• Igor Mikhailov

Ярослав Смеляков



Пролетарии всех стран,

Бейте в красный барабан!


Поэзия Ярослава Смелякова входит смело, громко хлопнув дверью. Вначале на правах почти детской и наивной почти что считалочки из нашего красного детства, почти пародия…на самого себя. И остается в вашем сердце, если оно у вас есть, навсегда:


Опускайте громче руку,

извинений не прося,

чтоб от этого от стуку

отворилось всё и вся.


Кстати, хорошее начало трудового дня. Просыпаемся, делаем зарядку, и все это бодро и быстро, можно сказать, яростно. Но если бы Смеляков начинался и заканчивался только этим, то остался бы в памяти потомков на птичьих правах Безыменского или Егора Исаева. Но он потом вдруг вспыхивает ярко, но требовательно, словно ночной фонарь на улице Южной. И устами главного советского недотепы и вечного студента Шурика в гайдаевском фильме «Операция «Ы» оповещает весь свет, что…


Вдоль маленьких домиков белых

акация душно цветет.

Хорошая девочка Лида

на улице Южной живет…


Да, полноте, поэзия ли это, а не социалистический реализм лауреата государственной премии, родившегося в Луцке (ныне Украина)?

Папа его был машинистом, мама в колхозе работала. Родословная не модная, а домотканая какая-то. С точки зрения нынешней натужно умной поэзии, которая выносит мозг студенту лита, не интересная.

Он в небо залезет ночное,

все пальцы себе обожжет,

но вскоре над тихой Землею

созвездие Лиды взойдет…


Все правильно, только поэзия – это еще и биография. Вот - эти обожженные морозом или пламенем пальцы. А Смеляков сидел сначала в финском, а потом в советском лагерях. Да и в 1956 году, чтобы «красные барабаны» медом не казались, снова сел. Но почему же эти строки невесомы, словно и не было арестов, заводской многотиражки, доносов, в них простота и ясность, от которой, как черт от ладана, бежит современная стихия:


Если я заболею,

к врачам обращаться не стану,

Обращаюсь к друзьям

(не сочтите, что это в бреду):

постелите мне степь,

занавесьте мне окна туманом,

в изголовье поставьте

ночную звезду…


Его стихи тоже как-то естественно ложились на музыку, как будто и были предназначены для песни изначально. Песня «Если я заболею», стала почти что народной благодаря Аркадию Северному, Юрию Визбору и Владимиру Высоцкому.

Высоцкий вообще мало пел песен на чужие стихи. Мне на память приходит только - Игорь Кохановский с приснопамятным «Бабьем летом». А тут даже Жеглова прожгла насквозь эта настоянная на горьком опыте романтика:


Я шагал напролом,

Никогда я не слыл недотрогой.

Если ранят меня

В справедливых жестоких боях,

Забинтуйте мне голову

Русской лесною дорогой

И укройте меня

Одеялом в осенних цветах…

Ну вот и приехали: «русские дороги». Кажется, что он свой в доску, сейчас про березки и Есенина заголосит. А он, как будто ошпаривает:


Прокламация и забастовка,

Пересылки огромной страны.

В девятнадцатом стала жидовка

Комиссаркой гражданской войны…


Это стихотворение – «Жидовка» - считается одним из его лучших. Евгений Евтушенко включил его в свою знаменитую Антологию русской поэзии. Оно написано в 1963 году. Я в этом году только еще появлюсь на свет, а у его читателей комок в горле от пронзительных этих строк:


Все мы стоим того, что мы стоим,

Будет сделан по-скорому суд -

И тебя самое под конвоем

По советской земле повезут.


Не увидишь и малой поблажки,

Одинаков тот самый режим:

Проститутки, торговки, монашки

Окружением будут твоим…


Все тут, в этой толпе, в этой шараге, и сам автор. Он выстрадал эти строки, никого на самом деле не оскорбив, а, скорбя, пожалев, почти по-христиански, барабанные палочки на время оставив у входа.

Не мудрено и запутаться. Какой же он на самом деле: Ярослав Смеляков?

Да не очень-то ясно. И в его биографии, как и в жизни много путаницы. К примеру, по настоянию друга, журналиста Всеволода Иорданского, Смеляков принёс свои стихи в редакцию молодёжного журнала «Рост», но перепутал двери и попал в журнал «Октябрь»!

Шел в комнату, попал в другую!

В литературе, как известно, случается и не такое. А Смеляков – значит смелый. Он наступает на собственные грабли. Он пишет и живет с открытым забралом. И жизнь его наказывает довольно зло.

Первая жена – Дуся – убежала, вернее сказать, ускакала, с жокеем московского ипподрома. Из этого житейского «сора» взошла звезда Ярослава Смелякова. Зато вторая, молодая, ласково именовала его «Ярочка».

Нет, он не был диссидентом, не клял советскую власть. А жил и писал честно и просто.

Звезда его не яркая, не слепящая глаз, чуждая гламура и зауми, взошла после его смерти, чтобы светить всегда, светить везде, хотя, кажется, мы ее знали с рождения.

Я во всяком случае - точно!

Ярослав Смеляков родился 8 января 1913 года.



Просмотров: 12Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все
Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
Rubanova_obl_Print1_L.jpg
антология лого 300.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област