­нии мо­ло­дёжи по­яв­ля­ет­ся хоть один бал­бей или хо­тя бы од­на бал­бей­ка, очень ско­ро все ста­но­вят­ся бал­бе­я­ми. Жи­те­ли элит­ных по­сёл­ков Мо­рии — Ще­пов­ки и Поп­сов­ки, на­при­мер, — все, от ма­ла до ве­ли­ка, ин­фи­ци­ро­ва­ны бал­бе­из­мом, или бал­бейст­вом, что, ви­ди­мо, од­но и то же. Бы­ва­лые лю­бят по­учать, как предох­ра­нять­ся от ин­фи­ци­ро­ва­ния при кон­так­тах с бал­бей­ка­ми. Им лег­ко рас­суж­дать об этом. Бы­ва­лые не бо­ят­ся свя­зей с бал­бей­ка­ми, у бы­ва­лых от бал­бейст­ва им­му­ни­тет. Воз­мож­но, в дейст­ви­тель­нос­ти, они са­ми по­валь­но за­ра­же­ны бал­бе­из­мом и яв­ля­ют­ся его но­си­те­ля­ми, но скры­ва­ют это. Есть мне­ние, что бы­ва­лость — скры­тая фор­ма бал­бейст­ва.

Бы­ва­лые лю­бят трус­ля­ков и дру­жат с ни­ми. Очень пе­ре­жи­ва­ют за них и под­роб­но ин­струк­ти­ру­ют каж­до­го трус­ля­ка, если тот ре­шил свя­зать­ся с бал­бей­кой. Бо­ят­ся бы­ва­лые по­те­рять дру­га без­воз­врат­но. О чём мож­но бу­дет го­во­рить с трус­ля­ком, если он вдруг ста­нет бал­бе­ем? Трус­ляк, ско­рее все­го, утра­тит му­зы­каль­ный слух, ко­то­рым эти су­щест­ва обыч­но из­ряд­но ода­ре­ны.

А если про­изой­дет худ­шее… Толь­ко и смо­жет быв­ший трус­ляк спеть воз­люб­лен­ной бал­бей­ке: «Кис­ка моя, я — твой зай­чик, бал­бей­ка моя, я — твой по­пу­гай­чик». И вмес­те с тол­пой бал­бе­ев ва­лом ва­лят та­кие трус­ля­ки (боль­ные! боль­ные!) на кон­цер­ты по­пу­га­ис­то­го Фи­ли­на Крю­ко­ва с крас­ным иро­ке­зом. Про­гу­ли­ва­ет­ся и дру­жес­ки бе­се­ду­ет бы­ва­лый с трус­ля­ком, а как уви­дит ря­дом бал­бей­ку — враз за­мол­ка­ет. Не дай бог трус­ляк нач­нёт отве­чать, от­кро­ет рот, ин­фу­зо­рия во­шис­тая — раз, и за­ле­те­ла в рот. Или за ши­во­рот, или да­же, не­удоб­но го­во­рить, — в тру­си­ки трус­ля­ка. А там не­да­ле­ко — мо­жет и до серд­ца до­брать­ся.

Мно­гие бал­бей­ки жи­вут на мач­тах и ночью ку­та­ют­ся в па­ру­са, чтоб не за­мёрз­нуть. А где ещё жить, если жить не­где? Эти са­мые что ни на есть бал­бей­ки, осо­бен­но те, что толь­ко слез­ли с мачт, ин­ту­и­тив­но тя­нут­ся к бы­ва­лым (ин­ту­и­тив­но — по­то­му что бал­беи, как пра­ви­ло, жи­вут ин­стинк­та­ми), в край­нем слу­чае — к трус­ля­кам. Трус­ля­ки, ко­неч­но, — лич­нос­ти бо­лее зна­чи­тель­ные, чем бы­ва­лые, но ин­стинк­ты тя­нут бал­бе­ек имен­но к бы­ва­лым. У трус­ля­ков, да­же са­мых про­дви­ну­тых и успеш­ных, нет той муж­ской ха­риз­мы, ка­кой об­ла­да­ют цент­ро­вые пар­ни из бы­ва­лых. Бы­ва­лые счи­та­ют осо­бой до­блестью как мож­но ши­ре раз­бра­сы­вать от­ря­ды сво­их бое­вых спо­ро­зав­ров на­встре­чу лёг­кой кон­ни­це мно­го­но­гих бал­бей­ских ин­фу­зо­рий-ту­фе­лек. Бы­ва­лые ви­дят тя­гу к ним бал­бе­ек, по­ни­ма­ют свои пре­иму­щест­ва и поль­зу­ют­ся слу­ча­ем взять хоть в этом ре­ванш над сво­и­ми бо­лее ин­тел­лек­ту­аль­ны­ми друзь­я­ми-трус­ля­ка­ми, ком­пен­си­ро­вать их мо­раль­ное пре­вос­ходст­во. И бы­ва­лые, и трус­ля­ки от­но­сят­ся к бал­бей­кам сни­схо­ди­тель­но и по­кро­ви­тельст­вен­но, но, ска­жи­те на ми­лость, ко­му мо­гут не по­нра­вить­ся эти ши­кар­ные, гла­мур­ные и до­ста­точ­но до­ступ­ные бал­бей­ки? Бал­бей­ки взы­ва­ют к со­чувст­вию: они на­ив­ны, бес­по­мощ­ны, не­удач­ли­вы. На са­мом де­ле они рав­но­душ­ны ко все­му и вся, кро­ме са­мих се­бя. А ка­кой лек­си­кон! Мы-то с то­бой, чи­та­тель, пре­крас­но зна­ем этот лек­си­кон: «Хо-хо! Ха­мишь, пар­ни­ша? Жуть, уля, как ре­бён­ка, кр-р-ра­со­та! Тол­с­тый и кра­си­вый…» Це­ли у всех этих су­ществ раз­ные. Бал­бей­ки хо­тят най­ти со­сто­я­тель­но­го и со­сто­яв­ше­го­ся бы­ва­ло­го, в край­нем слу­чае — трус­ля­ка. Бы­ва­лые и трус­ля­ки — при­сло­нить­ся к по­нят­ным и при­тя­га­тель­ным пре­лес­тям не­от­ра­зи­мых бал­бе­ек, к их ес­тест­вен­ной рас­ко­ван­нос­ти, к их не­за­тей­ли­во­му, не­за­мут­нён­но­му со­мне­ни­я­ми и раз­мыш­ле­ни­я­ми, пре­иму­щест­вен­но так­тиль­но­му ми­ру. Нам не­по­нят­но, как всё это мо­жет со­че­тать­ся друг с дру­гом, но факт ос­та­ёт­ся фак­том — слу­чаи по­доб­ных успеш­ных аль­ян­сов, ме­заль­ян­сов, не­до­аль­ян­сов и ми­мо­лёт­ных аль­ян­сов весь­ма не­ред­ки.

Меч­ты сбы­ва­ют­ся

Трус­ляк всег­да зна­ет, что бу­дет. Но луч­ше бы ему это­го не знать. Если по­ду­ма­ет: «Бед­ный-бед­ный трус­ляк, вот что с то­бой мо­жет слу­чить­ся». Так и слу­ча­ет­ся. Толь­ко по­ду­ма­ет что-то, имен­но это са­мое и по­лу­ча­ет­ся. На­до по­ста­рать­ся ни о чём пло­хом не ду­мать, тог­да и не слу­чит­ся. А как не ду­мать? Трус­ля­ки изо всех сил ста­ра­ют­ся ни о чём не ду­мать. А мыс­ли са­ми со­бой так и но­сят­ся, так и но­сят­ся. Пря­мо го­ло­ва пух­нет от этих мыс­лей. И обя­за­тель­но ка­кая-ни­будь па­кост­ная мыс­лиш­ка за­бе­жит. От­ку­да ни возь­мись. Кош­мар ка­кой-то. И как раз эта са­мая па­кость и слу­ча­ет­ся. Трус­ля­ки всё вре­мя сос­ре­до­то­че­ны на том, что­бы ни на чём не сос­ре­до­то­чить­ся. Они го­во­рят са­ми се­бе: «Вот я смот­рю на солн­це. Вот я смот­рю на зе­лёное де­рев­це. Вот я смот­рю на ба­боч­ку. Я ни о чём не ду­маю. А вот идёт пре­лест­ная бал­бей­ка. Ка­кая же у неё кре­пень­кая поп­ка…» «Ку­да ты пя­лишь­ся, без­моз­глый трус­ляк?» — на­бра­сы­ва­ет­ся на трус­ля­ка же­на. «Опять пой­мал не­при­ят­ность на пус­том мес­те. Вот так всег­да. Ещё и по­ду­мать ни о чём пло­хом не успел — и уже про­бле­мы».

У бы­ва­лых всё ина­че. Бы­ва­лый дейст­ви­тель­но ни о чём не ду­ма­ет. Не уме­ет. Да и не нуж­но ему. Он зна­ет, что и так всё бу­дет хо­ро­шо. А если не так, то бу­дет по-дру­го­му. Это ещё луч­ше. А если и это не по­лу­чит­ся, то бу­дет со­всем ина­че. И тог­да уже точ­но все бу­дет клас­сно. Ка­кая ши­кар­ная бал­бей­ка! Да­же не ожи­дал встре­тить та­кую. Бал­бей­ки с пер­во­го взгля­да от­ли­ча­ют цент­ро­во­го бы­ва­ло­го: «Здрав-бвал, не угос­тишь бед­ную де­вуш­ку та­бач­ком или чем по­ин­те­рес­ней?» — «Как не угос­тить ап­пе­тит­ную бал­бей­ку?» По­зи­тив­ные устрем­ле­ния, по­зи­тив­ные мыс­ли, по­зи­тив­ные сло­ва, по­зи­тив­ные по­ступ­ки, по­зи­тив­ные ре­зуль­та­ты. Это мы так го­во­рим. Бы­ва­лый да­лёк от по­доб­ных раз­мыш­ле­ний. Он так жи­вёт.

Трус­ля­кам иног­да при­хо­дят в го­ло­ву пер­спек­тив­ные идеи. Су­ля­щие успех, уда­чу, при­зна­ние. Мож­но ска­зать — меч­ты. Но они, эти меч­ты, по­че­му-то ока­зы­ва­ют­ся в да­лёком-да­лёком бу­ду­щем. За­меч­та­ет­ся, бы­ва­ло, трус­ляк. Вот он мил­ли­о­не­ром ста­нет. Же­нит­ся на не­во­об­ра­зи­мо пре­крас­ной жен­щи­не-ле­бе­де. Вы­езд у не­го ши­кар­ный… и ку­че­ра во фра­ках. Де­нег для это­го по­тре­бу­ет­ся столь­ко да столь­ко, счи­та­ет трус­ляк. А за­ра­ба­ты­ваю я столь­ко. Столь­ко-то лет долж­но прой­ти, что­бы это слу­чи­лось. И бу­дет мне тог­да го­доч­ков де­вя­нос­то с не­боль­шим. Смо­гу ли вы­ез­жать-то на этом эки­па­же? У ме­ня к то­му вре­ме­ни бу­дут по­даг­ра, пан­кре­атит, ос­тео­по­роз… А ба­рыш­ня-то, ле­бедь ко­то­рая, — чо мне с ней де­лать тог­да? Так и она уже, ле­бедь эта, к то­му вре­ме­ни кряк­вой по­трёпан­ной ста­нет. Же­ла­ние-то сбу­дет­ся, ви­дать, да уж и не нуж­но оно бу­дет к то­му вре­ме­ни со­всем. В грус­ти и в сле­зах воз­вра­ща­ет­ся трус­ляк к се­год­няш­не­му дню. Что при­уныл, трус­ля­чок, под­бад­ри­ва­ет он сам се­бя? Но­ги ещё хо­дят. Если по­тре­бу­ет­ся — из­воз­чи­ка на­нять мож­но. Или на кон­ке по­ехать. А в суп­руж­ни­цу — бал­бей­ку, по­друж­ку свою возь­му. Бой­кая ба­бёш­ка. Хоть и не из Поп­сян, да мне в са­мый раз.

Бы­ва­лый дру­жит с трус­ля­ком. Едут они от­ды­хать на юж­ный бе­рег Мо­рии. Бы­ва­лый каж­дый бо­жий день но­вую бал­бей­ку на­хо­дит. И уда­ля­ет­ся с ней на даль­ний без­люд­ный пляж. Очень пе­ре­жи­ва­ет трус­ляк, по­лу­чит­ся у бы­ва­ло­го с но­вой по­друж­кой что-ни­будь или пол­ный от­луп бу­дет? К ве­че­ру воз­вра­ща­ет­ся бы­ва­лый с даль­не­го пля­жа ус­та­лый. Длин­ную пал­ку на пле­че не­сёт. Что­бы из­да­ли вид­но бы­ло. Чтоб не вол­но­вал­ся трус­ляк по­пус­ту. Если бол­та­ют­ся на кон­це пал­ки жен­ские тру­си­ки — зна­чит, всё в по­ряд­ке, всё по­лу­чи­лось. Не вол­нуй­ся, друг трус­ляк, по­пус­ту. Да что те­бе, трус­ляк, добрая ду­ша, вол­но­вать­ся-то? Всё-то у дру­га­ря тва­во за­всег­да по­лу­чит­ся.

Про­дол­же­ние сле­ду­ет

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
Rubanova_obl_Print1_L.jpg
антология лого 300.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област