По волне моей памяти

Татьяна Медиевская

Ленин и шапочка

Эта ис­то­рия про­изо­шла в стра­не, ко­то­рой нет, — в Со­вет­ском Со­юзе в бас­сей­не «Моск­ва». Его то­же дав­но снес­ли.

23 ап­ре­ля 1970 го­да пос­ле за­ня­тий две сту­дент­ки-моск­вич­ки На­та­ша и Ма­ри­на до­еха­ли до мет­ро «Кро­пот­кин­ская» и от­пра­ви­лись в бас­сейн «Моск­ва» на Воз­дви­жен­ке — пер­вый об­ще­дос­туп­ный круг­ло­го­дич­ный бас­сейн на от­кры­том воз­ду­хе. Бас­сейн ра­бо­тал уже лет де­сять, в нем всег­да про­зрач­ная во­да, чис­то­та, не пах­нет хлор­кой.

И все бы ни­че­го, если бы не страш­ные слу­хи... В бас­сей­не ,яко­бы, дейст­во­ва­ла не­кая сек­та «то­пи­те­лей», мстив­шая за «ги­гант­скую лу­жу» на мес­те свя­ты­ни Хра­ма Хрис­та Спа­си­те­ля. На­сколь­ко это со­от­вет­ст­во­ва­ло дейст­ви­тель­нос­ти, не из­вест­но. Ско­рее все­го, оче­ред­ная го­род­ская ле­ген­да.

Но На­та­ши­на ба­буш­ка рас­ска­зы­ва­ла про свою не­счаст­ную пле­мян­ни­цу Лю­бу, чей же­них, бу­ду­чи пре­крас­ным плов­цом, на­ка­ну­не свадьбы по­шел в этот бас­сейн с друзь­я­ми, и стран­ным об­ра­зом уто­нул. По­пла­ка­ла пле­мян­ни­ца, но че­рез год со­бра­лась опять за­муж, и её же­них в этом бас­сей­не по­скольз­нул­ся в ду­ше, упал, ушиб силь­но ко­ле­но, раз­ви­лась сар­ко­ма, и его, как и пре­ды­ду­ще­го же­ни­ха смерть вы­хва­ти­ла из объ­я­тий. Яс­но, что это не прос­тое со­впа­де­ние. На­вер­ня­ка же­ни­хов за ку­па­ние на свя­том мес­те из­ве­ли та­инст­вен­ные мо­на­хи, мо­наш­ки, или чер­ти при­бра­ли.

По­друж­ки впер­вые шли в бас­сейн «Моск­ва». Они пред­ва­ри­тель­но под­го­то­ви­лась: Ма­ри­не те­тя, за­ве­ду­ю­щая сек­ци­ей ма­га­зи­на, до­ста­ла по зна­ком­ст­ву но­вый им­порт­ный ку­паль­ник. Имен­но до­ста­ла, а не ку­пи­ла. СССР от­ли­чал­ся по­валь­ным де­фи­ци­том шир­по­тре­ба.

У На­та­ши ку­паль­ник — ста­рый по­ли­няв­ший от сти­рок и с вы­тя­нув­ши­ми­ся лям­ка­ми, но за­то ей стар­шая сест­ра одол­жи­ла им­порт­ную ку­паль­ную ша­поч­ку. И ка­кую — не­обык­но­вен­ной кра­со­ты — из тон­кой гиб­кой мяг­кой ре­зи­ны, всю из тон­ких ро­зо­вых ле­пест­ков. На­та­ша с вос­тор­гом при­ме­ря­ла ша­поч­ку пе­ред зер­ка­лом. При ма­лей­шем по­ка­чи­ва­нии го­ло­вы тон­кие ле­пест­ки тре­пе­та­ли, и де­вуш­ке ка­за­лось, что го­ло­ва вся убра­на вен­ка­ми из яр­ко-ро­зо­вых цвет­ков, как у кра­са­виц из ин­дий­ских филь­мов. Прав­да, ша­поч­ка ока­за­лась чуть ве­ли­ко­ва­та, но это не важ­но. На­та­ше очень хо­те­лось по­фор­сить.

Бас­сейн ды­шал пол­ной гру­дью, как ги­гант­ский ис­по­лин. В раз­де­вал­ке На­та­ша стя­ну­ла в ту­гой узел рос­кош­ные длин­ные во­ло­сы и упря­та­ла их под ша­поч­кой, на­де­ясь не за­мо­чить. При ви­де ша­поч­ки да­мы «по­зе­ле­не­ли» от за­вис­ти, осо­бен­но по­друж­ка Ма­ри­на.

Ока­за­лось, для то­го, что­бы по­пасть в ча­шу бас­сей­на на от­кры­тый воз­дух, на­до под­ныр­нуть под ре­зи­но­вую за­слон­ку. Ког­да На­та­ша всплы­ла из-под тон­кой мо­лоч­ной плен­ки па­ра, то по­чувст­во­ва­ла, что под ша­поч­ку пре­да­тель­ски про­со­чи­лась во­да, и те­перь она си­де­ла на го­ло­ве уже не так плот­но. Под­ру­ги раз­ми­ну­лись, но усло­ви­лись пла­вать, как хо­чет­ся, и встре­тить­ся ча­са че­рез два.

На­та­ша не лю­би­ла за­кры­тые бас­сей­ны. Там всег­да пах­ло тух­лой во­дой, хлор­кой, в ду­ше на по­лу ва­ля­лись мок­рые во­ло­сы и да­же в уг­лах ше­ве­ли­лись мок­ри­цы, а в раз­де­вал­ках бы­ло всег­да гряз­но. На­та­ше не нра­ви­лось пла­вать под гул­ким сы­рым по­тол­ком, с ко­то­ро­го ка­па­ет кон­ден­сат. Она ощу­ща­ла се­бя киль­кой в кон­сер­в­ной бан­ке.

То ли де­ло под от­кры­тым не­бом! На­та­ша бла­женст­во­ва­ла, воль­но пла­вая в теп­лой во­де. И где? В цент­ре Моск­вы. На­та­ша по­смот­ре­ла на не­бо. В яс­ном не­бе пря­мо над бас­сей­ном на ги­гант­ском ди­ри­жаб­ле раз­ве­вал­ся флаг с порт­ре­том Ле­ни­на. Она вспом­ни­ла, что се­год­ня вся стра­на празд­ну­ет сто­ле­тие со дня рож­де­ния Иль­и­ча. Ра­дио и га­зе­ты толь­ко об этом и пи­са­ли.

С еще боль­шим эн­ту­зи­аз­мом На­та­ша ба­ра­жи­ро­ва­ла на во­де и бра­сом, и кро­лем, и на спин­ке, и на ско­рость, бла­го, что на­ро­ду в бас­сей­не на удив­ле­ние, бы­ло ма­ло. А во вре­мя от­ды­ха На­та­ша лю­бо­ва­лась ви­да­ми Моск­вы.

Мед­лен­но опус­ка­лись су­мер­ки, за­жи­га­лись ог­ни. Ког­да со­всем стем­не­ло, по­яви­лась лу­на, за­мер­ца­ли звез­ды, а в пе­ре­крестье мощ­ных про­жек­то­ров па­рил, сияя, порт­рет вож­дя ми­ро­во­го про­ле­та­ри­а­та.

Ког­да На­та­ша вдо­воль на­ку­па­лась, она ре­ши­ла: " Вот про­плы­ву еще мет­ров двад­цать кро­лем, и всё. Хо­ро­шо бу­дет про­гу­лять­ся с Ма­рин­кой в та­кой чу­дес­ный теп­лый ап­рель­ский ве­чер по Моск­ве"

Вдруг, по­слы­шал­ся гро­хот и свист сна­ря­дов. Не­бо за­свер­ка­ло вспо­ло­ха­ми са­лю­та. Го­ря­щие пе­тар­ды со свис­том ле­те­ли, ка­за­лось, пря­мо на На­та­шу, но, не до­ле­тая не­сколь­ких мет­ров до во­ды, сго­ра­ли в воз­ду­хе. Не­ко­то­рые всё же па­да­ли с ши­пе­ни­ем в во­ду и на ре­зи­но­вые до­рож­ки, раз­де­ля­ю­щие сек­то­ра бас­сей­на. При каж­дом вы­стре­ле На­та­ша и ред­кие ку­паль­щи­ки не­воль­но ны­ря­ли под во­ду. На­та­ше ка­за­лось, что оче­ред­ная ши­пя­щая пе­тар­да це­лит­ся пря­мо в неё, и что все пуш­ки сто­ят во­круг бас­сей­на. Сна­ча­ла На­та­ша так на­пу­га­лась, что ей да­же за­хо­те­ла уй­ти, в смыс­ле уплыть до­мой, но как в та­ком ды­му раз­гля­деть «вы­ход» в свой сек­тор. Но по­том страх про­пал, а зре­ли­ще са­лю­та так за­во­ра­жи­ва­ло, что На­та­ша с вос­тор­гом при­со­еди­ни­лась к об­ще­му ли­ко­ва­нию и да­же кри­ча­ла «Ура!!!» при каж­дом гро­хо­те ка­но­на­ды. А этих уда­ров бы­ло чуть ли не сто. Ког­да са­лют от­гре­мел, На­та­ша ре­ши­ла ра­зыс­кать под­ру­гу. Ти­ши­на пос­ле гро­хо­та ка­за­лась стран­ной. На­та­ша при­слу­ша­лась, и в от­да­ле­нии в дру­гом сек­то­ре, от­де­лен­ном буй­ка­ми, услы­ша­ла го­лос Ма­ри­ны. На­та­ша по­плы­ла ту­да.

Вдруг раз­дал­ся страш­ный гро­хот, и пря­мо на На­та­шу, ис­крясь, свер­кая и ши­пя, устре­ми­лась боль­шая крас­ная пе­тар­да. На­та­ша от стра­ха ныр­ну­ла и ... на­ткну­лась на во­ло­са­тое чу­до­ви­ще. Да, её ру­ка кос­ну­лась мощ­ной спи­ны, по­кры­той гус­той шерс­тью. От стра­ха и не­по­нят­но­го сты­да она за­виз­жа­ла и на­ча­ла, не пе­ре­ста­вая, кри­чать, от­би­вать­ся от чу­ди­ща — с си­лой бить по во­де ру­ка­ми и но­га­ми. На­та­ша то вы­ска­ки­ва­ла из во­ды, то по­гру­жа­лась, спа­са­ясь от чу­ди­ща. А оно — чу­до­ви­ще — устре­ми­лось за ней, про­тя­ги­вая к На­та­ше во­ло­са­тые то ли ла­пы, то ли ру­ки. Один раз На­та­ша с си­лой раз­мах­ну­лась и с омер­зе­ни­ем по­чувст­во­ва­ла, как ру­ка кос­ну­лась ро­га на го­ло­ве чу­ди­ща. На­ко­нец, но­ги На­та­ши кос­ну­лись дна. И тут ока­за­лось, что чу­ди­ще — все­го-на все­го здо­ро­вен­ный муж­чи­на, об­рос­ший ры­жи­ми во­ло­са­ми. Он что-то про­бур­чал, что На­та­ша не рас­слы­ша­ла, и был та­ков.

Гро­хо­тал и свер­кал са­лют, дым за­во­ла­ки­вал бас­сейн, пар сто­ял над во­дой. Ког­да На­та­ша, на­ко­нец, по­ня­ла, что это не чу­ди­ще кос­ма­тое, а че­ло­век — прос­то боль­шой му­жик, её охва­тил стыд, что она так ис­пу­га­лась ку­паль­щи­ка. Тут под­плы­ла под­ру­га Ма­ри­на.

В раз­де­вал­ке под­ру­ги дол­го су­ши­ли во­ло­сы и оде­ва­лись. От пе­ре­жи­то­го стра­ха и от то­го, что она на­гло­та­лась хлор­ной во­ды, у На­та­ши раз­бо­ле­лась го­ло­ва. Ког­да На­та­ша со­би­ра­ла ве­щи, вдруг вы­яс­ни­лось, что про­па­ла ку­паль­ная ша­поч­ка. Та са­мая чу­дес­ная вся в ро­зо­вых ле­пест­ках. Вез­де ис­ка­ли, бе­га­ли, спра­ши­ва­ли у слу­жи­те­лей бас­сей­на. Те ска­за­ли, что най­дет­ся: мол, пусть зав­тра спра­вят­ся в сто­ле на­хо­док, а сей­час позд­но, бас­сейн за­кры­ва­ет­ся.

На­та­ша очень рас­стро­и­лась, ведь ша­поч­ка не её, а стар­шей сест­ры. На­та­шу му­чи­ли во­про­сы: «Что она сест­ре ска­жет? Где и как она ее по­те­ря­ла? Как она не за­ме­ти­ла по­те­ри сра­зу?»

Де­вуш­ки по­след­ни­ми ушли из раз­де­вал­ки. На ули­це у бас­сей­на их встре­ти­ли двое мо­ло­дых лю­дей с воз­гла­сом:"Де­вуш­ки, а мы вас до­жи­да­ем­ся!" Один из них, вы­со­кий ши­ро­коп­ле­чий ат­лет с ко­рот­кост­ри­жен­ной го­ло­вой, как бок­сер, в эле­гант­ном свет­лом кос­тю­ме, на­пра­вил­ся к На­та­ше и игри­во спро­сил:

— Де­вуш­ка, вы чем-то рас­стро­е­ны? Хо­ти­те, я вас раз­ве­се­лю?

На­та­ша сму­ти­лась, а за­тем стро­го ска­за­ла:

— В чем де­ло?

— Хо­ти­те, я вас раз­ве­се­лю? — пов­то­рил он.

— Что вам нуж­но? Не по­ни­маю!- поч­ти раз­дра­жен­но спро­си­ла На­та­ша. За­во­дить зна­ком­ст­во, не­смот­ря на при­вле­ка­тель­ный вид мо­ло­до­го бок­се­ра, ей сей­час яв­но не хо­те­лось. Она ду­ма­ла о том, как вер­нет­ся до­мой без ша­поч­ки.

— Хо­ти­те, фо­кус-по­кус по­ка­жу? Ал­ле-ап! — ве­се­ло про­дек­ла­ми­ро­вал он, вы­нув из кар­ма­на пид­жа­ка На­та­ши­ну ку­паль­ную ша­поч­ку, и те­ат­раль­ным жес­том под­нял её над го­ло­вой.

— Ой, ах! Спа­си­бо!— ра­дост­но вос­клик­ну­ла На­та­ша, и про­тя­ну­ла ру­ку за ша­поч­кой. И тут услы­ша­ла го­лос его при­яте­ля.

— Нет, так не­чест­но! Спер­ва де­вуш­ка долж­на стан­це­вать нам та­нец ра­дос­ти, ведь Фе­ликс на­шел ва­шу ша­поч­ку! Фе­ликс, по­про­си де­вуш­ку стан­це­вать!

На­та­ша от од­нов­ре­мен­но­го чувст­ва сму­ще­ния, ра­дос­ти и гне­ва по­блед­не­ла. Сле­зы под­сту­пи­ли к гла­зам от оби­ды, что эти пар­ни драз­нят её, как жуч­ку!

Ма­ри­на ре­ши­ла вы­ру­чить под­ру­гу. Она стро­го ска­за­ла, на­сту­пая на обид­чи­ка:

— Ка­кие еще тан­цы? Где вы ша­поч­ку на­шли? По­че­му сра­зу не от­да­ли?

На­сту­пи­ла не­лов­кая па­у­за.

При­ятель от­ве­тил, что на­шли в во­де, и что не мог­ли же они вой­ти в жен­скую раз­де­вал­ку. Он рас­ска­зал, что Фе­ликс об­на­ру­жил про­па­жу под­вод­ных оч­ков, по­плыл их ис­кать и на­шел у бор­ти­ка пла­ва­ю­щие ря­дыш­ком свои оч­ки и эту ро­зо­вую ша­поч­ку.

Фе­ликс со сло­ва­ми:

— Не бу­дем сму­щать де­вуш­ку, — про­тя­нул На­та­ше ша­поч­ку.

И тут она уви­де­ла, или ей на мгно­ве­ние по­ка­за­лось, что из-за бе­ло­го ман­же­та ру­баш­ки вы­гля­ну­ла гус­тая ры­жая ще­ти­на.

На­та­ша про­тя­ну­ла ру­ку за ша­поч­кой, по­том не­воль­но от­дер­ну­ла. Ей ста­ло страш­но, как там в бас­сей­не.

— Ну, что же вы? Эта ва­ша ша­поч­ка? — спро­сил Фе­ликс при­ят­ным участ­ли­вым го­ло­сом.

В его мощ­ной ла­до­ни с длин­ны­ми му­зы­каль­ны­ми паль­ца­ми ро­зо­вым ко­моч­ком тре­пе­та­ла ре­зи­но­вы­ми ле­пест­ка­ми её ша­поч­ка. На­та­ша с опас­кой под­ня­ла гла­за на Фе­лик­са и встре­ти­ла от­кры­тый добрый взгляд тем­но-ка­рих глаз.

— Да, моя. Боль­шое спа­си­бо! — от­ве­ти­ла На­та­ша, с об­лег­че­ни­ем взя­ла ша­поч­ку и по­ло­жи­ла в сум­ку.

— Ма­ри­на, пой­дем!- по­зва­ла она под­ру­гу. Та о чем-то увле­чен­но бе­се­до­ва­ла с но­вым при­яте­лем. Они вдво­ем ста­ли уго­ва­ри­вать На­та­шу про­гу­лять­ся не­мно­го по го­ро­ду. На­та­ша от­ка­за­лась. Ма­ри­на с при­яте­лем ушли. Тог­да Фе­ликс по­про­сил раз­ре­ше­ния про­во­дить На­та­шу до мет­ро. На­та­ша сна­ча­ла от­ка­зы­ва­лась, а по­том вдруг не­ожи­дан­но для се­бя со­гла­си­лась.

По пу­ти На­та­ша сму­щен­но мол­ча­ла, а Фе­ликс сна­ча­ла рас­ска­зал, что за­кан­чи­ва­ет кон­сер­ва­то­рию, а ещё про за­ня­тия воль­ной борь­бой, а по­том всю до­ро­гу- и в мет­ро, и на ули­це ве­се­лил смеш­ны­ми ис­то­ри­я­ми и анек­до­та­ми. На­та­шу пол­ностью за­тя­ги­ва­ло, слов­но в во­рон­ку, его оба­я­ние.

За раз­го­во­ром На­та­ша не за­ме­ти­ла, как они ока­за­лись у ее подъ­ез­да.

Про­ща­ясь с На­та­шей за ру­ку, он спро­сил:

— Из­ви­ни­те ме­ня, если я вас на­пу­гал в бас­сей­не! Я ду­мал, что вы то­не­те, и пы­тал­ся вас спас­ти и успо­ко­ить. Чем же я вас так на­пу­гал?

На­та­ша сму­ти­лась. Она опять ис­пы­та­ла страх и стыд од­нов­ре­мен­но, как в бас­сей­не.

— Ме­ня са­лют на­пу­гал! — от­ве­ти­ла На­та­ша, ра­зыг­ры­вая бес­печ­ность. А за­тем гром­ко и па­фос­но:

— В честь сто­ле­тия Ле­ни­на гран­ди­оз­ный са­лют! Мы с ва­ми на­хо­ди­лись в са­мом эпи­цент­ре. Это ни­ког­да не пов­то­рит­ся, или че­рез ещё пять­де­сят или сто лет, но мы вряд ли до­жи­вем.

— Как на эк­за­ме­не по ис­то­рии пар­тии боль­ше­ви­ков! — вос­клик­нул Фе­ликс, и мгно­вен­но, пре­вра­тив­шись в ста­рень­ко­го про­фес­со­ра, серь­ез­но до­ба­вил. — От­лич­но! Да­вай­те за­чет­ку.

Оба рас­сме­я­лись. На­та­ша дав­но так не хо­хо­та­ла. Ну, прос­то не мог­ла оста­но­вить­ся от сме­ха.

«Ка­кой ар­тист!» — ду­ма­ла На­та­ша.

— Мо­гу я вас уви­деть зав­тра? — пре­рвав ве­селье, за­ду­шев­но спро­сил Фе­ликс.

На­та­ша вни­ма­тель­но огля­де­ла его с ног до го­ло­вы. От­ме­ти­ла ве­ли­ко­леп­ные свет­лые за­мше­вые бо­тин­ки, на­вер­ное, 47-го раз­ме­ра — На­та­ша ни­ког­да не ви­де­ла та­кой кра­си­вой обу­ви. Кос­тюм на нем си­дит, как вли­той, буд­то толь­ко что от­утю­жен, как го­во­рят, с иго­лоч­ки. Во­рот­ник с вы­со­кой сто­еч­кой тон­кой ру­баш­ки под­пи­ра­ет мо­гу­чую шею, не­мно­го боль­шая го­ло­ва, пра­виль­ные, буд­то пла­кат­ные чер­ты ли­ца. Вы­сок — под метр-де­вя­нос­то, оба­я­тель­ная улыб­ка — ну, чер­тов­ски хо­рош! — И пой­ма­ла се­бя на мыс­ли, что имен­но чер­тов­ски!

— До сви­да­ния! Нет, про­щай­те! — от­ве­ти­ла ре­ши­тель­но На­та­ша и быст­ро во­шла в подъ­езд.

Как вы ду­ма­е­те, они встре­тят­ся?

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru