Отдел поэзии

Валентин Долгов

Афазия

– Казалось даже, что он все допускал,
нимало не осуждая,
хотя часто очень горько грустя.

 

Ф.М. Достоевский, «Братья Карамазовы»

 

 

***

 

выцеливаю висок

осечка

я попал в своё тело пару десятилетий назад и рано или поздно мне придётся вернуть его

 

обида нема и в тишине комнаты я слышу лишь движение губ

не могу разобрать слов точно меня оглушили

на уме строчка из Бурича там было про аквариум и разъезжающие трамваи

но на моих руках погибает мечта

чистая светлая мечта о мире

где тебя действительно смогут понять

где слова будут бессмысленны

и

я уйду в лес абстракций

оставляя за собой след из ненужных объяснений и смыслов

 

***

 

Самурайский меч

приставлен к горлу

красные нити

переплетение

грудная клетка

с решеткой из арматуры

 

***

Поставил точку, затем попытался выкрикнуть что-то вроде

«…», но слова, спотыкаясь, теряли голос

 

***

 

черепная коробка переполнена вещами они напоминают мне о прошлом непрерывное де-жавю

 

кнопка на третий этаж не прожимается!

кнопка на третий этаж не прожимается!

но я надавливаю с силой и отстукиваю что-то азбукой морзе

это заменяет мне живую речь

 

***

 

все идет своим чередом:

и целебный хлеб, словно нипочём, и строчки вьются одна за другой, и слова приобретают очертания смысла, и мысли не путаются в голове, и дышится свободно, просторно, и понятия сужаются до точки, и ветер крепчает, и я становлюсь незаметнее

 

***
 

Между слов
Моих,
Между рёбер,
Затаилась боль.

Я не болен.

Пытаюсь сказать —
Давлюсь.
Кривлю рот,
Скалю зубы.

Анестезия.

 

***

Отголосок сна о прекрасной
жизни
не прожитой
не узнанной
не увиденной
в голове беспробудной
кружится
как по комнатке
и

я осыпаюсь
листьями оправданий
покрывая пространство
жизни
маленькой
как на ладошке
и я спою ей колыбельную
держа под сердцем
тише, тише

нас не услышат

моя прекрасная и ослепительная!

 

 

Пасторальное


В Аркадии цветущей вместе, под сенью оливковых деревьев,

мы в жаркий час полуденный, когда властитель Феб эфир избороздит лишь в половину,

возляжем на траве.
И звуки безмятежные свирели песней любви послышатся с холма.

Ты обовьешь меня руками белоснежными (так жимолость душистая ствол дуба оплетает)

И ты подаришь лавровый венок,
и наречешь меня своим любимым.

О, милая Аркадния моя!

 

Сатья-юги


И снег точно пепел покрыл
улицы этого города
руки мои —
ветви дерева
голова моя —
его корни
и я врастаю в эту землю
и я становлюсь частью чего-то, что больше меня
и я уже больше не «я»

 

 

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ

 

I

пластинка совершает движение по часовой стрелке

не о ком потосковать

 

II

голова как бронзовый колокол

сегодня молебен
 

III

счастье
на вкус как снежинка упавшая на язык

 

IV

я смотрю на тебя через
камеру обскура
и мир сужается до размера грудной клетки

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru