Детская комната

Ирина Сурикова

Стриж. Белый лабрадор. Девочка, которая любила цветы

Стриж

Ка­тюш­ка вбе­жа­ла в подъ­езд сво­е­го до­ма, за­быв про лифт, быст­ро под­ня­лась на тре­тий этаж. В ру­ках она креп­ко дер­жа­ла птич­ку, бо­ясь её уро­нить. Слёзы ка­ти­лись из глаз. Вой­дя в квар­ти­ру, она гром­ко за­кри­ча­ла:
— Ба­буш­ка, смот­ри, что я при­нес­ла. По­мо­ги!
— По­че­му ты кри­чишь и пла­чешь? Что слу­чи­лось? — вы­шла из кух­ни ис­пу­ган­ная ба­буш­ка, но, уви­дев пти­цу в ру­ках у внуч­ки, всё по­ня­ла.
— На­вер­ное, вы­па­ла из гнез­да, она не мог­ла взле­теть, а кош­ка ря­дом, — про­дол­жа­ла в сле­зах та­ра­то­рить Ка­тюш­ка.
— Да это стриж, — по­яс­ни­ла ба­буш­ка. — Стри­жи не уме­ют взле­тать с зем­ли, если кто-то их не возь­мёт и не под­ки­нет с рук в воз­дух. Да­вай по­ло­жим его на пол. Пусть пе­ре­дох­нёт, а то ви­дишь, как птич­ка на­пу­га­на. По­том я её осмот­рю и мы ре­шим, что де­лать. А по­ка я рас­ска­жу те­бе вну­чень­ка од­ну ин­те­рес­ную ис­то­рию. Слу­шай. Жи­ла де­воч­ка Ма­риш­ка. Од­наж­ды она гу­ля­ла во дво­ре и уви­де­ла на тра­ве птен­ца. Он не мог взле­теть, толь­ко полз по тра­ве к кус­ти­ку, что­бы спря­тать­ся. Ря­дом с ним вер­те­лась кош­ка, чуя свою до­бы­чу. Ты, Ка­тю­ша, мо­ло­дец, не по­бо­я­лась, спас­ла птич­ку. А Ма­риш­ка бо­я­лась брать в ру­ки птен­ца, она бы­ла ещё ма­лень­кой де­воч­кой, мень­ше те­бя. Она толь­ко от­го­ня­ла от не­го кош­ку. При­ле­те­ли ещё та­кие же се­рые птич­ки и ста­ли кру­жить над кош­кой. Хит­рая кош­ка спря­та­лась в тра­ве и за­тих­ла. Пти­цы уле­те­ли, толь­ко од­на оста­лась, вид­но, это бы­ла ма­ма. Она по­мог­ла птен­цу до­полз­ти до кус­та, где они укры­лись. Пти­ца на­кры­ла птен­чи­ка сво­и­ми кры­лыш­ка­ми. Ма­риш­ка ре­ши­ла, что птич­кам ни­что не угро­жа­ет, кош­ки ря­дом не бы­ло. Она по­бе­жа­ла до­мой, что­бы всё рас­ска­зать ма­ме и по­мочь пти­цам. Ког­да же они при­шли во двор к кус­ти­ку, где пря­та­лись птич­ки, то уви­де­ли, что под кус­том оста­лись толь­ко од­ни пёрыш­ки, а ря­дом си­де­ла кош­ка и об­ли­зы­ва­лась. Как же горь­ко пла­ка­ла Ма­риш­ка. Ма­ма дол­го не мог­ла успо­ко­ить доч­ку, объ­яс­ня­ла ей, что в при­ро­де вы­жи­ва­ет силь­ней­ший. Ма­риш­ка ни­че­го не хо­те­ла слу­шать. Ей бы­ло боль­но от то­го, что они с ма­мой не успе­ли по­мочь птич­кам. Ког­да Ма­риш­ка под­рос­ла и на­учи­лась чи­тать, ма­ма по­да­ри­ла ей боль­шую кра­си­вую кни­гу о пти­цах. В ней де­воч­ка про­чла про уди­ви­тель­ных птиц — стри­жей. Они са­мые быст­рые ле­ту­ны, по­это­му их на­зы­ва­ют «де­ти воз­ду­ха». Ма­риш­ка вы­рос­ла, ста­ла ве­те­ри­нар­ным вра­чом и ле­чи­ла жи­вот­ных.

Ба­буш­ка за­кон­чи­ла рас­ска­зы­вать свою ис­то­рию.
— Ба­бу­ля, а ведь де­воч­ка Ма­риш­ка это ты? — спро­си­ла внуч­ка.
— Да, моё сол­ныш­ко. Сей­час я кое-что те­бе при­не­су, — ска­за­ла ба­буш­ка и по­шла в ком­на­ту.

Че­рез ми­ну­ту она вер­ну­лась, дер­жа в ру­ках боль­шую кра­си­вую кни­гу.
— «Мир птиц», — про­чла на­зва­ние Ка­тю­ша. — Это та са­мая кни­га, ко­то­рую те­бе по­да­ри­ла твоя ма­ма?
— Да, те­перь я хо­чу по­да­рить эту кни­гу те­бе. Ты най­дёшь здесь очень мно­го ин­те­рес­но­го, — по­яс­ни­ла ба­буш­ка и вру­чи­ла кни­гу внуч­ке.
— Спа­си­бо, ба­бу­леч­ка. Я обя­за­тель­но её про­чту, — по­бла­го­да­ри­ла Ка­тя ба­буш­ку. — А се­год­ня я не по­бо­я­лась спас­ти стри­жа, по­то­му что ты на­учи­ла ме­ня лю­бить жи­вот­ных и по­мо­гать им в труд­ную ми­ну­ту.
— Ум­ни­ца! Сей­час мы осмот­рим с то­бой на­ше­го боль­но­го, — и ба­буш­ка взя­ла стри­жа в ру­ки.

Она вни­ма­тель­но осмот­ре­ла кры­лыш­ки, по­том лап­ки и сде­ла­ла за­клю­че­ние — пти­ца здо­ро­ва!
— По­смот­ри, ка­кие у неё кра­си­вые круг­лые гла­за, толь­ко груст­ные, — с жа­лостью ска­за­ла Ка­тю­ша.
— Прос­то он ус­тал, и хо­чет ле­тать, — по­яс­ни­ла ба­буш­ка. — Сей­час мы вы­пус­тим его на сво­бо­ду. Толь­ко там, в воз­ду­хе, в по­лёте, его жизнь.

Ба­буш­ка по­до­шла к рас­кры­то­му ок­ну, раз­жа­ла ру­ки, слег­ка под­бро­сив пти­цу. Стриж мо­мен­таль­но вспорх­нул и взвил­ся ввысь. Сде­лав в воз­ду­хе круг, он вер­нул­ся и, про­ле­тая над ок­ном, гром­ко за­кри­чал «стри­и­и­и­ии», как бы бла­го­да­ря сво­их спа­си­тель­ниц. Вот уже не­боль­шая стай­ка стри­жей ле­та­ла пе­ред ок­ном, из­да­вая гром­кие зву­ки «стри­и­и­и­ии». Пти­цы по­кру­жи­ли ещё не­мно­го и по­ле­те­ли вы­со­ко в не­бо. Ка­тюш­ка по­ма­ха­ла им ру­кой и крик­ну­ла вслед: «Ле­ти­те, сво­бод­ные пти­цы — де­ти воз­ду­ха!»

 
Бе­лый лаб­ра­дор

Всю ночь и весь день шёл силь­ный до­ждь. Толь­ко к ве­че­ру утих.

Ба­буш­ка с внуч­кой пи­ли чай. Вдруг внуч­ка шё­по­том ска­за­ла:
— Ба­буш­ка, мне ка­жет­ся, что кто-то сто­нет или ску­лит.

Ба­буш­ка при­слу­ша­лась.
— Да, вер­но.

Ба­буш­ка на­де­ла ка­ло­ши и вы­шла во двор. Ког­да она от­кры­ла ка­лит­ку, то уви­де­ла со­ба­ку, ко­то­рая ле­жа­ла на зем­ле и ску­ли­ла.
— От­ку­да ты здесь? — уди­ви­лась ба­буш­ка.

Со­ба­ка под­ня­лась, ша­та­ясь, во­шла во двор.
— Ну пой­дём, пой­дём со мной.

Со­ба­ка еле шла, зад­ние ла­пы у неё под­ка­ши­ва­лись. Бы­ло вид­но, что она очень ус­та­ла. Ба­буш­ка по­мог­ла ей под­нять­ся на крыль­цо.
— Ой, со­ба­ка! Что с ней? Она вся про­мок­ла.
— По­сте­ли ей ста­рень­кое оде­я­ло в се­нях.

Со­ба­ка тут же рух­ну­ла на оде­я­ло. Ба­буш­ка по­мы­ла ей гряз­ные ла­пы и вы­тер­ла её по­ло­тен­цем.

Ут­ром внуч­ка про­сну­лась рань­ше обыч­но­го и сра­зу по­бе­жа­ла к со­ба­ке.
— Ба­буш­ка, а со­бач­ка-то бе­лая, кра­си­вая. Ка­кой же она по­ро­ды?
— Это бе­лый лаб­ра­дор, — по­яс­ни­ла ба­буш­ка
— Как же те­бя зо­вут, со­бач­ка? — спро­си­ла внуч­ка.
— Её зо­вут Юно­на. У неё на ошей­ни­ке есть гра­ви­ров­ка, я про­ве­ри­ла, — от­ве­ти­ла ба­буш­ка.
— Ка­кое кра­си­вое имя — Юно­на.

Внуч­ка вни­ма­тель­но по­смот­ре­ла в круг­лые гла­за со­ба­ки.
— Ба­бу­ля, я смот­рю на со­бач­ку, мне ка­жет­ся, что она то­же смот­рит на ме­ня, и в то­же вре­мя не на ме­ня, в пус­то­ту.
— Что ты та­кое го­во­ришь? — уди­ви­лась ба­буш­ка и по­до­шла к со­ба­ке.

Она по­ма­ха­ла ру­кой пе­ред гла­за­ми со­ба­ки, но та не ре­а­ги­ро­ва­ла.
— Да она же сле­пая! — до­га­да­лась ба­буш­ка.
— Как сле­пая? По­че­му сле­пая? — дро­жа­щим го­ло­сом спро­си­ла внуч­ка. — По­это­му её вы­гна­ли?

Слёзы по­ка­ти­лись по ще­кам де­воч­ки.
— Не плачь, — успо­ко­и­ла ба­буш­ка внуч­ку. — Вы­гнать её не мог­ли. Эти со­ба­ки ум­ные и добрые. Очень при­вя­зы­ва­ют­ся к сво­им хо­зя­е­вам, осо­бен­но к де­тям. Что-то дру­гое с ней про­изо­шло.

Це­лый день со­ба­ка про­ле­жа­ла, так ни­че­го и не по­ев.
— Что же нам с то­бой де­лать? — за­ду­ма­лась ба­буш­ка, гля­дя на со­ба­ку. — Мы на­пи­шем объ­яв­ле­ние и зав­тра ут­ром по­ве­сим его у ма­га­зи­на.

На сле­ду­ю­щий день объ­яв­ле­ние ви­се­ло. Про­шло три дня, но хо­зя­ин так и не объ­явил­ся. Со­ба­ка на­ча­ла есть и вы­хо­дить во двор гу­лять. Но в ос­нов­ном це­лый день ле­жа­ла. Бы­ло вид­но, что она очень тос­ку­ет по до­му.

На пя­тый день ут­ром в ка­лит­ку по­сту­ча­ли, и жен­ский го­лос спро­сил:
— Хо­зя­е­ва, есть кто до­ма?

Со­ба­ка встре­пе­ну­лась, услы­шав зна­ко­мый го­лос. Она вы­бе­жа­ла из се­ней и с ла­ем по­мча­лась по дво­ру.
— Да, да, иду! — за­то­ро­пи­лась ба­буш­ка и от­кры­ла ка­лит­ку.

Со­ба­ка бро­си­лась на мо­ло­дую жен­щи­ну и ста­ла ли­зать ей щёки, нос, гла­за, ру­ки.
— Юно­на, за­чем ты убе­жа­ла? Спа­си­бо вам, что при­юти­ли.
— Она по­па­ла под силь­ный до­ждь, не мог­ла ид­ти. У на­шей ка­лит­ки упа­ла. Ска­жи­те, ва­ша со­бач­ка сле­пая? — спро­си­ла ба­буш­ка.
— Да, с рож­де­ния сле­пая. Вна­ча­ле не бы­ло за­мет­но, а ког­да под­рос­ла по­ня­ли, что… Раз­ве бро­сишь со­бач­ку за это. Она же не ви­но­ва­та. Сы­ниш­ка мой очень ску­ча­ет по ней, да­же раз­бо­лел­ся. При­шлось ехать к док­то­ру. Мы пой­дём ско­рее к сы­ну.

Они по­шли счаст­ли­вые и до­воль­ные.
— Юно­на! — взвол­но­ван­но крик­ну­ла внуч­ка.

Со­ба­ка по­вер­ну­лась, под­ня­ла ла­пу и по­ма­ха­ла.
— Это она так про­ща­ет­ся, — по­яс­ни­ла жен­щи­на.

Весь день внуч­ка мол­ча­ла, да­же с ба­буш­кой не хо­те­лось го­во­рить. Ей бы­ло жал­ко, что со­ба­ку за­бра­ли.

Про­шёл ме­сяц. К ба­буш­ке с внуч­кой при­шли гос­ти. Жен­щи­на с сы­ном и Юно­на. Со­ба­ка, уви­дев де­воч­ку, бро­си­лась к ней, об­ня­ла её ла­па­ми и об­ли­за­ла всё ли­цо.
— Юно­на, ми­лая моя со­бач­ка, я жда­ла те­бя, — шеп­та­ла де­воч­ка.
— Мы при­шли с по­дар­ком, — ска­за­ла жен­щи­на, от­кры­вая боль­шую сум­ку.

В сум­ке си­дел бе­лый ще­нок лаб­ра­до­ра.
— Это мне, ще­нок? — спро­си­ла де­воч­ка и взя­ла щен­ка на ру­ки. — Спа­си­бо!
— Её зо­вут Лай­ма! Я хо­тел бы ви­деть, как она бу­дет рас­ти, — ска­зал маль­чик.
— Ты при­хо­ди к нам, бу­дем вмес­те её вос­пи­ты­вать.
— Хо­ро­шо, при­ду.

Гос­ти по­шли до­мой.
— Юно­на! — крик­ну­ла внуч­ка.

Со­ба­ка по­вер­ну­лась и за­ма­ха­ла ла­пой. Все за­сме­я­лись.
— По­ка, по­ка! — ска­за­ла де­воч­ка, при­жи­мая к се­бе бе­лый тёп­лый ко­мо­чек.

 
Де­воч­ка, ко­то­рая лю­би­ла цве­ты

Де­воч­ка Мар­га­ри­та бы­ла впе­чат­ли­тель­ной и боль­шой вы­дум­щи­цей. Она очень лю­би­ла цве­ты и при­ду­мы­ва­ла про них вся­кие ис­то­рии. Но воз­ле её до­ма по­че­му-то цве­ты не рос­ли. У Мар­га­ри­ты бы­ли цвет­ные стёк­лыш­ки. Од­наж­ды она взду­ма­ла по­смот­реть сквозь них на солн­це. О, ка­кой чу­дес­ный мир ей от­крыл­ся! Стёк­лыш­ки пе­ре­ли­ва­лись все­ми цве­та­ми ра­ду­ги. Всё во­круг — не­бо, де­ревья, до­ма — ста­ли ра­дуж­но-цвет­ны­ми. Де­воч­ка сде­ла­ла клум­бу и раз­бро­са­ла по ней стёк­лыш­ки.
— Вы бу­де­те мо­и­ми лю­би­мы­ми цве­та­ми, — ве­се­ло ска­за­ла она.

Мар­га­ри­та уха­жи­ва­ла за стёк­лыш­ка­ми как за цве­точ­ка­ми, по­ли­ва­ла их и да­же раз­го­ва­ри­ва­ла с ни­ми, вы­ду­мы­вая вся­кие ска­зоч­ные ис­то­рии. Как-то ут­ром она вы­бе­жа­ла во двор и уви­де­ла, что ро­са обиль­но по­кры­ла тра­ву на клум­бе и сол­неч­ные зай­чи­ки иг­ра­ют в стёк­лыш­ках.
— Сол­неч­ные зай­чи­ки, сде­лай­те так, что­бы стёк­лыш­ки ста­ли зем­ны­ми цве­точ­ка­ми, — по­про­си­ла Мар­га­ри­та. — Я бу­ду их очень лю­бить.

В этот миг сол­неч­ные зай­чи­ки от­ра­зи­лись в блес­тя­щих ка­пель­ках ро­сы, и вся клум­ба ока­за­лась усы­па­на бе­лы­ми цве­точ­ка­ми. Как же об­ра­до­ва­лась Мар­га­ри­та!
— Я на­зо­ву вас мар­га­рит­ки! — вос­клик­ну­ла де­воч­ка. Её ра­дос­ти не бы­ло пре­де­ла.

Она це­лы­ми дня­ми иг­ра­ла с цве­точ­ка­ми, уха­жи­ва­ла за ни­ми и лю­бо­ва­лась.

Од­наж­ды сол­неч­ный лу­чик, лас­кая цве­ты сво­им теп­лом, спро­сил у де­воч­ки:
— Че­го бы ты ещё хо­те­ла для сво­их лю­бим­цев?
— Я хо­чу, что­бы мар­га­рит­ки рос­ли по­всю­ду и цве­ли круг­лый год.
— Ты очень добрая де­воч­ка, — от­ве­тил сол­неч­ный лу­чик, — пусть бу­дет по-тво­е­му.

С тех пор мар­га­рит­ки ста­ли рас­ти и цвес­ти по всей зем­ле.



Рас­ска­зы участ­ву­ют в меж­ду­на­род­ном ли­те­ра­тур­ном кон­кур­се ко­рот­ко­го се­мей­но­го расска­за «Мы и на­ши ма­лень­кие вол­шеб­ни­ки».

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru