Детский отдел

Александр Ралота

Приключения с шариковой ручкой

У вну­ка Ти­мо­хи (про­шу про­ще­ния — Ти­мо­фея Алек­сан­дро­ви­ча!) со­зер­ца­ние зе­лёно­го буйст­ва за ок­ном и не­воз­мож­ность вы­ско­чить из опо­сты­лев­шей квар­ти­ры, до­мчать­ся до дет­ской пло­щад­ки, об­ла­зить, об­пры­гать и обе­гать её вдоль и по­пе­рёк (Ко­ро­на­ви­рус! Будь не­ла­ден! Пол­ная са­мо­изо­ля­ция, до осо­бо­го рас­по­ря­же­ния!) вы­зва­ла вне­зап­ный при­ступ люб­ви к до­маш­не­му за­да­нию. Про­явил­ся он в том, что че­ло­век (один­над­ца­ти лет от ро­ду) без уси­лия спрыг­нул с под­окон­ни­ка и бро­сил­ся к сек­ре­те­ру. Вы­та­щил двух­цвет­ную ша­ри­ко­вую руч­ку, по­грыз кол­па­чок и, уста­вив­шись на мою не­за­кон­чен­ную ру­ко­пись, мол­вил.

— Ве­зёт же пи­са­те­лям. На ком­пе име­ют пра­во тек­с­ты на­би­рать, а на­ша учил­ка тре­бу­ет, что­бы толь­ко руч­кой, по­том на­до сфо­то­гра­фи­ро­вать и ей на вот­сап по­слать. — Тяж­ко вздох­нул. — Уда­лён­ка. Не при­шлёшь к ука­зан­но­му ча­су, па­ру вка­тит!

— И что ты дол­жен на­пи­сать? Со­чи­не­ние?

— Без раз­ни­цы. Сво­бод­ная те­ма. По­черк вы­ра­ба­ты­вать на­до. А за­чем? Всё рав­но че­рез не­сколь­ко лет эти шту­ки, — Ти­мо­фей ткнул паль­цем в ав­то­руч­ку, — ис­чез­нут. За не­на­доб­ностью. Все бу­дут в смарт­фо­нах или ком­пах пи­сать. Или по­явит­ся го­ло­со­вой ввод. Бол­тай, сколь­ко вле­зет, про­грам­ма са­ма всё в текст пре­об­ра­зу­ет. И зна­ки пре­пи­на­ния со­глас­но пра­ви­лам рус­ско­го язы­ка рас­ста­вит.

— Ти­мо­фей Алек­сан­дро­вич, а из­ло­же­ние на­пи­сать сла­бо?

— За­прос­то! Толь­ко что из­ла­гать?

— Од­ну ис­то­рию. Я её сей­час по­ве­даю. А ты слу­шай и мо­тай на усы. Или на то мес­то, где они лет этак че­рез пять по­явят­ся.



— По­жа­луй, нач­ну с то­го, что пер­вок­лаш­ки пер­вой по­ло­ви­ны шес­ти­де­ся­тых го­дов про­ш­ло­го сто­ле­тия но­си­ли в шко­лу чер­нил­ки-не­про­ли­вай­ки.

— Что-то я об этих пред­ме­тах слы­шал. Ка­жет­ся, в ста­рин­ном филь­ме па­ца­ны экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ли. Дейст­ви­тель­но, они не­про­ли­ва­е­мые или нет, — пе­ре­бил по­то­мок.

— С тво­е­го раз­ре­ше­ния, я про­дол­жу. То­па­ешь в шко­лу. В од­ной ру­ке порт­фель, а в дру­гой «чер­нил­ка».

— Дед, а раз­ве ран­цев тог­да ещё не изо­бре­ли?

— Изо­бре­ли, ко­неч­но. Но мы их прин­ци­пи­аль­но не но­си­ли. Иг­но­ри­ро­ва­ли. Де­ло в том, что от­цы, вер­нув­ши­е­ся с вой­ны, рас­ска­зы­ва­ли — с ран­ца­ми хо­ди­ли не­мец­кие сол­да­ты. А па­ца­ны, да и дев­чон­ки, да­же в ме­ло­чах не же­ла­ли...

— По­нят­но. Из­ви­ни. Боль­ше пе­ре­би­вать не бу­ду. Про­дол­жай, по­жа­луй­ста.

— Для тех, кто эту са­мую «чер­нил­ку» за­бы­вал или у ко­го вдруг в ней за­кан­чи­ва­лись чер­ни­ла, в каж­дом клас­се име­лись «де­жур­ки». То есть «ка­зён­ные чер­ниль­ни­цы». Мы в них мух бро­са­ли, что­бы по­том кляк­сы ста­вить. Зна­ешь, что та­кое кляк­са?

Внук удив­лён­но по­смот­рел на ме­ня. Про­мол­чал. Мол, дал сло­во!

— Про «страш­ные» уро­ки чис­то­пи­са­ния я уже рас­ска­зы­вал. Пов­то­рять­ся не ста­ну. (См. Рас­сказ Алек­сан­др Ра­лот «Чис­то­пи­са­ние» (https://speshu-domoy.ru/gostinaya/bajjki-o-ralota.html))

Этак, в клас­се пя­том, у не­ко­то­рых уче­ни­ков ста­ли по­яв­лять­ся ав­то­руч­ки. И хо­дить с «чер­нил­кой» уже счи­та­лось мо­ве­то­ном. Твой пра­дед ку­пил мне та­кую. На ба­ра­хол­ке, не но­вую, ко­неч­но, но ра­бо­чую. В неё на­до бы­ло каж­дый ве­чер за­ка­чи­вать чер­ни­ла, и на все уро­ки сле­ду­ю­ще­го дня хва­та­ло. На­сту­пи­ла у ме­ня не жизнь, а «ма­ли­на». Да­же если чер­ни­ла за­кан­чи­ва­лись, друг или со­сед по пар­те, всег­да на «про­мо­каш­ку» на­ка­па­ет кап­ли три, а ты сво­ей ав­то­руч­кой втя­нешь, де­лов-то.

Внук от­крыл рот, но по­том прос­то на­пи­сал: «А что та­кое про­мо­каш­ка?»

Я хо­тел бы­ло рас­ска­зать, но вмес­то это­го ру­ка уже вы­ве­ла на том же лист­ке от­вет: «По­гуг­лишь. Поз­же».

— Счастье, как из­вест­но, веч­ным не бы­ва­ет. И в один, не пре­крас­ный день Ан­то­ха Сморч­ков при­та­щил в класс не­ви­дан­ное. Ма­лень­кую про­зрач­ную руч­ку со стер­ж­нем внут­ри. И эта «хо­ле­ра за­мор­ская» во­об­ще не тре­бо­ва­ла еже­ве­чер­ней за­прав­ки. А пи­са­ла до тех пор, по­ка в этом «гвоз­ди­ке» не за­кан­чи­ва­лась пас­та.

На­ша клас­сная, не меш­кая, вы­ста­ви­ла наг­ле­ца за дверь. С тре­бо­ва­ни­ем впредь при­но­сить в шко­лу то, что до­зво­ле­но, а не вся­кую за­гра­нич­ную га­дость! Ибо с ней нет ни­ка­кой воз­мож­нос­ти вы­вес­ти «ни на­жим, ни во­ло­ся­ную!» (Как буд­то со­вет­ской ав­то­руч­кой мож­но?)

Ра­дост­ный Смор­чок вы­ле­тел из клас­са, но вско­рос­ти вер­нул­ся, по­ну­рый и с за­пис­кой от на­ше­го за­ву­ча Ми­ха­и­ла Фёдо­ро­ви­ча. Ко­то­рая гла­си­ла: «Про­гресс в от­дель­ном взя­том клас­се оста­но­вить не­воз­мож­но. Пусть от­рок пи­шет, чем хо­чет, но толь­ко без оши­бок!»

Про­шёл ме­сяц. В те­че­ние ко­то­ро­го мы вы­пра­ши­ва­ли у Ан­то­хи вол­шеб­ную руч­ку. По­пи­сать. Не за так, ко­неч­но, а за по­чи­тать «Шер­ло­ка Хол­м­са» до по­не­дель­ни­ка, за до­маш­ку по гео­гра­фии или бо­та­ни­ке. Да, ма­ло ли, за что.

Но од­наж­ды «сморч­ко­вая» мо­но­по­лия всё-та­ки за­кон­чи­лась. Зна­ко­мый де­ся­тик­лас­сник по сек­ре­ту шеп­нул:«В «Дет­ском ми­ре» се­год­ня в один­над­цать вы­бро­сят «ша­ри­ко­вые». Оче­редь су­мас­шед­шая! По за­пи­си и не боль­ше двух штук в ру­ки. Если прям счас рва­нёшь, успе­ешь.

И твой дед по­сту­пил пло­хо. Да­же бо­лее чем. Но же­ла­ние об­ла­дать за­мор­ским чу­дом, по­бе­ди­ло. Я удрал с уро­ков. Вы­сто­ял па­ру ча­сов. И на­ко­нец при­о­брёл её. За­вет­ную.

— Это взрос­лым в од­ни ру­ки две ав­то­руч­ки! А та­кой ме­люз­ге, как ты, во­об­ще не по­ло­же­но! Лад­но. Так и быть, пла­ти в кас­су семь­де­сят ко­пе­ек. За од­ну. И про­ва­ли­вай. По­ка я добрая. — Про­дав­щи­ца зырк­ну­ла так, что мой язык при­рос к нё­бу и, по­лу­чив трид­цать ко­пе­ек сда­чи, я быст­рень­ко ис­па­рил­ся. По­ка тётень­ка не пе­ре­ду­ма­ла. На по­след­ний урок лю­би­мой ис­то­рии успел. Все со­рок пять ми­нут де­мон­ст­ри­ро­вал од­нок­лас­сни­кам дра­го­цен­ное при­о­бре­те­ние.

Увы. Счастье ока­за­лось не­дол­гим. Не за­ме­тил, как пас­та за­кон­чи­лась. За­пас­ных стер­ж­ней в про­да­же ни­кто из мо­их зна­ко­мых ни­ког­да не ви­дел. И но­вые «ша­ри­ко­вые» в ма­га­зи­нах го­ро­да боль­ше не вы­бра­сы­ва­ли.
 


***


Ти­мо­ха об­ра­тил­ся вслух вни­ма­тель­но рас­смат­ри­вая под­став­ку с кан­це­ляр­ской ме­лочью, из ко­то­рой тор­ча­ли с де­ся­ток раз­но­го ро­да ру­чек. На­ко­нец не вы­дер­жал и спро­сил: «Дед, не­уже­ли вы­ки­нул за не­на­доб­ностью?»

— На та­кое свя­то­тат­ст­во ни у ко­го из мо­их сверст­ни­ков ру­ка бы не под­ня­лась. Де­ло в том, что пас­та за­кан­чи­ва­лась не толь­ко у ме­ня, но и ещё у от­вет­ст­вен­ных ра­бот­ни­ков. А по­се­му в го­ро­де в спеш­ном по­ряд­ке ор­га­ни­зо­ва­ли пункт за­прав­ки стер­ж­ней. И вы­сто­яв, как обыч­но, длин­ню­щую оче­редь и упла­тив две ко­пей­ки, мож­но бы­ло от­дать в ру­ки мас­те­ра стер­жень. Даль­ше про­ис­хо­ди­ло чу­до. «За­прав­щик» тон­кой про­во­ло­кой вы­тал­ки­вал ма­лю­сень­кий ша­рик на тём­ную ко­пи­ро­валь­ную бу­ма­гу, за­тем из спе­ци­аль­ной ём­кос­ти на­ли­вал в не­го чёр­ную или си­нюю пас­ту (уж ка­кая в тот день бы­ла). И на­дев ча­со­вую лу­пу, встав­лял ша­рик на мес­то.

Ну, а что слу­чи­лось поз­же, те­бе ве­до­мо. По­яви­лись тол­с­тые мно­го­цвет­ные, ма­лень­кие кар­ман­ные, по­да­роч­ные с фир­мен­ным ло­го­ти­пом.

Ти­мо­фей Алек­сан­дро­вич со­глас­но кив­нул, а по­том спро­сил: «А ког­да я на­пи­шу из­ло­же­ние, рас­ска­жешь, что та­кое ко­пи­ро­валь­ная бу­ма­га?»

Рассказ участвует в международном конкурсе короткого семейного рассказа «Мы и наши маленькие волшебники».
Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru