По волне моей памяти

Владимир Спектор

Хохотали как подорванные

Михаил Жванецкий в Луганске

Осенью 1992 го­да мне по­вез­ло поч­ти це­лый день про­вес­ти в об­щест­ве Ми­ха­и­ла Жва­нец­ко­го, при­ехав­ше­го в Лу­ган­ск с кон­цер­том. Слу­чи­лось это со­бы­тие по прось­бе Юрия Ще­ко­чи­хи­на, став­ше­го тог­да на­род­ным де­пу­та­том имен­но от Лу­ган­ска. В тот год, бла­го­да­ря при­гла­ше­ни­ям Юрия Пет­ро­ви­ча, в Лу­ган­ске с твор­чес­ки­ми ве­че­ра­ми по­бы­ва­ли ещё Ев­ге­ний Ев­ту­шен­ко, Ан­дрей Воз­не­сен­ский, Вла­ди­мир Мол­ча­нов… И это в ка­кой-то ме­ре скра­ши­ва­ло до­воль­но мрач­ную ат­мо­сфе­ру то­го вре­ме­ни, ког­да рас­пад Со­юза уже слу­чил­ся, а всё, что за этим по­сле­до­ва­ло, по­ка ещё пред­став­ля­лось весь­ма не­опре­де­лён­но.

Тем не ме­нее кон­церт Жва­нец­ко­го опре­де­лён­но про­шёл «на ура», и, как ска­зал мой при­ятель, «лю­ди хо­хо­та­ли, как по­до­рван­ные». По­че­му по­до­рван­ные — не знаю. Мо­жет, по­то­му, что са­мым гром­ким сме­хом зал встре­тил ми­ни­а­тю­ру «Рас­сказ под­рыв­ни­ка». Это бы­ло дейст­ви­тель­но очень смеш­но, и чи­тал (как всег­да) Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич блес­тя­ще. То, что «ра­ки вче­ра бы­ли по пять, а се­год­ня по три», на­род уже слы­шал и усво­ил, так­же как ис­то­рии про на­чаль­ни­ка транс­порт­но­го це­ха и гре­чес­кий зал, про Стё­пу и Ава­са, Гри­го­рия и Кон­стан­ти­на, у ко­то­рых всё от­лич­но, про де­фи­сит и мно­гое дру­гое. А вот рас­сказ под­рыв­ни­ка, ви­ди­мо, те­ле­ви­де­ние и ра­дио иг­но­ри­ро­ва­ли (мо­жет, вы­со­кон­равст­вен­ное ру­ко­водст­во сму­ща­ло час­то про­из­но­си­мое окон­ча­ние «бть», а мо­жет, прос­то оче­редь не до­шла). По­то­му во вре­мя кон­цер­та имен­но этот рас­сказ «по прось­бам тру­дя­щих­ся, со­про­вож­дав­шим­ся ова­ци­я­ми», был пов­то­рён «на бис».

На сле­ду­ю­щий пос­ле кон­цер­та день мне как пред­се­да­те­лю де­пу­тат­ской ко­мис­сии по куль­ту­ре и Гер­ма­ну Ку­ди­но­ву как ра­бот­ни­ку го­род­ско­го от­де­ла куль­ту­ры бы­ло по­ру­че­но по­ка­зать Ми­ха­и­лу Ми­хай­ло­ви­чу го­род, по­кор­мить его и отвез­ти в аэро­порт. Не по­ру­че­ние, а меч­та. Встре­тить мэт­ра мы долж­ны бы­ли у гос­ти­ни­цы, и Гер­ман был уве­рен, что вы­со­кий гость не вый­дет к на­зна­чен­но­му сро­ку, вер­нее, за­дер­жит­ся. Но Жва­нец­кий по­явил­ся ми­ну­та в ми­ну­ту, как до­го­ва­ри­ва­лись. Я ещё успел шеп­нуть Гер­ма­ну, что гость не толь­ко ав­тор, но и ин­же­нер, а зна­чит, че­ло­век точ­ный и обя­за­тель­ный. Гер­ман в от­вет хмык­нул, но воз­ра­жать не стал. Для по­ез­док по го­ро­ду он ра­душ­но пред­ло­жил вос­поль­зо­вать­ся не ис­пол­ко­мов­ской ма­ши­ной, а его но­вень­ким «моск­ви­чом». Пред­ло­же­нию толь­ко по­ра­до­ва­лись. В ма­ши­не пер­вым де­лом я вру­чил Ми­ха­и­лу Ми­хай­ло­ви­чу объ­ём­ный свер­ток, в ко­то­ром воз­ле­жа­ли пи­рож­ки-лап­ти с кар­тош­кой и фир­мен­ный ме­до­вик, из­го­тов­лен­ные суп­ру­гой на­ка­ну­не ве­че­ром в по­ряд­ке «шеф­ской по­мо­щи» и вос­тор­га пе­ред гос­тем. По­да­рок был при­нят бла­го­склон­но и за­ин­те­ре­со­ван­но, пи­рож­ки отве­да­ны мгно­вен­но, одоб­ре­ны, при­чём со зна­ни­ем пред­ме­та бы­ло от­ме­че­но, что имен­но на ке­фи­ре по­лу­ча­ют­ся са­мые вкус­ные. Ито­гом де­гус­та­ции бы­ла фра­за: «Поч­ти, как в Одес­се», что озна­ча­ло, как я по­нял, выс­шую по­хва­лу. Пи­рог был остав­лен «на по­том». По­езд­ка по го­ро­ду с об­зо­ром до­стоп­ри­ме­ча­тель­нос­тей и на­шим ску­пым рас­ска­зом об ис­то­рии, гео­гра­фии, ге­ро­и­чес­ком про­ш­лом и смут­ным на­сто­я­щим Лу­ган­ска-Во­ро­ши­лов­гра­да яв­но не вдох­но­ви­ла на­ше­го гос­тя на эле­ги­чес­кий лад. И, ска­жем чест­но, не осо­бо за­ин­те­ре­со­ва­ла. А вот ре­ак­ция за­ла на вче­раш­ний кон­церт бы­ла ему ин­те­рес­на чрез­вы­чай­но. Он с удов­летво­ре­ни­ем вы­слу­шал на­ши вос­тор­ги, а то, что «Рас­сказ под­рыв­ни­ка» по­ка­зал­ся слу­ша­те­лям са­мым смеш­ным, его не­мно­го уди­ви­ло, и он да­же за­пи­сал что-то в свой блок­но­тик. Пред­ло­же­ние по­се­тить на­ши му­зеи бы­ло от­кло­не­но веж­ли­во и сдер­жан­но. За­то при­гла­ше­ние осмот­реть изобиль­ные ря­ды да­ров по­лей и ого­ро­дов на Цент­раль­ном рын­ке бы­ло встре­че­но с одоб­ре­ни­ем и эн­ту­зи­аз­мом. Но пе­ред этим он по­счи­тал умест­ным прос­то по­си­деть в ма­ши­не, по­го­во­рить, а за­од­но отве­дать раз­рек­ла­ми­ро­ван­ный мною ме­до­вик. Так и сде­ла­ли. Ме­до­вик по­нра­вил­ся, при­чём Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич, как опыт­ный ку­ли­нар, от­ме­тил, что сме­тан­ный крем для это­го пи­ро­га луч­ше, чем мас­ля­ный, так как про­пи­ты­ва­ет кор­жи и де­ла­ет ком­по­зи­цию вкус­нее. Я не воз­ра­жал. Сде­лан-то пи­рог был (и про­пи­тан) с лю­бовью. Са­ма бе­се­да за­пом­ни­лась оп­ти­миз­мом, ко­то­рый из­лу­чал мэтр. О по­го­де не го­во­ри­ли. Пер­вым де­лом он спро­сил: «А вы, гос­по­да, ста­ло быть, слу­жи­те­ли куль­ту­ры?»

Гер­ман глу­бо­ко­мыс­лен­но кив­нул го­ло­вой и ска­зал, что он как му­зы­кант и, от­час­ти, как чи­нов­ник, без­ус­лов­но, име­ет от­но­ше­ние к куль­ту­ре. Но и с бан­ди­та­ми от­но­ше­ния у не­го не­пло­хие. Ска­зал и за­сме­ял­ся, но по­лу­чи­лось зло­ве­ще.

— Это ра­зум­но, — от­ре­а­ги­ро­вал Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич, — вре­мя-то бан­дит­ское. А вы? — об­ра­тил­ся он ко мне.

Я его уди­вил, от­ве­тив, что ра­бо­таю на за­во­де, в кон­струк­тор­ском бю­ро. А в ко­мис­сии по куль­ту­ре со­стою, по­то­му что у ме­ня уже вы­шли две кни­ги сти­хотво­ре­ний, од­ну из ко­то­рых я тут же с удо­вольст­ви­ем под­пи­сал и по­да­рил. По­да­рок был при­нят бла­го­склон­но.
— Хо­ро­шо, что кни­га не тя­жёлая, а то ба­гаж и так со­лид­ный.
— Хо­ро­шая кар­ти­на. И не до­ро­гая… — вспом­нил с иро­ни­чес­кой улыб­кой Гер­ман анек­дот о Бреж­не­ве и кар­ти­не Вру­бе­ля…

О вре­ме­нах Бреж­не­ва боль­ше не го­во­ри­ли. Ин­те­рес­нее бы­ло об­су­дить вре­мя, в ко­то­ром на­хо­ди­лись тог­да. Оно бы­ло не толь­ко бан­дит­ское, но и тре­вож­ное, не­по­нят­ное (хо­тя всё рав­но ин­те­рес­ное), с вой­на­ми во мно­гих го­ря­чих точ­ках (кста­ти, Ка­ра­бах и тог­да зву­чал тра­гич­но, на­рав­не с Юго­с­ла­ви­ей, Аб­ха­зи­ей, Прид­нест­ровь­ем). Но и без вой­ны мир в по­ст­со­вет­ских стра­нах был не­опре­де­лён­ным и не­до­брым, с про­бле­ма­ми, ко­то­рые рань­ше бы­ли прос­то не­ве­до­мы, — за­кры­ти­ем за­во­дов и фаб­рик, без­ра­бо­ти­цей, не­весть от­ку­да взяв­ши­ми­ся «но­вы­ми-ста­ры­ми рус­ски­ми», рэ­ке­ти­ра­ми, чел­но­ка­ми и про­чи­ми «под­рыв­ни­ка­ми».

— Ни­че­го, ско­ро Ель­цин на­ве­дёт по­ря­док. В его ко­ман­де столь­ко ум­ных мо­ло­дых лю­дей, я ду­маю, всё на­ла­дит­ся. Жизнь обя­за­тель­но бу­дет улуч­шать­ся. Част­ная собст­вен­ность — это мощ­ное средст­во для про­цве­та­ния…

Мы с Гер­ма­ном слу­ша­ли с со­мне­ни­ем, но хо­те­лось ве­рить. Это же Жва­нец­кий! Раз он так го­во­рит, зна­чит, зна­ет (но, су­дя по все­му, не знал, или пе­ре­оце­ни­вал как ли­де­ра, так и всю ко­ман­ду). Бы­ва­ет. По­го­во­ри­ли и о теп­ло­во­зах, ко­то­рые вы­пус­кал наш за­вод.

— Ну, это те­ма веч­ная. Всем нуж­но ез­дить, так что ра­бо­той бу­де­те обес­пе­че­ны. Хо­тя, ду­маю, вы най­дёте се­бе де­ло по ду­ше не на за­во­де. Вре­мя сей­час это по­зво­ля­ет.

Эх… До­ро­гой мэтр ока­зал­ся и прав, и не прав. Те­ма веч­ная, но теп­ло­во­зы нын­че вы­пус­ка­ют дру­гие за­во­ды. А вот но­вую ра­бо­ту я дейст­ви­тель­но на­шел. Всё-та­ки, он был не толь­ко са­ти­ри­ком, но и про­вид­цем.

Вре­мя за раз­го­во­ра­ми про­шло не­за­мет­но, ско­ро уже нуж­но бы­ло от­прав­лять­ся в аэро­порт. Но пе­ред этим — обед и обе­щан­ный ви­зит на цент­раль­ный ры­нок. Обед в ис­пол­ко­мов­ской сто­ло­вой был быст­рым, ап­пе­тит хо­ро­шим, а то, что Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич был узнан с не­скры­ва­е­мым вос­тор­гом, ап­пе­тит толь­ко улуч­ши­ло. Си­дев­ший за со­сед­ним сто­ли­ком не­ве­до­мый нам тру­же­ник ис­пол­ни­тель­ной влас­ти при­вет­ст­вен­но по­ма­хал ру­кой: «В гре­чес­ком за­ле! От­лич­но, Гри­го­рий!» Мэт­ру бы­ло при­ят­но.

Ры­нок встре­тил нас до­воль­но уны­ло — тор­го­вый день под­хо­дил к кон­цу, но про­цесс ещё теп­лил­ся. Изоби­лия, прав­да, не на­блю­да­лось. Не знаю по­че­му, но тор­го­вый люд зна­ме­ни­то­го са­ти­ри­ка по­на­ча­лу не опо­знал. То ли по­то­му, что он был в паль­то и шля­пе, то ли по­то­му, что шля­па бы­ла на­дви­ну­та на лоб, и это не спо­собст­во­ва­ло иден­ти­фи­ка­ции. А мо­жет, прос­то ус­тав­шие за день про­дав­цы не сфо­ку­си­ро­ва­ли вни­ма­ние на оче­ред­ном по­ку­па­те­ле, ко­то­рый це­на­ми ин­те­ре­со­вал­ся, но по­ку­пать не спе­шил. Мы с Гер­ма­ном ку­пи­ли ему са­ла (а как же без это­го!). Вы­би­рал Гер­ман, тор­го­ва­лись они на па­ру, и до­воль­ны­ми этим бы­ли все. Про­дав­щи­ца, пыш­ная и ру­мя­ная, на­ко­нец, узна­ла, кто сто­ит пе­ред ней, за­оха­ла, за­аха­ла, пред­ло­жи­ла то­вар бес­плат­но, но день­ги бы­ли упла­че­ны, на­стро­е­ние улуч­ши­лось.
— Это, ко­неч­но, не при­воз, — ре­зю­ми­ро­вал Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич, — всё-та­ки не мор­ской го­род. Нет то­го ко­ло­ри­та…
— Ко­неч­но, и ра­ков нет, ни по три, ни по пять руб­лей (гри­вен-то ещё не бы­ло), — ото­звал­ся Гер­ман.
— Но всё же есть что-то по­хо­жее на Одес­су, — про­дол­жил Жва­нец­кий, — на­вер­ное, то же оба­я­ние про­вин­ции…

Мы мол­ча об­ду­мы­ва­ли ска­зан­ное, уса­жи­ва­ясь в «моск­вич», в ко­то­ром, сде­лав про­щаль­ный круг по цент­ру го­ро­да, по­ка­ти­ли в аэро­порт. Про­ща­ние бы­ло не­дол­гим, но тёп­лым. Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич взял мой ад­рес и те­ле­фон и по­обе­щал по­зво­нить или на­пи­сать па­ру строк, из­ло­жив свои впе­чат­ле­ния о мо­ей кни­ге.

По до­ро­ге в го­род Гер­ман ска­зал: «Не жди, не по­зво­нит и не на­пи­шет. Ты ж по­ни­ма­ешь, сколь­ко ему раз­но­го да­рят. Да и вре­ме­ни у не­го не бу­дет».

Я и сам это по­ни­мал. Но на­де­ял­ся и пер­вое вре­мя ждал. По­том пе­ре­стал. Ко­неч­но, ему бы­ло не до то­го. Но всё рав­но мысль бы­ла — а вдруг про­чи­та­ет, ин­те­рес­но, как оце­нит…

До­ма же­на пер­вым де­лом спро­си­ла: «Пи­рож­ки и пи­рог по­нра­ви­лись?» Ко­неч­но, по­нра­ви­лись, по­вёз до­мой, семью уго­щать.
— А вы сфот­ка­лись с ним? — про­дол­жа­ла суп­ру­га.

И от­вет «нет» прос­то изу­мил её.
— Как же так, по­че­му?

Я и сам не знаю. Свой гро­мозд­кий «Зе­нит» я не за­хва­тил. А «мыль­ни­цы» тем бо­лее, смарт­фо­на не то что не бы­ло, но и в фан­та­зи­ях они от­сут­ст­во­ва­ли. Гер­ман, ви­ди­мо, то­же об этом не по­ду­мал. Не спро­сишь уже у не­го (свет­лая па­мять). Да и Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич те­перь чи­та­ет свои бли­ста­тель­ные мо­но­ло­ги на не­бе­сах. Мо­жет, они там уже встре­ти­лись. И сфот­ка­лись.

Ми­ха­ил Жва­нец­кий

Рас­сказ под­рыв­ни­ка

…Степь… Ка­нал…
Идёт бар­жа… Бе­лая!.. Длин­ная, как!..
Ро­маш­ки!.. Ну прос­то!..
И тут под­рыв­ни­ки су­е­тят­ся… как…
За­ло­жи­ли ки­ло­грамм по пять­сот то­ла и тро­ти­ла… его зна­ет!
Про­во­да у них длин­ные… как…
И тут на­до бы­ло дёр­нуть за!.. Ну чтоб… Бть…
Глав­ный орёт: «Мах­ну плат­ком!.. Да­вай!..
Но толь­ко по плат­ку… про­шу…
Если дер­нёшь без плат­ка… Мы ж на бар­же… Не на­до! Не сто­ит… Мы ж бу­дем про­плы­вать!..»
Ну, он толь­ко со­брал­ся… А тут всё го­то­во… ог­ром­ная бар­жа… По­ле это… ог­ром­ное… ну, как… го­лое, как… Ну точ­но…
И ни од­ной… во­круг… Ну дейст­ви­тель­но, как!..
Он уже под­нял пла­ток, мы ду­ма­ем: ну!.. Би­нок­ли…
И тут кто-то как за­орёт: «Стоп!.. Про­шу!.. Стоп… Умо­ляю!»
А глав­ный в ме­га­фон: «Кто крик­нул „стоп“?!. Из вас… Кто мне… Я сей­час каж­дую… Я сей­час из неё!..
Мы ж в опре­де­лён­ной точ­ке… У нас же зад­не­го хо­да нет! Мы ж бар­жа!.. Нас же не­сёт!.. Чем я этот „стоп“?.. Ка­кой но­гой… Об ка­кие бе­ре­га?.. Уво­лю!..»
А млад­ший ему: «Я, в об­щем, на вас! На ва­шу бар­жу!.. На ваш ка­нал!.. На всю ва­шу степь!.. С ва­ши­ми окрест­нос­тя­ми!
Ты ж смот­ри, ка­кая-то плы­вёт… вещь!»

Гля­дят все, аж!.. Всплы­ла — тро­тил или тол… его зна­ет… вся в про­во­дах, ни­кто ж не зна­ет, они же спе­ци­а­ли­с­ты… Как она ту бар­жу до­гна­ла!.. А мы ж все на бар­же, она под бар­жой!.. Цеп­ля­ем­ся, как!..
Если в не тот па­цан, все б… Раз­ле­те­лись, как во­ро­ны…
Я — на­чаль­ни­ку: «Что ты орёшь? Ты мо­лись!
Ты это­го па­ца­на, ты его дол­жен по­це­ло­вать… в… Ты ему дол­жен об­нять…
Это ж был бы пол­ный!..
Ты в свою Дусь­ку!..»

Вот та­кая при­клю­чи­лась…

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
Rubanova_obl_Print1_L.jpg
антология лого 300.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru