Быльки

Валерий Веларий

Как Курентзис гонял призраков оперы

Да­ва­ли как-то «Фаль­ста­фа» в «Ге­ли­кон-опе­ре», ещё в ста­ром зда­нии.

В тот раз в те­ат­ре Дмит­рия Берт­ма­на впер­вые вспрыг­нул на ди­ри­жер­ский пульт уже вхо­див­ший тог­да в мо­ду Тео­дор Ку­рен­т­зис. Что та­кое Ку­рен­т­зис за пуль­том — это не­опи­су­е­мо; это на­до бы­ло ви­деть. Он тан­це­вал и при­то­пы­вал. Он де­лал пас­сы и со свис­том рас­се­кал воз­дух па­лоч­кой. Гу­бы его ше­ве­лят­ся — он слов­но бы под­ду­ва­ет вслед пас­сам, по­сы­лам и зву­кам: «Ле­ти­те, при­зра­ки, ле­ти­те!» Ко­ро­че, Ку­рен­т­зис так по­сы­лал, что дро­жа­ли по­ди­ум и сте­ны. Зву­ки, как пу­ли, свис­те­ли над го­ло­ва­ми ор­кест­ран­тов. Те толь­ко успе­ва­ли при­ги­бать­ся. А пуб­ли­ка ду­ма­ла: это они вгля­ды­ва­ют­ся в но­ты — что­бы не от­стать от пля­шу­ще­го Ку­рен­т­зи­са. Прав­да, по­том злые язы­ки утверж­да­ли, что ор­кест­ран­ты пы­та­лись про­ве­рить, со­впа­да­ют ли те но­ты, по ко­то­рым иг­ра­ют они, с те­ми, по ко­то­рым ди­ри­жи­ро­вал фех­ту­ю­щий Ку­рен­т­зис. Но это яв­но бы­ли про­тив­ни­ки про­грес­са. На са­мом-то де­ле пыл­кий Ку­рен­т­зис по­сы­лал зву­ки, как стре­лы ку­да-то ту­да, где в ка­би­нет­ных око­пах за­се­ли чи­нов­ни­ки, ни­как не ре­шав­шие про­бле­му: на­чать рес­тав­ри­ро­вать и пе­ре­ст­ра­ивать зда­ние, что­бы «Ге­ли­кон-опе­ра», на­ко­нец, об­ре­ла на­сто­я­щее те­ат­раль­ное при­ста­ни­ще, или ещё по­вре­ме­нить?.. Прост­ранст­во ко­ле­ба­лось под вы­па­да­ми ди­ри­жёр­ской па­лоч­ки. Ею со­тря­са­тель эфи­ра Ку­рен­т­зис, слов­но ра­пи­рой или шам­пу­ром, пы­тал­ся на­ни­зать в вир­туа­ле но­ту и звук и при­шпи­лись их друг к дру­гу. Од­на­ко, нот­ка в вир­туа­ле — что яб­ло­ко. Если за­ле­пит по­сре­ди вир­ту­аль­нос­ти в глаз при­зра­ку или ка­ко­му ино­му тон­ко­му аст­раль­но­му те­лу, ма­ло не по­ка­жет­ся! А ор­кест­ран­ты-му­зы­кан­ты… они же сра­зу в двух ми­рах су­щест­ву­ют: ту­точ­ки, пе­ред пуб­ли­кой, и та­моч­ки, в твор­чес­ком за­пре­де­ле. Вот они и при­ги­ба­ют­ся, что­бы не на­нес­ло в гла­за ни­ка­ко­го со­ру… Го­во­рю же: Ку­рен­т­зис так под­да­вал жа­ру, что ко­ле­ба­ло пульт, по­ди­ум, от них «ко­ле­банст­во» пе­ре­ки­ды­ва­лось на вет­хие сте­ны ста­ро­го зда­ния «Ге­ли­кон-опе­ры», а от них пе­ре­да­ва­лось вир­ту­а­лу… ну, это по-ны­неш­не­му: а по-ста­рин­но­му — аст­ра­лу.

И кру­ти­ло вир­ту­ал, и кри­ви­ло его по без­за­ко­нию мис­ти­ки твор­чест­ва так, что в од­ном из сво­их пу­те­шест­вий во вре­ме­ни и прост­ранст­ве Фа­уст и Ме­фис­то­фель ове­щест­ви­лись в «Ге­ли­кон-опе­ре» за ку­ли­са­ми опе­ры «Фаль­стаф», ру­ле­жи­ру­е­мой ту­да и сю­да буй­ным Тео­до­ром Ку­рен­т­зи­сом.

Фа­уст: Па­роль!

Ме­фис­то­фель: Дуй-не пе­ре­дуй! От­зыв?

Фаль­стаф: Не свис­ти.

Ме­фис­то­фель: Это не я. Это вон от то­го, вет­ро­дуя с па­лоч­кой, та­кая бу­ря…

Ку­рен­т­зис, про­жи­гая взо­ра­ми тьму ку­лис и мрак твор­чес­ко­го оза­ре­ния, от­го­нял от се­бя при­зра­ков и ге­ни­ев опе­ры — что­бы од­но­му пля­сать на лби­не ди­ри­жер­ской гол­го­фы.

Фа­уст: Ду­ет, как на вер­ши­не го­ры Ге­ли­кон.

Ме­фис­то­фель (вгля­дев­шись вдаль): Эге ж. Всех муз сме­ло. И за­од­но ведьм с Бро­ке­на.

Фа­уст (о Ку­рен­т­зи­се): Ну, так что? Бу­дем оста­нав­ли­вать? Хоть на мгно­венье?

Ме­фис­то­фель (с боль­шим чувст­вом): Ну их на фф­фиг!!! Толь­ко свя­жись…

Но­ты сры­ва­лись с кон­чи­ка оку­рен­т­зев­шей па­лоч­ки поч­ти зри­мы­ми сгуст­ка­ми энер­гии. Фа­уст и Ме­фис­то­фель сво­и­ми те­ла­ми при­жи­ма­ли к по­лу кон­цы ку­лис, что­бы пуб­ли­ке не от­кры­лось за­прет­ное — тай­на те­ат­раль­ной кух­ни, где про­каз­ни­цы до­ни­ма­ли Фаль­ста­фа.

Фаль­стаф (жут­ко ще­ко­та­е­мый): Вы че­го сю­да при­пёр­лись? Это не ва­ша пар­ти­ту­ра!

Фа­уст: А раз­ве не сю­да зо­вут всех, кто на фэ? Фа­уст, Ме­фис­то… Финд­зор с про­каф­ни­ца­ми… Фин­над­зор… Про­каф­ни­ки фин­ин­спек­то­ры…

Фаль­стаф: Те­бе что, этот, вер­ти­муз с па­лоч­кой, на­сморк на­дул?

Все силь­нее вздра­ги­ва­ли и ко­ле­ба­лись ста­рые сте­ны. Во все ще­ли свис­те­ла веч­ность.

Ме­фис­то­фель (все­ве­ду­ще): Если сте­ны вой­дут в ре­зо­нанс с ор­кест­ром… Ух!

Фаль­стаф: Пе­ре­да­вит всех на­смеш­ниц! А я (меч­та­ет) в Винд­зор вер­нусь, на по­кой.

Ме­фис­то­фель: Фиг вам! Если на­ка­тит все­об­щий ре­зо­нанс, то за­вир­ту­а­лит­ся во­рон­ка нуль-пе­ре­хо­да, и фа­зи­ро­ван­ные вих­ри че­рез точ­ку би­фур­ка­ции за­фи­га­чат всех нас от­сю­да ми­мо Лы­сой го­ры на Бро­ке­не не­зна­мо ку­да! По кван­там со­би­рать при­дет­ся. Если най­дут.

Фа­уст (не­воль­но при­кры­вая го­ло­ву): Сде­лай же что-ни­будь, дух зла! Я тре­бую!

Ме­фис­то­фель: Ка­бы ты об­ма­ном не вы­ну­дил ме­ня под­пи­сать до­го­вор! Я б фиг вам…

Фа­уст: Во имя спа­се­ния ми­ра, не то­бой со­тво­рен­но­го!

Фаль­стаф (уще­ко­ко­тан­ный вус­мерть): Пус­ти­те! Мой вы­ход! Ре­жис­сер убьет!

Ме­фис­то­фель: Эх, еще не вре­мя для вто­ро­го при­шест­вия! Фур­шет не на­крыт… Что ж, при­дёт­ся вы­брать не са­мую луч­шую вер­сию из воз­мож­ных пу­тей от­сю­да в бу­ду­щее.

Он ду­нул ку­да-то се­бе под кры­ло, за­трень­ка­ли мо­биль­ные и офис­ные те­ле­фо­ны, в по­то­ке зву­ко­вых вих­рей за­мер­ца­ли эк­ра­ны но­ут­бу­ков и смарт­фо­нов. «До­зор в те­нёч­ке слу­ша­ет!.." И, по­ка по-над за­на­ве­сом бе­жа­ли бук­вы, рас­ска­зы­ва­ю­щие пуб­ли­ке со­дер­жа­ние опе­ры, с об­рат­ной сто­ро­ны за­на­ве­са бе­гу­щей стро­кой вы­све­ти­лись тек­с­ты рас­по­ря­же­ний сто­лич­но­го мэ­ра и пра­ви­тельст­ва и аб­ра­ка­даб­ра ну­ме­ра­ций чи­нов­ничь­ей пе­ре­пис­ки.

Ме­фис­то­фель (ткнув паль­цем): Вот так устра­ива­ет?

Фаль­стаф (вчи­ты­ва­ясь в да­ты гря­ду­щих лет): Это ког­да же бу­дет?

Ме­фис­то­фель: Че­рез па­ру лет. Это са­мое боль­шее, что я мо­гу сде­лать! Хо­тя это ре­ше­ние мно­го не­по­кою при­не­сет сю­да с со­бою. Про­те­с­ты не­до­воль­ных. Взбры­ки не­по­нят­ли­вых. Про­ис­ки и коз­ни за­вист­ни­ков. Вон то­го тан­цо­ра с па­лоч­кой уне­сёт в дру­гие края на ещё бо­лее воз­вы­шен­ные ди­ри­жан­ские по­мо­с­ты… А ещё че­рез па­ру лет пос­ле сне­сёт тех, кто при­нял это ре­ше­ние. Но оно уж не от­ме­нит­ся. Его до­ве­дёт до кон­ца но­вый го­род­ской на­чаль­ник. И пе­ре­ст­ро­ит­ся это зда­ние ста­рин­ной усадьбы. И со­кру­шат­ся чьи-то серд­ца. А чьи-то воз­ра­ду­ют­ся…

Тут Ку­рен­т­зис как-то осо­бо топ­нул но­гой и мах­нул па­лоч­кой. И каж­до­го унес­ло в отве­ден­ную ему опе­ру. А за­ку­лис­ных фан­то­мов Фа­ус­та и Ме­фис­то­фе­ля сду­ло, от­ку­да на­ду­ло, в вир­ту­ал­ку. Пусть там жон­гли­ру­ют мгно­вень­я­ми. У нас свои жон­глёры вхо­дят в мо­ду.

А че­рез па­ру лет мос­ков­ский гра­до­на­чаль­ник и мос­ков­ское пра­ви­тельст­во дейст­ви­тель­но ре­ши­ли об­но­вить сте­ны «Ге­ли­кон-опе­ры», по­ка не рас­сы­па­лись под на­по­ром ис­кус­ст­ва. Вот так и на­ча­лось стро­и­тельст­во но­во­го зда­ния во дво­ре ста­ро­го. Всё сбы­лось!

Пе­ре­ме­ни­лись на вы­со­ких пос­тах сто­лич­ные на­чаль­ни­ки. Кир­пи­чи ста­рин­ной усадьбы впи­са­лись в но­вые сте­ны. А Ку­рен­т­зис ши­ро­ко за­ша­гал по опер­ным под­мост­кам прос­тор­ной Рос­сии…

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru