Отдел Прозы

Саша Кругосветов

Зашитые

Рассказ

Вла­ди­мир Ива­но­вич Мек­лин весь­ма тре­пет­но от­но­сил­ся к сво­е­му здо­ровью, в осо­бен­нос­ти — к со­сто­я­нию зу­бов. К сво­им пя­ти­де­ся­ти вось­ми он со­хра­нил собст­вен­ные зу­бы, но один из них был на гра­ни — ка­чал­ся, имел не­сколь­ко ско­лов, плом­ба вы­па­ла, эмаль по­тем­не­ла, врач из рай­он­ной по­лик­ли­ни­ки за­явил, что ле­чить бес­по­лез­но и ре­ко­мен­до­вал его ре­ши­тель­ное уда­ле­ние.

Пер­вое уда­ле­ние — Вла­ди­мир Ива­но­вич по­счи­тал, что это­му ме­роп­ри­я­тию сле­ду­ет уде­лить са­мое серь­ез­ное вни­ма­ние. Он об­ра­тил­ся к сво­е­му со­уче­ни­ку по ин­сти­ту­ту Бо­бу Стоц­ко­му, ко­то­рый был стар­ше его на два го­да, по­ме­нял на им­план­ты зу­бы обе­их че­люс­тей, да и во­об­ще был по жиз­ни очень опыт­ным и весь­ма про­ныр­ли­вым, по­па­дал в сот­ни пе­ре­де­лок и в кон­це кон­цов всег­да вы­хо­дил су­хим из во­ды.

— Вы­рвать зуб — де­ло не­слож­ное! Смот­ри толь­ко, Во­лодь­ка, что­бы ин­фек­ция не рас­прост­ра­ни­лась по­том на все осталь­ное, — ав­то­ри­тет­но за­явил ему Боб. — Вы­рвешь один, а по­те­ря­ешь сра­зу все.

— Я ле­чусь в по­лик­ли­ни­ке при Пер­вом Ме­де, — от­ве­тил ему Мек­лин. — К то­му же — Аб­рам Се­ме­но­вич, сам зна­ешь: ев­реи — вра­чи от бо­га!

— Если Аб­рам Со­ло­мо­но­вич — та­кой чуд­ный врач, по­че­му он не смог со­хра­нить твой зуб, по­че­му зуб стал ша­тать­ся, по­че­му не­льзя бы­ло по­ста­вить но­вую плом­бу? Во что это те­бе об­хо­дит­ся? Бес­плат­но? Ну, мой друг, не хо­чу те­бя оби­деть, но ты не на­столь­ко бо­гат, что­бы ле­чить зу­бы в де­ше­вой по­лик­ли­ни­ке.

— Я хо­дил на кон­суль­та­цию в до­ро­гую сто­ма­то­ло­гию — «Шме­ди» на Не­вском — и по­пал к са­мо­му Бад­ри Пче­лид­зе, он то­же ска­зал: «На­до рвать!»

— Ну, так иди к Чхе­ид­зе!

— К Пче­лид­зе... Он мне не по­нра­вил­ся: все вре­мя рас­ска­зы­вал, как ему важ­но сбро­сить со­рок ки­ло и сколь­ко вре­ме­ни про­во­дит в тре­на­жер­ном за­ле...

— Во-во! Знаю я Чхе­ид­зе: из-за это­го спорт­за­ла у не­го ру­ки дро­жат и в гла­зах дво­ит­ся. А мо­жет, не от спорт­за­ла, а от че­го дру­го­го? Де­ло серь­ез­ное — не на­до бы те­бе ид­ти та­ким пу­тем. У ме­ня то­же все на­чи­на­лось с са­мо­го пер­во­го зу­ба, и вот, ви­дишь, ка­ков ре­зуль­тат!

— Что же мне де­лать? — рас­те­рян­но спро­сил Вла­ди­мир Ива­но­вич.

— Мо­гу ре­ко­мен­до­вать хо­ро­ший ка­би­нет. Там ра­бо­та­ют свои лю­ди, у них осо­бые от­но­ше­ния с кли­ен­та­ми. И, кста­ти, там очень не­до­ро­го.

— Ска­жи на­зва­ние, я по ине­ту по­смот­рю усло­вия, та­ри­фы, а за­од­но и от­зы­вы по­се­ти­те­лей.

— Ни­че­го не по­лу­чит­ся, — от­ве­тил Боб. — Их нет в спра­воч­ни­ках и по­ис­ко­ви­ках. При­ни­ма­ют толь­ко по лич­ным ре­ко­мен­да­ци­ям. Что я не мо­гу по­мочь од­но­каш­ни­ку? Вот те­ле­фон — за­пи­шись на при­ем, ска­жи — от Бо­ри­са Иль­и­ча: Стоц­ко­го все зна­ют.



Ок­тябрьс­ким ут­ром, про­ве­дя в элек­трич­ке три с по­ло­ви­ной ча­са, Вла­ди­мир Ива­но­вич со­шел в ста­рин­ном про­вин­ци­аль­ном го­род­ке, в ко­то­ром и рас­по­ла­га­лась эта та­инст­вен­ная сто­ма­то­ло­ги­чес­кая кли­ни­ка без на­зва­ния. Он на­де­ял­ся, что здесь ра­бо­та­ют пер­вок­лас­сные спе­ци­а­ли­с­ты, ина­че Стоц­кий не ре­ко­мен­до­вал бы при­ехать сю­да. Мек­лин чувст­во­вал лег­кое вол­не­ние, пер­ше­ние в гор­ле и да­же оз­ноб. Он из­да­ли уви­дел кли­ни­ку — узнал по фо­то­гра­фии, ко­то­рую дал Стоц­кий. Она рас­по­ла­га­лась на пер­вом эта­же жи­ло­го до­ма и вы­гля­де­ла пре­вос­ход­но: ши­ро­кая лест­ни­ца крыль­ца, пе­ри­ла — ме­талл со стек­лом, по бо­кам — пан­ду­сы для въез­да ин­ва­ли­дов и со­вре­мен­ные све­тиль­ни­ки, спра­ва и сле­ва от вхо­да — зе­ле­ные стен­ки из ак­ку­рат­но под­ре­зан­ных туй.

До­ро­га к кли­ни­ке бы­ла в иде­аль­ном со­сто­я­нии, тра­ва га­зо­нов под­стри­же­на, оград­ки цвет­ни­ков све­же­ок­ра­шен­ны, а ска­мей­ки от­по­ли­ро­ва­ны и про­пи­та­ны мо­рил­кой под цвет крас­но­го де­ре­ва.

На скамь­ях си­де­ли лю­ди раз­но­го воз­рас­та, вы­ра­же­ние их лиц бы­ло без­мя­теж­ным. Единст­вен­ное, что уди­ви­ло Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча: эти то ли от­ды­ха­ю­щие, то ли по­се­ти­те­ли бы­ли аб­со­лют­но не­по­движ­ны. Мек­лин по­до­шел к од­но­му из них, при­слу­шал­ся — ды­ха­ния не слыш­но. Он под­нес мо­биль­ник к ли­цу си­дя­ще­го: на стек­ле дис­плея вы­сту­пи­ла ед­ва за­мет­ная ис­па­ри­на — вро­де не ды­шит, но все-та­ки еще жи­вой, ка­жет­ся! В дру­гой си­ту­а­ции Вла­ди­мир Ива­но­вич ис­крен­не уди­вил­ся бы и стал ис­кать объ­яс­не­ние это­му стран­но­му яв­ле­нию, но сей­час ему бы­ло не до это­го. Сей­час он дол­жен оста­вать­ся в от­лич­ной фор­ме и быть очень вни­ма­те­лен, что­бы не до­пус­тить ка­ко­го-то не­вер­но­го ре­ше­ния и не по­зво­лить пер­со­на­лу кли­ни­ки со­вер­шить не санк­ци­о­ни­ро­ван­ные им дейст­вия.

У са­мой лест­ни­цы сто­ял муж­чи­на в пла­ще, он толь­ко что со­шел на тро­туар, при­под­нял но­гу, что­бы сде­лать сле­ду­ю­щий шаг; на­кло­нив го­ло­ву, вни­ма­тель­но вгля­ды­вал­ся в то мес­то, ку­да долж­на бы­ла встать его но­га, и по­че­му-то не­по­движ­но за­стыл в этой не­удоб­ной по­зе.

«К чер­ту, к чер­ту, они спе­ци­аль­но отвле­ка­ют ме­ня от важ­но­го де­ла. Тот тип на ска­мей­ке яв­но жив, зна­чит — и с этим все в по­ряд­ке. Я — силь­ный, мо­ло­жа­вый, спор­тив­ный, ме­ня так прос­то с тол­ку не со­бьешь», — по­ду­мал Вла­ди­мир Ива­но­вич и лег­ко взбе­жал по сту­пень­кам крыль­ца.

На ре­сеп­шн его при­ня­ла оча­ро­ва­тель­ная мо­ло­дая жен­щи­на, за­пол­ни­ла не­об­хо­ди­мые до­ку­мен­ты и пред­ло­жи­ла по­до­ждать — врач ско­ро осво­бо­дит­ся и при­мет его. При­ем­ная кли­ни­ки ему по­нра­ви­лась: свет­лая со­вре­мен­ная ме­бель, чис­тень­кие обои, де­ре­вян­ные крес­ла с пест­рой обив­кой. Из ок­на от­кры­вал­ся вид на один из жи­во­пис­ных угол­ков го­ро­да. Все здесь ды­ша­ло гос­теп­ри­им­ст­вом, вну­ша­ло спо­койст­вие и все­ля­ло на­деж­ду на бу­ду­щую счаст­ли­вую жизнь. Мек­лин сел в мяг­кое крес­ло, мо­ло­день­кая мед­сест­ра под­бе­жа­ла и вклю­чи­ла ему сто­я­щий ря­дом тор­шер. Вла­ди­мир Ива­но­вич при­нял­ся чи­тать при­ве­зен­ную с со­бой кни­гу «Мол­ча­ние яг­нят».

Вско­ре его при­гла­си­ли в ка­би­нет. Врач-хи­рург то­же ему по­нра­вил­ся: ве­се­лый, круг­лень­кий, с креп­ки­ми ру­ка­ми, он про­из­во­дил впе­чат­ле­ние ду­шев­но и фи­зи­чес­ки не­обык­но­вен­но здо­ро­во­го че­ло­ве­ка. Та­кой же круг­лень­кой и ми­лой бы­ла его ас­сис­тент­ка.

— Опе­ра­ция не­слож­ная, — объ­яс­нял врач, — де­ла­ет­ся под мест­ным нар­ко­зом, но, что­бы ин­фек­ция не рас­прост­ра­ни­лась по всей по­лос­ти рта и вы не по­те­ря­ли осталь­ные зу­бы, не­об­хо­ди­мо тща­тель­но от­ра­бо­тать все эта­пы. От­крой­те рот, ас­сис­тент бу­дет сле­дить, что­бы в опе­ра­ци­он­ной сфе­ре не скап­ли­ва­лись не­же­ла­тель­ные жид­кос­ти, а я сде­лаю ане­сте­зи­ру­ю­щие уко­лы. И что­бы вы по­ни­ма­ли, ка­кие дейст­вия бу­дут про­из­во­дить­ся в по­лос­ти ва­ше­го рта, я ста­ну все рас­ска­зы­вать вам са­мым под­роб­ней­шим об­ра­зом. Если я за­дам во­прос и вы за­хо­ти­те от­ве­тить утвер­ди­тель­но, кив­ни­те, если от­ри­ца­тель­но — по­вер­ни­те го­ло­ву впра­во-вле­во. Со­глас­ны? Вот и от­лич­но! Я ви­жу, вы очень тер­пе­ли­вый и, са­мое глав­ное, по­зи­тив­но на­стро­ен­ный мо­ло­дой че­ло­век... Вам не нра­вит­ся, что вас на­зы­ва­ют мо­ло­дым че­ло­ве­ком? Мо­ло­жа­вый — так устро­ит? Пре­крас­но, все очень да­же хо­ро­шо.

Все шло по пла­ну, зуб был уда­лен, про­де­мон­ст­ри­ро­ван па­ци­ен­ту, кро­во­те­че­ние бы­ло со­всем сла­бень­ким и быст­ро оста­нов­ле­но, и вско­ре док­тор при­сту­пил к за­ши­ва­нию дес­ны.

— Опе­ра­ция бли­зит­ся к за­вер­ше­нию, — го­во­рил врач, ору­дуя щип­чи­ка­ми и иг­лой с рас­тво­ри­мой нитью. — Мне за­хо­те­лось пред­ло­жить на­ше­му оча­ро­ва­тель­но­му па­ци­ен­ту од­ну не­обыч­ную про­це­ду­ру. В рас­по­ря­же­нии кли­ни­ки ока­зал­ся но­вей­ший аме­ри­кан­ский пре­па­рат, ко­то­рый да­ет пол­ную га­ран­тию, что ин­фек­ция из ран­ки на мес­те уда­лен­но­го зу­ба бу­дет на­деж­но ку­пи­ро­ва­на и ни­ку­да не рас­прост­ра­нит­ся. Вы со­всем не обя­за­ны со­гла­шать­ся, у вас и так все хо­ро­шо, и, ско­рее все­го, у вас и без это­го ро­тик бу­дет в пол­ном по­ряд­ке. Ско­рее все­го... Но имен­но этот пре­па­рат да­ет нам с ва­ми СТОП­РО­ЦЕНТ­НУЮ га­ран­тию. Мы ни­ко­му это средст­во не пред­ла­га­ем, но имен­но к вам мы с ас­сис­тент­кой про­ник­лись та­кой ог­ром­ной сим­па­ти­ей, — и он под­миг­нул сво­ей по­мощ­ни­це. — Обыч­но этот пре­па­рат ис­поль­зу­ет­ся толь­ко для со­труд­ни­ков на­шей кли­ни­ки, а мы пред­ла­га­ем его вам. Нет, нет, это ни­че­го, ров­но ни­че­го не бу­дет вам сто­ить. Вы прос­то нам сим­па­тич­ны. Укол вы то­же не по­чувст­ву­е­те, по­то­му что сей­час вы под ане­сте­зи­ей. Если со­глас­ны, кив­ни­те го­ло­вой. Я не со­мне­вал­ся: та­кой об­ра­зо­ван­ный и даль­но­вид­ный муж­чи­на обя­за­тель­но при­мет столь за­ман­чи­вое пред­ло­же­ние. Это ведь за­ме­ча­тель­ная стра­хов­ка от воз­мож­ных не­при­ят­нос­тей. Вот так, те­перь все в пол­ном по­ряд­ке.

Врач вы­пря­мил­ся, тор­жест­ву­ю­ще по­смот­рел по сто­ро­нам и за­бот­ли­во на­кло­нил­ся к па­ци­ен­ту.

— Те­перь я дол­жен вам кое-что объ­яс­нить. Этот пре­па­рат да­ет эф­фект толь­ко в слу­чае, если он не бу­дет кон­так­ти­ро­вать с на­руж­ным воз­ду­хом. Три ча­са на­до дер­жать за­кры­тым рот, и ни­ка­ко­го на­руж­но­го воз­ду­ха — ды­шать толь­ко че­рез нос. Я вас пре­дуп­реж­дал об этом, че­го же вы те­перь воз­му­ща­е­тесь? Вот она, мой ас­сис­тент, — сви­де­тель то­го, что вас пре­дуп­ре­ди­ли и вы да­ли свое по­ло­жи­тель­ное со­гла­сие. Хо­ро­шо, я вас пре­от­лич­но по­нял, Вла­ди­мир Ива­но­вич, не на­до ни­че­го объ­яс­нять мне и за­крой­те рот. Впро­чем, как хо­ти­те, мо­же­те ды­шать хоть но­сом, хоть ртом, но я как про­фес­си­о­нал, — у нас ведь про­фес­си­о­наль­ная кли­ни­ка, а не ша­раш-мон­таж или за­бе­га­лов­ка ка­кая-ни­будь — прос­то обя­зан вас пре­дуп­ре­дить: в слу­чае кон­так­та пре­па­ра­та с воз­ду­хом очень ве­ро­я­тен нек­роз тка­ней. Нет, нет, не толь­ко де­сен, но и кост­ных тка­ней че­люс­тей — вам нуж­на опе­ра­ция по час­тич­но­му уда­ле­нию кост­ных тка­ней обе­их че­люс­тей? Нет, не нуж­на, вот и не от­кры­вай­те боль­ше рта. По­слу­шай­те, здесь все де­ла­ет­ся для ва­ше­го же бла­га. Ко­неч­но, вы мо­же­те по­тер­петь и не ды­шать ртом. Но если вы вдруг слу­чай­но за­го­во­ри­те — с би­ле­те­ром в кас­се вок­за­ла или еще с кем-то... Будь­те бла­го­ра­зум­ны — да­вай­те сде­ла­ем все, что по­ло­же­но де­лать в по­доб­ных слу­ча­ях. ПО­ЛО­ЖЕ­НО! За­шьем вам рот на три ча­са. Ни­че­го страш­но­го — вы от­дох­не­те на ска­мей­ке в этом кра­си­вом скве­ри­ке, а по­том мы уда­лим нит­ки швов. Во-пер­вых, это не боль­но, во-вто­рых, мы за­шьем так, что­бы нит­ки бы­ли из­нут­ри, их ни­кто не уви­дит. Ну, вы со­глас­ны? Так хо­ро­шо на­чи­на­ли, а те­перь за­чем-то ко­чев­ря­жи­тесь и со­зда­е­те про­бле­мы в на­шей об­щей ра­бо­те. Ну, вы со­глас­ны? Кив­ни­те го­ло­вой. Да, это не­мно­го слож­нее, чем нам с ва­ми это пред­став­ля­лось вна­ча­ле, но за­то пол­ная га­ран­тия. Вы еще сме­ять­ся бу­де­те над сво­и­ми стра­ха­ми. Мо­ло­дец! Я с пер­во­го взгля­да по­нял, что вы про­грес­сив­ный, сво­бод­но мыс­ля­щий, со­вре­мен­ный че­ло­век. Вот так, мы с ва­ми за­кан­чи­ва­ем. По­си­ди­те в крес­ле ми­ну­точ­ку. Я знаю, что вас бес­по­ко­ит: смо­же­те ли вы ды­шать но­сом? Вот уж из-за это­го со­всем не сто­ит вол­но­вать­ся! Ни­ка­кой на­сморк, ни­ка­кие сли­зи­с­тые вы­де­ле­ния не по­ме­ша­ют вам ды­шать. Де­ло в том, что чу­дес­ный пре­па­рат, ко­то­рый мы вам — за­меть­те, с ва­ше­го со­гла­сия — вве­ли, рез­ко за­мед­ля­ет ме­та­бо­лизм. По­ка инъ­ек­ция дейст­ву­ет, ва­ше­му ор­га­низ­му по­тре­бу­ет­ся в мил­ли­о­ны раз мень­ше воз­ду­ха, со­от­вет­ст­вен­но и все ва­ши про­цес­сы ку­пи­ру­ют­ся и со­пут­ст­ву­ю­щие им био­ло­ги­чес­кие вы­де­ле­ния со­кра­ща­ют­ся в мил­ли­о­ны раз, прак­ти­чес­ки оста­нав­ли­ва­ют­ся.

Ас­сис­тент­ка, ви­ди­мо, вспом­ни­ла о ка­ких-то важ­ных об­сто­я­тельст­вах, отве­ла ве­се­ло­го док­то­ра в сто­ро­ну и ста­ла что-то шеп­тать ему на ухо. Тот вне­зап­но рас­сер­дил­ся и по­крас­нел:

— Не на­до мне под­ска­зы­вать, что даль­ше де­лать, яй­цо взду­ма­ло учить ку­ри­цу! — очень стро­го от­ве­тил врач по­мощ­ни­це, но ког­да он вер­нул­ся к па­ци­ен­ту, на его ли­це вновь бы­ла мас­ка лю­без­нос­ти и добро­ты:

— Ну что же, до­ро­гой Вла­ди­мир Ива­но­вич. Мне ка­жет­ся, вы впол­не уже адап­ти­ро­ва­лись к но­вой для вас си­ту­а­ции и го­то­вы по­лу­чить до­сто­вер­ную ин­фор­ма­цию, о том, что в дейст­ви­тель­нос­ти с ва­ми сей­час про­ис­хо­дит. Но что­бы вы мог­ли пра­виль­но оце­нить эту ин­фор­ма­цию и не на­вре­дить ни се­бе, ни на­шей кли­ни­ке, где, как вы ви­ди­те, уста­нов­ле­но са­мое до­ро­гое и са­мое со­вре­мен­ное обо­ру­до­ва­ние, нам при­дет­ся при­нять не­ко­то­рые пре­вен­тив­ные ме­ры.

Он сде­лал не­за­мет­ный знак по­мощ­ни­це, и та лов­ко при­стег­ну­ла спе­ци­аль­ны­ми рем­ня­ми пред­плечья Мек­ли­на к под­ло­кот­ни­кам крес­ла.

— Не дер­гай­тесь, Вла­ди­мир Ива­но­вич, и не воз­му­щай­тесь — толь­ко са­мо­му се­бе и на­вре­ди­те. Все, что здесь де­ла­ет­ся, де­ла­ет­ся толь­ко ра­ди ва­ше­го бла­га. Мы с ва­ми от­лич­но сра­бо­та­ли, и это га­ран­ти­ру­ет нам иде­аль­ный ко­неч­ный ре­зуль­тат. Я знаю, вы ме­ня слы­ши­те. Мы обя­за­ны вас про­ин­фор­ми­ро­вать, что в бли­жай­шее вре­мя вы ис­пы­та­е­те очень глу­бо­кий очи­ща­ю­щий сон. И во вре­мя это­го сна в ваш ор­га­низм во­об­ще не дол­жен по­сту­пать кис­ло­род че­рез ор­га­ны ды­ха­ния. По­следст­вия я вам рас­ска­зал — по­следст­вия мо­гут быть ужас­ны! Я по­ни­маю, вы чрез­вы­чай­но обес­по­ко­е­ны и рас­стро­е­ны та­ким не­ожи­дан­ным по­во­ро­том со­бы­тий, но, по­верь­те мне, че­рез этот ка­би­нет и это крес­ло про­хо­ди­ли уже ты­ся­чи па­ци­ен­тов. Все у вас бу­дет пре­от­лич­но. Нам не­об­хо­ди­мо за­шить ва­ши ноз­дри, что­бы че­рез них не по­сту­пал воз­дух. Нет, нет, кис­ло­род вам все рав­но ну­жен. Но уже в столь ма­лых до­зах, ко­то­рые вам впол­не обес­пе­чит кож­ное ды­ха­ние — да, да, у нас с ва­ми есть кож­ное ды­ха­ние. Я знаю, вам труд­но при­нять по­доб­ное ре­ше­ние, но, по­верь­те, мы с ва­ми столь да­ле­ко за­шли, что об­рат­ной до­ро­ги нет. Нам пред­сто­ит сде­лать еще один со­всем ма­лень­кий ша­жок, и тог­да бу­дет ви­ден свет в кон­це тон­не­ля. Ну, со­гла­шай­тесь же. Мо­ло­дец, мо­ло­дец, мы гор­дим­ся ва­ми. Вот я сей­час кос­ме­ти­чес­ки без­уп­реч­но за­шью ва­ши ноз­дри, по­том вам нуж­но бу­дет под­пи­сать бу­ма­гу о том, что все, что бы­ло сде­ла­но здесь, пер­со­нал кли­ни­ки осу­щест­вил с ва­ше­го со­гла­сия.

Врач за­кон­чил свою ра­бо­ту, ас­сис­тент­ка осво­бо­ди­ла ру­ки Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча. Его дви­же­ния ста­но­ви­лись все бо­лее мед­лен­ны­ми. Он это­го не по­ни­мал: ему ка­за­лось, что док­тор и его ас­сис­тент­ка дви­га­лись быст­рее и быст­рее — мысль и вни­ма­ние Мек­ли­на не успе­ва­ли за­фик­си­ро­вать их по­ло­же­ние в прост­ранст­ве, а дви­же­ния сма­зы­ва­лись. Вла­ди­ми­ру Ива­но­ви­чу да­ли до­го­вор, руч­ку, он пом­нил о сво­ем обе­ща­нии что-то под­пи­сать. Мек­лин — че­ло­век сло­ва, раз обе­щал — зна­чит, под­пи­шет, не ста­нет же он под­во­дить этих ми­лых лю­дей! Док­тор с ас­сис­тент­кой с тру­дом до­жда­лись — про­шло не ме­нее пят­над­ца­ти ми­нут, преж­де чем из-под пе­ра па­ци­ен­та по­яви­лись три пер­вые за­ко­рюч­ки.

— Все, это­го до­ста­точ­но, — рез­ко ска­зал док­тор и вы­тер плат­ком вспо­тев­ший лоб, ас­сис­тент­ка бук­валь­но вы­рва­ла ав­то­руч­ку и до­го­вор из паль­цев Мек­ли­на. Вла­ди­мир Ива­но­вич вни­ма­тель­но ос­мат­ри­вал свою ру­ку. Он пом­нил: толь­ко что в его ру­ке бы­ла ав­то­руч­ка, а те­перь она не­ожи­дан­но ис­чез­ла. На­до ухо­дить от­сю­да. Мек­лин стал под­ни­мать­ся, что­бы по­ки­нуть крес­ло. На ли­це его за­сты­ло вы­ра­же­ние оде­ре­ве­нев­ше­го удив­ле­ния.

— Он что, оч­нет­ся че­рез три ча­са? — спро­си­ла по­мощ­ни­ца, об­ра­ща­ясь к док­то­ру.

— Не го­во­ри глу­пос­тей. Раз­ве ста­ли бы мы во­зить­ся с ним из-за трех ча­сов? Я ввел нор­ма­тив­но ре­ко­мен­до­ван­ную пор­цию, ко­то­рая ис­клю­ча­ет ин­ди­ви­да из об­щест­ва, но без зверств, без фа­на­тиз­ма и без кро­воп­ро­ли­тия!

— Жаль его, та­кой сим­па­тич­ный че­ло­век, — про­ле­пе­та­ла жен­щи­на.

— Мне ка­жет­ся, мы по­сту­па­ем с ним и ему по­доб­ны­ми бо­лее чем гу­ман­но. Его внут­рен­ние ча­сы бу­дут ид­ти все мед­лен­нее и мед­лен­нее — в от­ли­чие от нас с то­бой, он су­ме­ет уви­деть бу­ду­щее. Кста­ти, по­ка ча­сы это­го че­ло­ве­ка еще хоть как-то ти­ка­ют, да­вай-ка про­ве­дем его в сквер и уса­дим на ска­мей­ку. Воз­мож­но, со вре­ме­нем он сам уй­дет, но на это по­тре­бу­ют­ся ме­ся­цы, а воз­мож­но, и го­ды.



Врач шаг­нул в по­лу­мрак ка­би­не­та. Ли­ца си­дя­ще­го за сто­лом не раз­гля­деть, но хи­рург-сто­ма­то­лог хо­ро­шо знал это­го че­ло­ве­ка.

— Дав­но не ви­де­лись, док, — услы­шал он мяг­кий за­ду­шев­ный го­лос. — Ты не­пло­хо вы­гля­дишь, по­све­жел, по­мо­ло­дел. Что за книж­ка с то­бой?

— «Мол­ча­ние яг­нят», взял у зна­ко­мо­го.

— «Мол­ча­ние яг­нят» — ну-ну, пра­виль­ное на­зва­ние! Впро­чем, не хо­чу те­бя на­дол­го за­дер­жи­вать — да­вай-ка сра­зу к де­лам. В на­ча­ле сле­ду­ю­ще­го го­да бу­дут вы­бо­ры, к это­му вре­ме­ни сле­ду­ет вы­вес­ти из об­ра­ще­ния пять­де­сят про­цен­тов на­се­ле­ния рес­пуб­ли­ки. На­до под­на­жать, мой друг.

— Не ко мне во­прос: сколь­ко ва­ши «Стоц­кие» по­сы­ла­ют, столь­ко и де­лаю.

— А ини­ци­а­ти­ва, где она? Дай объ­яв­ле­ние в се­ти, раз­мес­ти от­зы­вы бла­го­дар­ных па­ци­ен­тов...

— Са­ми го­во­ри­ли: ра­бо­тать скрыт­но, кли­ен­ту­ру при­ни­мать толь­ко по ре­ко­мен­да­ции.

— Мно­го го­во­рить стал. Не за­бы­вай: не­сешь лич­ную от­вет­ст­вен­ность. Де­ло преж­де все­го, уж ты по­ста­рай­ся! Пос­ле вы­бо­ров все пой­дет ве­се­лее: не­нуж­ные био­ло­ги­чес­кие еди­ни­цы бу­дем вы­во­дить из об­ра­ще­ния про­с­тым ре­ше­ни­ем трех пра­во­ох­ра­ни­те­лей — без со­гла­сия па­ци­ен­та и без ка­ни­те­ли с под­пи­са­ни­ем до­го­во­ров. Так что да­вай! А ста­нешь пло­хо ра­бо­тать, сам зна­ешь, что бу­дет — при­дет­ся и те­бя за­ши­вать.

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru