По волне моей памяти

Александр Ткаченко

Прямая речь

Прямая речь


Однажды мне дано
стать возле дерева, сравниться с ним,
и всей спиной, как пред стеной,
почувствовать, как мир необъясним.
Открыть кавычки — душу приоткрыть
однажды мне дано, однажды
из глубины природы всплыть
и в окруженьи влаги
    погибать от жажды.
Однажды мне дано приникнуть к памяти людской,
влюбиться, разлюбить и, самому себе на диво,
смеясь, сцепиться с гордою тоской
и, победив её, затосковать непобедимо.
Однажды мне дана прямая речь,
как, впрочем, каждому из граждан,
однажды вставший там, где можно было лечь,
я презираю тех,
    кому позволено,
         всё делать дважды!


Атавизм

Печаль заныла в сочлененьях
деревьев, соки застоялись,
уныло пишет сочиненья
двора неспешный постоялец.

Он вечный двигатель промаслил,
но скрип уключин свысока
не оградил его напраслин —
звук сух и точен, как тоска.

Приходит в срок или спонтанно,
вползает в горькие предгорья.
Печаль, тоска — как испытанья,
немые пытки
    боли над безбольем.


* * *

Ждать и ждать по полгода, по году,
ждать погоды —
дождаться промозглого ворона,
снег недолго стоял под Москвой, над её непогодой,
как молочные зубы, он выпал — и вовремя.
Он ещё прорастает. И сквозь дёсны небес
коренные его на всю зиму прорежутся.
Он ещё затвердеет. И его затвердят
до растаянья, весь,
все побеги глубокие,
все глубокие беженцы.


Памяти футбольной команды «Пахтакор — 79»

Они играют до сих пор —
случайность не переломила
и не ослабила шипов...
    Я посмотрел в упор
в глаза болельщика,
    и он сказал: «Судьбу на мыло»...
Семнадцать спущенных мячей
Висят на стенке в сетке крупной,
Их воздух колеблет тени от свечей —
Вздохнули плавно, выдохнули круто.
Они играют до сих пор над всеми, суетящимися с краю.
Не спорьте — играл всех лучше «Пахтакор».
А остальные? Разве так играют?
Семнадцать опустевших форм
на бельевых верёвках самолётной трассы
раскачивает ветер. «Пахтакор»
принадлежит не времени,
    уже — пространству...
Они бы так и разошлись в послефутбольные года,
Кто не сбываясь вновь, а кто сбываясь,
А так они всерьёз играют, навсегда,
Чему-то втайне улыбаясь...


Конец зимы

Когда ударят в гонг капели
и льды стаканов тонких тоньше,
зимы останется неделя,
а может пол её, не больше.

И всё-таки ещё не раз
Кольнёт и лёд, и холод взгляда,
И я, не открывая глаз,
скажу: любимая, не надо

меня на нет сводить, как зиму
глобальное вращенье сводит,
и ртом своим неотразимым
не подчиняться мне сегодня.


На перроне

Я, наверно, останусь навсегда в этом городе синем,
в этом синем стекле наплывающих окон,
навсегда, на снега, на Россию
и растерянный голос
    на вокзале высоком.


Канал Грибоедова

Темны глаза канала Грибоедова
Откуда темнота — тебе это неведомо,
Тебе это неведомо — откуда
    корни вод
растут, сквозь камни прорастая,
сквозь облачённый в камни небосвод,
сквозь отраженья птиц,
    сквозь разведённые их стаи...
И, наклонившись над водою,
ужель не совладаешь с темнотою,
с гипнозом сна, с гипнозом безысходства
и с властью отшумевшего господства?
Темны глаза канала Грибредова.
Зрачки сужаются немедленно.
На память так фотографические шторки
тебя оставят небесам... Так что ты?
Но как над ним спасительны мосты,
чугунные сплетая пальцы,
вдруг разожмут бессмертные персты —
на! — чувствуй их, иди и улыбайся!


* * *

Хочу дышать, и дышится легко,
пора звонить, и телефон не занят.
Тоска точна, как маятник Фуко, —
Приходит поезд и уходит —
всё без опозданий!
Приходит осень и уходит лето
в день амплитуды, в тень фонарную,
опустошённо в городе,
в его дрожащих недрах,
как будто отступают армии...
И всё без опозданий, всё без опозданий,
почти всё ту же форму узнавая,
душа приходит в плоть без притязаний,
уходит —
истязая.


Плохая память

Ты женщина какого, я не помню, лета,
каких обид, каких разрух...
Квартира, помню, без ключа, дорога без билета,
а на прощание — объятия без рук.

Ты жертва какого, я не помню, века,
каких интриг, теперь которые померкли?
Свобода листьев и свобода веток —
Что без ствола они? Не смерть ли?

Ты желтизна, не помню я, какого леса —
весной осеннего иль осенью весеннего?
Двуличьем красок мстит осадок лета,
Когда ты думал, что оно последнее.

Не помню даже, во что она была одета
И что мне сделала в отместку...
Квартира, помню, без ключа, дорога без билета,
и возвращенье — на пустое место.


Дорожное

Мы впечатаны в ночь, как впечатаны в пряник,
Бологое, за имя твоё мимолётное
я от окон морозных никак не отпряну
и глазок продышу
в неустройство далёкое.
В неустройство земли, до сих пор непонятное,
в мужика, что стоит подле женщины с отведённым
плечом,
и бубнит о любви своё слово невнятное,
и прощения просит
невиновный ни в чём...


* * *

Возможно, жизнь моя пуста,
возможно.
Возможно, истина проста,
А я иду к ней сложно.
Возможно, опыт есть другой.
Я это понимаю.
Но, отфутболив левою ногой,
не принимаю!
Не принимаю вас, слюнтяи слова,
обмен веществ ваш и обмен вещей,
возможно, я и ошибаюсь снова
и остаюсь ни с чем,
но кто докажет мне, что можно
всё начинать не сызнова
и о прошедшем говорить, как бы о ложном,
когда пережито оно, не сыграно?


Форвард

Над смертной плотью я смеюсь,
Она играет мышцами — не более,
Я снова об защиты бьюсь
Своей избитой в матчах голенью.
О, сколько их,
на поле мешающих играть!
Над ухом дышащих так часто!
Опекуны, вы научились брать
за локоть,
но не выше, к счастью!


* * *

Я буду ждать, когда настанет час,
час цвета в мае, женщины в расцвете,
я буду ждать, когда февральское сейчас
ко мне вернётся словом летним.

Я буду ждать, когда настанет Спас —
любовью яблоки нальются,
сорвёт их всёсрывающая страсть,
и вздрогнет дерево, как люстра.

Я буду ждать, когда оно
Простит меня и успокоится.
В саду твоём,
    в роду твоём
         мне будет пусто и темно,
когда душа на ветки голые наколется.


* * *

Хотя дыхания неглубоки и кратки,
как у аптекаря при остановленных весах,
прекрасны траурные краски скоропостижной осени в лесах!

И нас постигнет эта участь,
опавших крон, задутых глубей,
но важно принимать, не мучась,
медвежьи времени услуги.

И, пересняв цвета пожизненного лета,
в каких неведомо летах,
стать краской траурного леса
скоропостижной осени в лесах.

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru