Детская комната

Александр Велин

Две сказки

Сказ­ка о шут­ках


При­шёл Тёма с па­пой в книж­ный, а он ока­зал­ся ещё за­крыт, и до от­кры­тия це­лых пят­над­цать ми­нут. Они по­шли во­круг книж­но­го раз и дру­гой. Тёма за­ску­чал, и от ску­ки он при­жал ла­донь к сте­не ма­га­зи­на, и так и идёт, а па­па ему го­во­рит:

— Если мы так бу­дем ид­ти, весь этот ма­га­зин ста­нет очень чи­с­тым, а твоя ла­донь — очень гряз­ной.

Тёма за­сме­ял­ся и отве­ча­ет:
— Это ты, па­па, шу­тишь.
— Шу­чу, — при­знал­ся па­па.

Идут они даль­ше.
— Ког­да ма­га­зин от­кро­ет­ся? — спра­ши­ва­ет Тёма.
— Че­рез пят­над­цать ми­нут.
— За пят­над­цать ми­нут мы мно­го успе­ем прой­ти, — го­во­рит Тёма.
— Если в се­кун­ду бу­дем про­хо­дить мил­ли­ард све­то­вых лет, — отве­ча­ет па­па, — все­го лишь за сто се­кунд мы, по­жа­луй, до­бе­рём­ся до дру­гой га­лак­ти­ки.

Тёма вни­ма­тель­но по­смот­рел на па­пу и го­во­рит:
— Что-то ты мно­го шу­тишь се­год­ня, па­па.

Па­па уви­дел, что Тёма вни­ма­тель­но на не­го смот­рит и ска­зал:
— Ви­жу, что ты на­чи­на­ешь до­га­ды­вать­ся, что я не прос­то па­па.
— А кто? — спро­сил Тёма.
— Я су­пер­ге­рой. Моё ге­рой­ское имя Шу­точ­кин-При­ба­у­точ­кин, и у ме­ня се­год­ня важ­ный день.
— Ка­кой та­кой день?
— Се­год­ня я дол­жен по­бе­дить страш­но­го вра­га из дру­гой га­лак­ти­ки.
— А как его по­бе­дить? — спро­сил Тёма.
— Шу­точ­ка­ми, — от­ве­тил па­па. — Но мне ну­жен по­мощ­ник. Бо­юсь, один не справ­люсь.
— Я бу­ду тво­им по­мощ­ни­ком! — вы­звал­ся Тёма.

И они по­ле­те­ли в дру­гую га­лак­ти­ку, на са­мую страш­ную пла­не­ту, в са­мое ужас­ное на этой пла­не­те мес­то. Там та­кое всё се­рое, с се­ры­ми ули­ца­ми и до­ма­ми. По ули­цам мед­лен­но едут ма­ши­ны с хму­ры­ми ро­бо­та­ми, и све­то­форы на ули­цах то­же се­рые, и да­же вмес­то зе­лёно­го, крас­но­го и жёл­то­го цве­тов на све­то­форах по­яв­ля­ют­ся се­рые над­пи­си: «КОШ­МАР», «КО­НЕЦ» и ещё «ПЕ­ЧАЛЬ­НАЯ НЕ­ИЗ­БЕЖ­НОСТЬ».

И кос­мод­ром есть на этой пла­не­те, а на кос­мод­ро­ме кос­ми­чес­кие ко­раб­ли с пуш­ка­ми, ко­то­рые стре­ля­ют ску­кой и не­при­ят­нос­тя­ми. Всё при­го­тов­ле­но для то­го, что­бы за­хва­тить на­шу Зем­лю. Са­мым глав­ным у них гро­мад­ню­щий ро­бот с уса­ми из про­во­ло­ки.

— За­хва­ти­те, — го­во­рит ро­бо­там, — для ме­ня Зем­лю.
— Обя­за­тель­но за­хва­тим, — отве­ча­ют се­рые ро­бо­ты.
— Ну, сей­час я им всем за­дам, — ска­зал па­па. — Толь­ко нуж­но по­до­брать­ся по­бли­же.

Они с Ти­мой ста­ли под­би­рать­ся по­бли­же, а гро­мад­ню­щий ро­бот как под­прыг­нет и го­во­рит:
— Дол­го я те­бя ждал, су­пер­ге­рой Шу­точ­кин-При­ба­у­точ­кин!

Тут же мно­жест­во се­рых ро­бо­тов на­па­ли на па­пу и при­вя­за­ли его к ко­раб­лю и не да­ют ему шу­тить.

Па­па тог­да крик­нул.
— Шу­ти ты, Тёма!
— Так, — гроз­но ска­зал Тёма. — Сей­час я бу­ду шу­тить.

Ро­бо­ты как услы­ша­ли, по­пя­ти­лись.
— Не бой­тесь, он слиш­ком ма­лень­кий, что­бы шу­тить, — ска­зал гро­мад­ню­щий ро­бот с уса­ми.
— Ни­че­го я не слиш­ком ма­лень­кий, — ска­зал Тёма. — Я в са­мый раз ма­лень­кий.
— Ой, — го­во­рит ро­бот с уса­ми. — Ой-ой-ой. Ка­жет­ся, он шу­тить уме­ет. В та­ком юном воз­рас­те.
— Ещё как умею, — го­во­рит Тёма. — Я как ро­дил­ся, сра­зу на­чал шу­тить.
— Пе­ре­стань, — го­во­рит гро­мад­ню­щий ро­бот, сам хи­хи­ка­ет, не мо­жет удер­жать­ся. — Мне не­льзя сме­ять­ся.

Сме­ёт­ся и вин­ти­ки из не­го вы­ле­та­ют. Ага, вот по­че­му им не­льзя сме­ять­ся!
— А ну-ка от­пус­ти мо­е­го па­пу Шу­точ­ки­на-При­ба­у­точ­ки­на, и Зем­лю не за­во­ё­вы­вай, — при­ка­зы­ва­ет ему Тёма. — А то я сей­час так по­шу­чу, что из те­бя всё вы­сып­лет­ся.

Гро­мад­ню­щий ро­бот па­пу ве­лел от­пус­тить и Зем­лю не за­во­ё­вы­вать, и Тёма с па­пой на­зад по­ле­те­ли. При­ле­та­ют, а на Зем­ле уже пят­над­цать ми­нут про­шло, и жен­щи­на- про­дав­щи­ца в книж­ном ма­га­зи­не две­ри от­пи­ра­ет. Спра­ши­ва­ет Ти­му и па­пу, че­го это вы та­кие за­пы­хав­ши­е­ся.

Тёма ей отве­ча­ет:
— Мы сю­да из дру­гой га­лак­ти­ки бе­жа­ли.

Жен­щи­на го­ло­вой по­ка­ча­ла и го­во­рит Ти­ме:
— Ну ты, маль­чик, и шут­ник!

Сказ­ка о те­ле­ви­зо­ре

На од­ной пла­не­те есть один-единст­вен­ный на всю пла­не­ту те­ле­ви­зор. Ни­кто не зна­ет, как он ту­да по­пал. Этот уди­ви­тель­ный те­ле­ви­зор всег­да по­ка­зы­ва­ет то, что про­ис­хо­дит с маль­чи­ком То­лей. На пла­не­те жи­вут ино­п­ла­не­тя­не, ко­то­рые смот­рят те­ле­ви­зор, и всё боль­ше узна­ют про То­лю. Те­ле­ви­зор им по­ка­зы­вал, как он де­ла­ет уро­ки, как иг­ра­ет, как учил­ся чи­тать, пи­сать, и ез­дить на ве­ло­си­пе­де. Ког­да у То­ли был день рож­де­ния, ино­п­ла­не­тя­не ви­де­ли по­дар­ки, ко­то­рые ему по­да­ри­ли и то­же за не­го ра­до­ва­лись.

На свой день рож­де­ния То­ля впер­вые в жиз­ни ре­шил до­счи­тать до ста, и все ино­п­ла­не­тя­не со­бра­лись, что­бы на это по­смот­реть.
— Вы уже слы­ша­ли о том, что этот маль­чик со­би­ра­ет­ся счи­тать до ста? — го­во­ри­ли они друг дру­гу.
— Не мо­жет быть!

То­ля счи­тал у се­бя до­ма, а ино­п­ла­не­тя­не ви­де­ли его в те­ле­ви­зо­ре.
— Один, два, три…
— Хо­ро­шо счи­та­ет! — хва­ли­ли его ино­п­ла­не­тя­не.

То­ля счи­тал все даль­ше и даль­ше.
— Пять­де­сят шесть, пять­де­сят семь…
— Ка­кой мо­ло­дец! — по­ра­жа­лись ино­п­ла­не­тя­не.
— Во­семь­де­сят во­семь, во­семь­де­сят де­вять…
— До­шёл до вось­ми­де­ся­ти де­вя­ти! — кри­ча­ли ино­п­ла­не­тя­не.
— Де­вя­нос­то де­вять… — про­дол­жал То­ля. — Сто!

Ког­да То­ля до­счи­тал до ста, ино­п­ла­не­тя­не устро­и­ли у се­бя на пла­не­те це­лый празд­ник с са­лю­том.

Если То­ля са­дит­ся ри­со­вать, ино­п­ла­не­тя­не бро­са­ют все свои де­ла, что­бы на это по­смот­реть. Им очень нра­вят­ся То­ли­ны ри­сун­ки, осо­бен­но мо­ре и ко­раб­ли.
— Он от­крыл ко­роб­ку с ка­ран­да­ша­ми! — кри­чат друг дру­гу ино­п­ла­не­тя­не.
— Взял си­ний ка­ран­даш! А те­перь го­лу­бой, жёл­тый и крас­ный!
—Не­уже­ли это бу­дет мо­ре, — го­во­рят ино­п­ла­не­тя­не друг дру­гу. — Как кра­си­во! Вы за­ме­ти­ли, жёл­тое солн­це не прос­то жёл­тое, а ещё с оран­же­вым!
— Смот­ри­те, крас­ный ко­рабль!

Од­наж­ды То­ля на­ри­со­вал сра­же­ние су­пер­ге­роя с ро­бо­том. Ро­бот был сер­ди­тым и ог­ром­ным. У не­го был пан­цирь, как у ра­ка, а вмес­то рук пуш­ки.

По­том То­ля на­ри­со­вал су­пер­ге­роя, и ино­п­ла­не­тя­не об­ра­до­ва­лись то­му, что су­пер­ге­рой по­лу­чил­ся сме­лым и силь­ным.

Ког­да ро­бот вы­стре­лил в су­пер­ге­роя ра­ке­той, ино­п­ла­не­тя­не ис­пу­га­лись и по­зак­ры­ва­ли свои ли­ца ру­ка­ми.

Но ког­да ино­п­ла­не­тя­не от­кры­ли гла­за, ока­за­лось, что су­пер­ге­рой успел под­нять щит и ра­ке­та этот щит не про­би­ла. Она по­ле­те­ла на­зад в ро­бо­та, ко­то­рый сам пе­ре­пу­гал­ся и на­чал убе­гать.
— Ура! — за­кри­ча­ли ино­п­ла­не­тя­не.
— На­ши по­бе­ди­ли!

Ког­да То­ля вы­рас­тет, он обя­за­тель­но ста­нет кос­мо­нав­том. Он бу­дет ле­тать с пла­не­ты на пла­не­ту и в кон­це кон­цов по­ле­тит к той, где его ждут ино­п­ла­не­тя­не.

То­лин ко­рабль при­ле­тит на их пла­не­ту, и оде­тый в ска­фан­др То­ля спус­тит­ся по тра­пу вниз.
— Здравст­вуй­те, — веж­ли­во ска­жет То­ля.
— Здравст­вуй­те, — от­ве­тят ему ино­п­ла­не­тя­не. — А мы вас зна­ем.
— От­ку­да же вы ме­ня зна­е­те? — уди­вит­ся То­ля.

Тог­да ино­п­ла­не­тя­не под­ве­дут его к те­ле­ви­зо­ру. То­ля за­гля­нет в не­го, и уви­дит, что на не­го смот­рит ка­кой-то кос­мо­навт.

То­ля вос­клик­нет:
— Кто этот кос­мо­навт в ска­фан­дре?

Ино­п­ла­не­тя­не ему ска­жут:
— Раз­ве ты не до­га­ды­ва­ешь­ся?
— Ка­жет­ся, мне зна­ко­мо его ли­цо, — ска­жет То­ля.
— Смот­ри вни­ма­тель­нее, — по­со­ве­ту­ют ино­п­ла­не­тя­не.

То­ля по­смот­рит вни­ма­тель­нее и вдруг вос­клик­нет:
— Да ведь это же я!

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru