Станиславский: верю – не верю!


«Не­льзя не со­гла­сить­ся с Ва­ми, что ис­пол­не­ние бы­ло очень и очень пло­хое, по­то­му-то пье­са про­ва­ли­лась и ед­ва вы­дер­жа­ла че­ты­ре пред­став­ле­ния. <...> Со­гла­сен с Ва­ми, что и я про­ва­лил роль Отел­ло...».


Так пи­сал сво­е­му кор­рес­пон­ден­ту бу­ду­щее те­ат­раль­ное све­ти­ло, ко­то­рое чуть поз­же за­ло­жит ос­но­вы рус­ско­го те­ат­ра.


Его имя да­же не на­до и пов­то­рять лиш­ний раз и так яс­но, что это — Ста­ни­с­лав­ский. Или, если быть уж со­всем точ­ным, Кон­стан­тин Сер­ге­е­вич Алек­се­ев.


Он ро­дил­ся в очень бо­га­той ку­пе­чес­кой семье. В со­вет­ской эн­цик­ло­пе­дии на­пи­шут: «ро­ди­те­ли С. при­над­ле­жа­ли к про­грес­сив­ным тор­го­во-про­мыш­лен­ным кру­гам»!


Ка­кие, та­кие кру­ги? По­нят­ное де­ло, что ла­у­ре­ат Ста­лин­ской пре­мии, ос­но­ва­тель од­но­го из глав­ных те­ат­ров стра­ны, на спек­так­ли ко­то­ро­го при­хо­дил сам Отец На­ро­дов, дол­жен был иметь без­уп­реч­ную ре­пу­та­цию. Но ре­пу­та­ция Кон­стан­ти­на Сер­ге­е­ви­ча бы­ла под­мо­че­на, прав­да без его учас­тия, так как он был сы­ном мил­ли­о­не­ра и вос­пи­ты­вал­ся без пре­уве­ли­че­ния в рос­ко­ши.


Ба­ло­вень судь­бы, Мит­ро­фа­нуш­ка, пе­ти­метр, ко­то­рый в 13 лет с тру­дом по­сту­пил в пер­вый класс гим­на­зии. Уже взрос­лым, вспо­ми­ная свои го­ды уче­ни­чест­ва, он клял гим­на­зию «за то, что она от­би­ла па­мять сво­ей зуб­реж­кой». Кста­ти имен­но по­это­му он, ког­да вы­шел на сце­ну, без суф­ле­ров вы­сту­пать не мог.


Отец, по­ощ­ряя сце­ни­чес­кое увле­че­ние сы­на, по­стро­ил ему аж два те­ат­ра: один на да­че в Лю­би­мов­ке, дру­гой в Моск­ве у Крас­ных во­рот.


Так дет­ское увле­че­ние, мож­но ска­зать, блажь пе­ре­рос­ло в до­воль­но увле­ка­тель­ное де­ло.


Но сце­ни­чес­кая карь­е­ра бу­ду­ще­го на­став­ни­ка ак­те­ров не за­да­лась с пер­вых же ша­гов. Ста­ни­с­лав­ский про­ва­лил­ся, при­чем, в бук­валь­ном смыс­ле сло­ва.


На лю­би­тель­ской сце­не в до­ме Кар­зин­ки­на на По­кров­ском буль­ва­ре в де­каб­ре 1884 го­да со­сто­я­лось его пер­вое вы­ступ­ле­ние в ро­ли Под­ко­ле­си­на в «Же­нить­бе» Го­го­ля.


На скло­не лет он сам рас­ска­зал об этом эпи­зо­де: «В по­след­нем ак­те пье­сы, как из­вест­но, Под­ко­ле­син вы­ле­за­ет в ок­но. Сце­на, где про­ис­хо­дит спек­такль, бы­ла так ма­ла, что при­хо­ди­лось, вы­ле­зая из ок­на, ша­гать по сто­я­ще­му за ку­ли­са­ми ро­я­лю. Ко­неч­но, я про­да­вил крыш­ку и обо­рвал не­сколь­ко струн. Бе­да в том, что спек­такль да­вал­ся лишь как скуч­ная пре­лю­дия к пред­сто­я­щим ве­се­лым тан­цам».


Кон­стан­ти­на Сер­ге­е­ви­ча окру­жа­ет ог­ром­ное ко­ли­чест­во ле­генд и не­бы­лиц. Вот од­на из них, зна­ме­ни­тая фра­за: «Не ве­рю!».


Нет еди­но­го мне­ния о том, что хо­тел ска­зать Ста­ни­с­лав­ский сво­ей фра­зой. По наибо­лее прос­той вер­сии, ре­жис­сёр пре­сле­до­вал хо­дуль­ность,


не­ес­тест­вен­ность, из­лиш­нюю па­те­ти­ку и по­ощ­рял жиз­не­по­до­бие. Кри­тик А. М. Сме­лян­ский, ука­зы­вая на не­до­стат­ки этой ги­по­те­зы, пред­по­ла­га­ет, что Ста­ни­с­лав­ский, на­обо­рот, вы­сту­пал про­тив на­ту­ра­лиз­ма и «ими­та­ции прав­ды», тре­буя от ак­тёров внут­рен­не­го пре­о­бра­же­ния, пос­ле ко­то­ро­го они мог­ли «ви­деть» жизнь гла­за­ми ге­роя.


Путь МХА­Та к сла­ва не был усе­ян ро­за­ми. Вот ци­та­та из статьи Чу­ков­ско­го «Дра­ма жиз­ни» 1907 го­да:


«Ху­до­жест­вен­ный те­атр уста­рел! Ни­ко­го не про­ве­дешь сверч­ка­ми и стуль­я­ми! Нуж­на ду­ша, а не стул, ду­ша, а не свер­чок, — го­лая че­ло­ве­чес­кая ду­ша! Быт умер, и ду­шу греш­но за­сло­нять сверч­ка­ми! Нам ну­жен сво­бод­ный те­атр, а не ма­не­ке­ны Ста­ни­с­лав­ско­го». Так пи­шут о Мос­ков­ском те­ат­ре ум­ные брю­не­ты-ре­цен­зен­ты«...


Как это не по­ка­жет­ся стран­ным, но в пер­вую оче­редь МХАТ не лю­би­ли ав­то­ры пьес.


«Те­атр — клад­би­ще мо­их пьес». — Го­ва­ри­вал Ми­ха­ил Афа­нась­е­вич Бул­га­ков.


«Са­мое пло­хое, что всег­да бы­ло в Ху­до­жест­вен­ном те­ат­ре, — это от­сут­ст­вие пря­мо­ты, ли­це­ме­рие, двой­ная иг­ра, ком­про­мис­сы и на­пра­во и на­ле­во, всег­да ко­го-то на­до на­дуть, от ко­го-то что-то скрыть, ко­го-то при­пуг­нуть или эпа­ти­ро­вать, а ко­го-то об­ман­но при­лас­кать, — дип­ло­ма­тия са­мо­го не­удач­но­го на­прав­ле­ния, од­на­ко не­пре­рыв­ная. В Ху­до­жест­вен­ном те­ат­ре веч­но бо­я­лись ста­вить во­прос ши­ро­ко, пря­мо­душ­но, му­жест­вен­но, бес­страш­но...» А это уже сло­ва со­бу­тыль­ни­ка Кон­стан­ти­на Сер­ге­е­ви­ча по Сла­вян­ско­му ба­за­ру, где, собст­вен­но, от­цы-ос­но­ва­те­ли и про­из­ве­ли на свет МХАТ, Не­ми­ро­ви­ча-Дан­чен­ко.


В «Те­ат­раль­ном ро­ма­не» Бул­га­ков вы­сме­ял эту сис­те­му: «Я ни од­ной ми­ну­ты не со­мне­ва­юсь в том, что те­о­рия бы­ла дейст­ви­тель­но ге­ни­аль­на, но ме­ня при­ве­ло в от­ча­я­ние при­ме­не­ние этой те­о­рии на прак­ти­ке... Я усом­нил­ся в те­о­рии Ива­на Ва­силь­е­ви­ча. Да! Это страш­но вы­го­во­рить, но это так... Эта сис­те­ма не бы­ла, оче­вид­но, при­ло­жи­ма к мо­ей пье­се, а, по­жа­луй, бы­ла и вред­на ей».


Кто его зна­ет, а мо­жет быть Мак­су­дов (аль­тер-его Бул­га­ко­ва в ро­ма­не) не так уж и не прав?


Игорь Михайлов

Просмотров: 13
Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru