Отдел прозы

Эльвира Еникеева

Абдулгареймолчималай

Рассказ

В дет­ст­ве ро­ди­те­ли от­прав­ля­ли ме­ня на все ле­то в де­рев­ню. Ко мне при­со­еди­нял­ся еще и мой дво­ю­род­ный бра­тиш­ка с се­ве­ра.


Со­бра­лись мы как-то с Де­ни­сом на ры­бал­ку. На­ко­па­ли чер­вей — их тут хоть ло­па­той гре­би. Взя­ли удоч­ки и спо­за­ран­ку на реч­ку. Шли вдоль за­бо­ра и же­ва­ли све­жий хлеб, ко­то­рый ба­буш­ка пред­ло­жи­ла к чаю. Тра­тить вре­мя на чае­пи­тие не хо­те­лось, вот мы и взя­ли теп­лые ру­мя­ные кра­юш­ки с со­бой.


Толь­ко до­шли до пе­ре­ул­ка, чтоб со­кра­тить путь к бе­ре­гу, из раз­дви­нув­ше­го­ся шта­кет­ни­ка вы­ско­чил маль­чик. На­чал, раз­ма­хи­вая ру­ка­ми, тя­нуть нас во двор, та­ра­то­ря без оста­нов­ки:


— Эй, ма­лай­зар, по­мо­ги­те, а то он уто­нет, ме­ня ба­буш­ка без ушей оста­вит, ска­жет: «Аб­ду­ла, с то­бой од­ни про­бле­мы!». По­мо­ги­те, вы­та­щи­те его, я ма­лень­кий, у ме­ня ру­ка ко­рот­кая, а он там уто­нет...


Мы кое-как разо­бра­ли его быст­рую речь.


Де­нис, под­миг­нул мне: «Пой­дем, гля­нем на утоп­лен­ни­ка».


— Нет, он не утоп­лен­ник, он кри­чит, зна­чит, жив, на­до спас­ти, ма­лай­зар!


Ког­да маль­чик до­та­щил нас до ко­лод­ца, ста­ло сра­зу все по­нят­но. В во­де бул­ты­хал­ся ко­те­нок, ис­те­рич­но мя­у­кая и пы­та­ясь вы­плыть.


Я пред­ло­жил опус­тить вед­ро в на­деж­де, что ко­те­нок до­га­да­ет­ся за­лезть в не­го. Но то­ну­щий и пи­ща­щий се­рый ко­мо­чек не по­ни­мал. Тог­да ре­ши­ли, что на­до едой его при­влечь. По­ло­жи­ли остат­ки хле­ба в вед­ро. Но вед­ро плюх­ну­лось. И тут ме­ня осе­ни­ло: на­до бро­сить оде­я­ло.


За­вя­зал я оде­я­ло на ко­нец це­поч­ки от вед­ра и опус­тил. Ко­те­нок, ба­рах­та­ясь, за­це­пил­ся ко­гот­ка­ми за мяг­кий ворс оде­я­ла. Тут уж мы, как на­сто­я­щие спа­са­те­ли, не рас­те­ря­лись, ста­ли тя­нуть ле­бед­ку. За­мер, дро­жа, и про­дрог­ший ко­те­нок. Вид­но, ис­пу­гал­ся.


Маль­чик вы­рвал его из рук и по­бе­жал до­мой. При этом та­ра­то­рил что-то со ско­ростью ре­ак­тив­но­го са­мо­ле­та.


— Нет, ты ви­дел! — воз­му­тил­ся Де­нис.


— По­шли, а то ры­бу мы точ­но не пой­ма­ем, — ска­зал я бра­ту.


Че­рез па­ру дней, ког­да мы со­бра­лись ку­пать­ся в реч­ке, пе­ред на­ми опять от­ку­да-то вы­ско­чил тот са­мый маль­чиш­ка — его, ока­зы­ва­ет­ся, зва­ли Аб­ду­ла:


— А ку­да вы? Мо­жет, и ме­ня возь­ме­те? А то на­до­е­ло си­деть в ого­ро­де, ко­ло­рад­ских жу­ков со­би­рать...


Пе­ре­гля­нув­шись, мы кив­ну­ли, но шаг при­ба­ви­ли.


— А зна­е­те, я ре­шил стать спа­са­те­лем. Бу­ду лю­дей вы­тас­ки­вать из ко­лод­ца, как вы ко­тен­ка. Из по­жа­ров то­же, я по те­ле­ви­зо­ру ви­дел. Прав­да, ба­буш­ка го­во­рит: «Аб­ду­ла, луч­ше мол­чи, как рот от­кро­ешь, уши за­ткнуть хо­чет­ся, тре­щишь, как ко­ло­коль­чик на те­лен­ке»...


— Это хо­ро­шее де­ло... Если за­хо­чешь, то ста­нешь. Но ты зна­ешь, спа­са­те­ли долж­ны быть силь­ны­ми, мень­ше го­во­рить, а боль­ше де­лать, — ска­зал Де­нис, рас­счи­ты­вая, что Аб­ду­ла хоть не­мно­го по­мол­чит. Мы ж по­ка спус­ка­лись к реч­ке, узна­ли все но­вос­ти де­рев­ни, про то, чем его кор­ми­ла ба­буш­ка ут­ром,


сколь­ко у них кур и гря­док...


— А я очень силь­ный, мо­гу да­же на тот бе­рег до­плыть и об­рат­но без от­ды­ха, хо­ти­те? — с на­деж­дой в го­ло­се спро­сил Аб­ду­ла


— Да, нет, да­вай луч­ше прос­то по­ле­жим, по­за­го­ра­ем...


— Лад­но, а я по­пла­ваю...


Так все ле­то ма­лень­кий внук За­би­ры-эбей тас­кал­ся вез­де с на­ми. Аб­ду­ла вос­пи­ты­вал­ся ба­буш­кой, го­во­ри­ли, что в дет­ст­ве он ис­пу­гал­ся и с тех пор го­во­рил быст­ро. Лю­бил пред­став­лять­ся по име­ни и фа­ми­лии. Но всег­да вы­хо­ди­ло вмес­то Аб­ду­лы Га­ре­ева — Аб­дул­га­рей.


Час­то со­се­ди, ус­тав от его бол­тов­ни, от­ма­хи­ва­лись: «Аб­дул­га­рей, мол­чи, ма­лай». Так и за­кре­пи­лось за ним это вы­ра­же­ние, став про­зви­щем...


...Про­шло лет пят­над­цать с тех пор. Я уже жил с семь­ей в за­го­род­ном до­ме на окра­и­не го­ро­да. Од­наж­ды же­на по­зво­ни­ла — «Дом го­рит!».


Ког­да подъ­ехал к до­му, пла­мя уже бы­ло поч­ти по­ту­ше­но. И вдруг из-за ды­мя­щих­ся стен по­явил­ся спа­са­тель в шле­ме, при­жи­мая к те­лу ма­лень­ко­го ко­тен­ка.


Я сра­зу узнал лю­бим­ца сво­ей до­че­ри и под­бе­жал к муж­чи­не: «Это наш Мур­зик!»


— Дер­жи­те, он ис­пу­гал­ся, но жи­вой... — улыб­нул­ся спа­са­тель


— Аб­дул­га­рей?!


— Ар­тур! Да, это я «Аб­дул­га­рей­мол­чи­ма­лай»


— Как ты? Ты все-та­ки стал спа­са­те­лем!


— Как ска­зать... — за­мял­ся Аб­ду­ла, рас­сте­ги­вая шлем


— Спа­си­бо те­бе, ты спас на­ше­го ко­тен­ка.


— Да, лад­но, жи­вая ду­ша ведь. А пом­нишь, ког­да-то спас­ли мо­е­го ко­тен­ка? Он умер в про­ш­лом го­ду сра­зу же пос­ле кон­чи­ны ба­буш­ки. Я ба­буш­ке так и не рас­ска­зал про тот слу­чай. Бо­ял­ся, что огре­ет ме­ня кра­пи­вой. Пом­нишь, ка­кая она у ме­ня бы­ла бое­вая... Ну, лад­но, мне по­ра, ма­ши­на уж ждет.


Я смот­рел вслед Аб­ду­ле. Труд­но бы­ло в нем узнать преж­не­го Аб­дул­га­ре­ея­мол­чи­ма­лая. Это был спо­кой­ный, от­кры­тый, сме­лый муж­чи­на. Но, как и преж­де, добрый и вни­ма­тель­ный. Ви­ди­мо, та­ки­ми и бы­ва­ют спа­са­те­ли.

 

 

 


ЖУР­НАЛ «ВТОР­НИК» ВЫ­СТУ­ПА­ЕТ ИН­ФОР­МА­ЦИ­ОН­НЫМ СПОН­СО­РОМ МЕЖ­ДУ­НА­РОД­НО­ГО ЛИ­ТЕ­РА­ТУР­НО­ГО КОН­КУР­СА КО­РОТ­КО­ГО СЕ­МЕЙ­НО­ГО РАС­СКА­ЗА «МЫ И НА­ШИ МА­ЛЕНЬ­КИЕ ВОЛ­ШЕБ­НИ­КИ» И НА­ЧИ­НА­ЕТ ПУБ­ЛИ­КО­ВАТЬ НАИБО­ЛЕЕ ИН­ТЕ­РЕ­СЫ РАС­СКА­ЗЫ ЕГО УЧАСТ­НИ­КОВ.


КОН­КУРС ОР­ГА­НИ­ЗО­ВАН ПО ИНИ­ЦИ­А­ТИ­ВЕ ЛИ­ТЕ­РА­ТУР­НО­ГО АГЕНСТ­ВА СО­ФИИ АГА­ЧЕР И ДЕТ­СКО­ГО ИЗ­ДА­НИЯ «КЛАС­СНЫЙ ЖУР­НАЛ». ПО­ЛО­ЖЕ­НИЕ О КОН­КУР­СЕ ЧИ­ТАЙ­ТЕ НА САЙ­ТЕ AGACHER.COM

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru