Отдел поэзии

Сергей Скорый

Скорее к таинствам стиха…

Как подснежники в марте

Я, поверьте, не знаю, в чём дело — в природе, в погоде ли,
Может, в профиле тонком иль с неба слетевшей звезде,
Но вдруг в душу вливается тихая эта мелодия,
И куда не гляди — музыкантов не видно нигде...

Её звуки печальны, свежи и так дивно пронзительны,
Что не стыдно заплакать, и кругом идёт голова...
И, сроднившись с аккордом, в душе в этот миг поразительный,
Как подснежники в марте, во мне прорастают слова.
2009


* * *

Скорее к таинствам стиха
Вернуться из житейской прозы,
Где день был так бездарно прожит,
Да и окончен впопыхах.
И жить надеждой, что в ночи,
Когда весь мир отколобродит,
Одна из неземных мелодий
В тебе чуть слышно зазвучит...
2012


Вечерний поезд

Ещё сильней осознаю:
Жизнь — неоконченная повесть,
Когда сажусь в вечерний поезд,
Дарящий временный уют.

Бродяжий ветер вслед мне вей!
Для многих нынче я — пропажа...
А за окном плывут пейзажи
Печальной Родины моей.

А позже ночь зажжёт огни:
Они вовсю захороводят...
Как быстро наша жизнь проходит —
Её — не торопите дни!

Я жив. Пьян тем, что не нальют —
Я — в поэтическом запое...
Благодарю, вечерний поезд,
Ты — вдохновения приют!
2011

По дороге в Бухарест

Автострада в Бухарест.
Дождик, моросящий жидко...
Из каких не ясно мест —
Двухэтажные кибитки.

Ржут устало битюги,
Под собой копыт не чуя...
Ни друзья и ни враги —
Ромы по земле кочуют.

Скарб нехитрый — напоказ,
Детский крик, гортанный говор...
Им вполне начхать на нас,
И на то, что рядом город.

Табор щелкает кнутом,
Мча на волю дух и тело...
И к обочинам авто
Прижимает то и дело.
2006


* * *

В кафешке на Монмартре
Звучит аккордеон,
И в лёгкой хрипотце —
Любовное томленье.
Меж столиками, в зале,
Господствует шансон,
И за душу берёт
Чужое откровенье.

Здесь вовсе не беда —
Незнанье языка.
Захвачены мы в плен
Изысками вокала...
И радостны вполне,
К тому ж — пьяны слегка,
И есть ещё янтарь
На донышке бокала.
2009


* * *

Немало лет прожив на белом свете,
Мы, наконец, с тобой понять смогли,
Кому и что нашёптывает ветер,
Белёсые волнуя ковыли.

В июньском небе жаворонки виснут,
В колокола воздушные звоня...
И, слава богу, хоть на склоне дня
Нам дарит Степь чарующие мысли...
2011


Как Дева Орлеанская

Зима такая долгая, зима такая снежная,
Нас занесла сугробами, а здесь ведь — не Сибирь...
Откуда появились Вы, печальная и нежная,
Ступив так неожиданно на край моей судьбы?

Как Дева Орлеанская, в достоинства закованы,
Похоже, Вы давно у них — не в радостном плену...
Но Вы так опрометчивы, случайная знакомая,
Хотя я только взгляды к Вам, не руки протянул.

Да мало ль, что не сказано, оставим это жестам мы,
Ведь не плетётся наша жизнь, а мчит на скоростях...
Не будет победителей, но и не будем жертвами,
Мы с Вами лишь заложники — у случая в гостях...
2010


Вы подарите флёр духов

Я жду желанного письма —
Мне не хватает этих строчек...
Так мил мне Ваш летящий почерк
И для души, и для ума.

Не надо, право, прибегать
К услугам электронной почты —
Отдам я преклонённо почесть.
Всем Вашим буквам, как богам.

Поскольку с Вами лишены
Телесных игр популярных,
Давайте предадимся мы
Роскошествам эпистолярным.

Во искупление грехов,
Не рассекреченных словами,
Вы подарите флёр духов
Всему написанному Вами.
2011


Живите в радости, отрада
           Твои глаза зелёные,
           твои слова обманные...
                       К. Подревский, «Романс»

Мне тему бы начать иную,
Хочу, да что-то не могу:
Немыслимо меня волнует
Рисунок тонкий Ваших губ...

Я был в объятьях правды голой
И у колен роскошной лжи...
Ну почему Ваш дальний голос
Над головой моей кружѝт?

Земному мне — земное надо:
Не кормят басней соловья...
Живите в радости, отрада
Зеленоглазая моя!
2011


Давай подпишем мир

На порубежье лжи и правды —
Канатоходцам мы под стать...
Родная! Если я не прав был,
Начнём всё с чистого листа.

Тебя ведь тоже жизнь кружила
Не только в дыме папирос...
Но, слава богу, мы-то живы,
Теперь — надолго и всерьёз.

Уставшие от войн и зла
Давай подпишем мир сегодня.
Смотри: на храме — купола,
Как слёзы светлые Господни...
2011


Я буду сам себе завидовать

Смотри как мыс со свистом режет
Шуршащую волну зелёную...
На этой части побережья —
Такие бухты потаённые,

И ввысь стремящиеся скалы,
На них цветут деревья бантами...
В одной из бухт побудем малость
Единственными оккупантами.

И станет воздух весь пропитанным
Щемящей жадностью познания...
Я буду сам себе завидовать,
Скользя по лезвию желания.
2015


И южный август

А муж — почти стоглазый Аргус,
Твоих достоинств рьяный страж,
Не доглядит. И южный август
Тебе подарит эту страсть

Совсем неведомую ранее.
Избранник — кто ж его поймёт?
Не — юн, не — Крез, но в сердце ранил,
Как птицу пуганую — влёт!

Пытаешься ты быть кокеткой,
Но в сердце — страх, но в сердце — дрожь...
Привыкшая к железной клетке
По полью минному идёшь...

Сама себе не веришь вроде бы,
Улыбка — змейкой на устах...
А тот избранник помнит родинки
В твоих таинственных местах...
2016


Отчего ж тогда, светлый ангел мой

Растреножены, растревожены
Мысли бродят в гулкой ночи —
Что-то ищут в прошлом, заброшенном,
Пальцы жгут огарком свечи...

Хвори нет во мне и не в пьяни я —
Что ж, кромсать себя, потрошить?
Да неужто воспоминания,
Как святой отец, покаяния
От моей заждались души...

Вроде, жил с умом, не ходил с сумой,
Верил в доброе горячо...
Отчего же тогда, светлый ангел мой,
Ты покинул моё плечо?

Плещется Земля тихо травами,
Птичьей трелью воздух прошит...

Мысли цепкими волкодавами
Научились душу душить...
2011


Проснусь, а за окном — февраль

Я упивался этим сном,
Что, в принципе, большая редкость:
Весны дурманящая веткость
Меня раскачивала в нём.

В бокалах расплескался смех —
Мои друзья, которых нету,
Свершив с небес, на час, побег,
Со мной курили сигареты...

Кратка их самоволка — жаль...
Да видно, долог путь обратный,
да видно, строг там страж привратный...

Проснусь, а за окном — февраль...
2011


Депрессивное

При желаньи, увы, мне не впасть в стихотворный раж:
Мысли, словно собаки, побиты, бредут, тяжело дыша,
Завалился на белом листе в летаргии мой карандаш,
И в кручину, как будто в трясину, вошла целиком душа...
А по спинам дорог лупит плетью нещадно дождь,
Воровато надежду-Муму кто-то тащит топить в реке...
Вот и Слов ведь давно нет (да, где ж их теперь найдёшь?),
Тех — единственных, свежих, чтоб дать зазвенеть строке...
2010


Всю ночь шёл дождь

Наверное, донельзя пропиталась
Водой с небес осенняя земля...
Всю ночь шёл дождь, и вызывают жалость
Озябшие, без листьев, тополя.

Быть может, им приснилась зелень кроны,
А в ней весёлый птичий пересвист...
Но явь скудна: промокшие вороны,
Нахохлившись, сердито смотрят вниз.

Но мы-то вовсе в том не виноваты,
Что мир продрог, дороги развезло...
Осталось лишь одно — и здесь права ты —
Искать друг в друге летнее тепло.
2009


Ах, как мело

Морозный вечер отгорел.
И снег — искрист. И минус восемь.
И нелегко поверить вовсе
В начало марта на дворе.

Как водит за нос нас зима!
Ей календарь не стал указом...
И понимаешь это сразу,
Дверь приоткрыв: а снега — тьма.

Ах, как мело весь день вчера,
Сугробов круг — не прерываем...
И зябко ёжатся трамваи
На остановке до утра...
2012


* * *

В Феодосии — дождь,
Он ломает курортникам планы.
Где же бархат сезона,
Коль пляж Золотой опустел?
И заезжие «звёзды»
Здесь реже, хотя без обмана
Душу радуют пеньем,
А глаз — амплитудою тел.

Ноги в мокром песке,
Но пойду постою на причале:
Он бетонною грудью
Таранит седую волну.
И в солёные брызги
Срываются с криками чайки,
Впечатленье такое,
Как будто хотят утонуть.

Ветер с моря подул,
Пригибая деревьев верхушки.
Слишком ранняя осень,
Быть может, в Крыму неспроста...
Под дождём бронзовеет
Александр Сергеевич Пушкин.
2007


И только тополя

Как в мире ненадёжно всё и тонко:
Коснёшься чуть, и нить оборвалась...
И только тополя — гляжу, — и только
Пока ещё удерживают связь

Мою с прошедшим. У тенистой речки
Пускай звучат иные голоса,
Но также зеленеют эти свечки,
Поставленные вечным Небесам.

Ветра их кроны часто беспокоят,
В них птицы шумно гнёзда мастерят.
И помнят обо мне они такое,
Что я давно забыл и растерял...
2015


* * *

Возле водолазного причала
По утрам зеркалится вода...
Если б можно жить начать сначала,
Я бы не уехал никогда.

Не оставил свой приморский город,
Где гудит волны извечный ток...
И, быть может, не был бы так горек
Жизни почти прожитой итог.

Кто я нынче? Чем обезоружен
Мой талант — эпохой иль судьбой?
Я одной стране — почти не нужен,
И не люб, похоже, я — другой.

А безвременья тупые нормы
Сняли стружку с наших светлых лиц...
Я ношусь, как дурень, с рваной торбой
В клетке государственных границ...
2015


* * *

Ценю восторг зелёной тишины,
Оторванной от городского шума...
Как хорошо в тени деревьев думать,
Глубинно проникая в явь и сны.

Отточена уединеньем мысль,
Не найденная в суете с наскоку...
Как бабочка, она, взрывая кокон,
Уверенно осваивает высь.
2012


Кочую. По земле кочую...

И ведь всего такая малость —
Умом бы мог и сам дойти:
Хоть матушка не признавалась,
Но явно родила в пути

Меня. Сей факт неистребимо
Бродяжий в душу внёс замес...
Вот потому-то так любима
Мной тяга к перемене мест.

Кочую. По земле кочую.
Я нынче здесь, а завтра — там...
Себя дорогами врачую,
Стремясь утраты наверстать.

И словно влагою целебной
Переполняется душа,
И лёгкий шелест камыша
Мне звоном кажется молебным...
2012


Только в Крым

Под колёсный ритмический степ
На знакомства мне вновь повезёт...
Синим полозом поезд ползёт
Через знойную южную степь.

Мне бы взять — да осваивать Рим
Не в угоду капризной душе...
Ей решительно ясно уже —
Только в Крым, только в Крым, только в Крым!

Мозг на душу обидой горит:
Ну на кой тебе Крым, на какой?
Но за окнами — снова Джанкой
И восточный вполне колорит.

Встанут горы. И вспыхнет листва.
И опять — кипарис и миндаль.
Юг Тавриды. Безбрежная даль.
Синева, синева, синева.
2013


Цветёт моё воображенье

Увы, хоромы не построил,
Не накопил наличность, но...
Я помню, как пылала Троя
И Атлантида шла на дно.

Орд кочевых неслись приливы
Под пенье жадных скифских стрел...
И в прошлом всё познать хотел
Мой ум изысканно пытливый.

Событий, дат во мне круженье
Легло в логическую связь,
На стержне знаний находясь, —
Цветёт моё воображенье.

Мой ум — бессонный эрудит
Снимает с прошлого покровы...
И гул эпох многовековый
В моей вибрирует груди...
2012


Феодосия. Орджоникидзе

Блаженна тень. На солнце — морок.
О валуны волна шуршит...
И только — море, только — море,
И, слава богу, ни души.

А мыс Ильи — уставший ящер,
Припав к заливу, пьёт и пьёт...
И повод к счастию — пустячный,
Но только за душу берёт

Вот этот сплав воды и неба,
Где горизонт неведом весь...
Как жаль, что я давно здесь не был!
Как хорошо, что вновь я здесь!

И нет противоядий — яду!
И дорог южный плен таким!
А Муза — пенною Наядой
Средь волн мне дарит взмах руки...
2017


А порой, гляжу...
           Якову Рудю

Я не знаю, сколько проживу —
Есть секреты за семью замками,
Но всё чаще глажу я руками
Эту землю, листья и траву.

И в былом каком-то пустяке
Вдруг черты встречаю совершенства,
И неизъяснимое блаженство
Дарит чья-то песня вдалеке.

А порой гляжу: на склоне дня,
По тропе на алом небосводе
Мальчик, так похожий на меня,
Босиком за горизонт уходит...
2007


* * *
           Василию Алоеву

Душу можно распять,
Наплевать в неё — проще простого!
Можно даже мишень
На спине прикрепить — не вопрос...
Но... лампадой горит
Во мне чистое русское Слово —
С ним родился, живу,
С ним уйду я в мерцание звёзд...
2010

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
Rubanova_obl_Print1_L.jpg
антология лого 300.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru