Рассказы про Ежа Яблокина

Пост обновлен март 12

Эти правдивые сказки написаны автором в течение четырнадцати лет и закончены осенью 2019 года. Автор благодарит за дружескую помощь Юлия Пустарнакова, Наталию Захарову, Светлану Царегородцеву, Елену Кокурину.


Рисунки: Юлии Сканцевой, Юлии Киви, Елены Новосёловой, Алины Макаровой.


Автор — Наталья Савельева

Пре­ду­ве­дом­ле­ние ав­то­ра


В па­мять о мо­ем дру­ге, ос­но­ва­те­ле мос­ков­ско­го цве­та­ев­ско­го му­зея. Пер­вая часть бо­лее дет­ская, по­том чи­та­тель рас­тёт, взрос­ле­ет, сю­жет за­кру­чи­ва­ет­ся, по­яв­ля­ют­ся дру­гие пер­со­на­жи и стра­ны. Все име­на лю­дей и до­маш­них жи­вот­ных под­лин­ные. В пер­вой час­ти и со­бы­тия все под­лин­ные, кро­ме че­ты­рёх глав. У нас РЕ­АЛЬ­НО дом в та­кой глу­ши, и мед­ве­ди в де­рев­ню за­хо­дят, и яст­ре­бы ле­та­ют, и до сих пор мож­но уви­деть, как не­сут во­ду в ко­ро­мыс­ле. Пер­вая часть — поч­ти днев­ник де­рев­ни. Фа­ми­лия на­ша там в честь На­деж­ды Ива­нов­ны Ка­та­е­вой-Лыт­ки­ной. Есть и не­кая тай­но­пись. У всех со­рок в пер­вой час­ти име­на тог­даш­них со­труд­ни­ков му­зея. В семье куз­не­чи­ков име­на семьи Тар­ков­ских…



Часть первая


Где живёт Яблокин


Ёж Яб­ло­кин жи­вёт в де­рев­не с на­зва­ни­ем Лип­ское. Де­рев­ня на­хо­дит­ся не­да­ле­ко от зна­ме­ни­той стан­ции Бо­ло­гое, а стан­ция Бо­ло­гое, как по­ёт­ся в ста­рой пес­не, «это где-то меж­ду Ле­нин­гра­дом и Моск­вой». На са­мом де­ле, не «где-то», а ров­но по­се­ре­ди­не, на пол­пу­ти, что от од­ной, что от дру­гой сто­ли­цы. Толь­ко Ле­нин­гра­ду те­перь вер­ну­ли его пер­во­на­чаль­ное на­зва­ние — Санкт-Пе­тер­бург. А ещё ря­дом с де­рев­ней ог­ром­ное озе­ро Пи­рос, а чуть по­даль­ше — озе­ро Вал­дай­ское, го­род Вал­дай и Ивер­ский мо­на­с­тырь. Зи­мы в де­рев­не су­ро­вые, вёс­ны вет­ре­ные, а ле­том бы­ва­ет и очень жар­ко, и про­хлад­но, и дожд­ли­во, и су­хо. В за­су­ху тя­же­ло де­ревь­ям, тя­же­ло тра­вам, тя­же­ло все­му жи­во­му. Да­же змеи, ко­то­рые обыч­но бо­ят­ся лю­дей, пол­зут, не та­ясь, в по­ис­ках вла­ги. Лю­дям в жа­ру чуть лег­че: во­ду они бе­рут в ко­лод­цах, а для питья и при­го­тов­ле­ния пи­щи её мож­но ещё и ку­пить. Мож­но спря­тать­ся в до­ме, ис­ку­пать­ся в озёрах. По мне­нию Яб­ло­ки­на, лю­дям тя­же­лее зи­мой. Ежи зи­мой спят, мед­ве­ди спят, мно­гие пти­цы уле­та­ют в тёп­лые края. А лю­ди то­пят пе­чи, что­бы со­греть­ся и при­го­то­вить в чу­гун­ках еду. Во вре­мя снеж­ной бу­ри или силь­но­го вет­ра элек­три­чест­во час­то от­клю­ча­ют, по­это­му печь вы­ру­ча­ет во всех слу­ча­ях. Зи­мой и к ко­лод­цу не прой­ти — до­рож­ку за­ме­та­ет. Иной раз по три дня лю­ди ра­бо­та­ют ло­па­та­ми — путь про­кла­ды­ва­ют. А до со­сед­ней де­рев­ни Га­ру­со­во и во­все не до­брать­ся. Од­наж­ды Ко­ля Ма­лов ушёл в гос­ти в но­яб­ре, а вер­нул­ся лишь в ап­ре­ле. Жи­те­лей Лип­ско­го мож­но пе­ре­счи­тать по паль­цам: Ба­рыш­ни­ко­вы, Ро­ма­но­вы, Пет­ро­вы, Ма­роч­ки­ны, Ма­ло­вы, ста­рос­та де­рев­ни Ве­ра Фёдо­ров­на, тётя Ду­ся и, по­жа­луй, всё. На ле­то при­ез­жа­ют дач­ни­ки, и тог­да де­рев­ня ожи­ва­ет, на­пол­ня­ет­ся го­ло­са­ми. Ёж жи­вёт в са­ду у Ка­та­е­вых. Лю­ди они хо­ро­шие, и Яб­ло­кин счи­та­ет их сво­и­ми хо­зя­е­ва­ми и друзь­я­ми. Сад боль­шой, ста­рый, за­рос­ший тра­вой, цве­та­ми, мо­ло­ды­ми виш­ня­ми, яб­ло­ня­ми, сли­ва­ми, по­бе­га­ми крас­ной и чёр­ной смо­ро­ди­ны. Есть, где спря­тать­ся и сде­лать уют­ную нор­ку.



Дом Яблокина


У Яб­ло­ки­на не один дом, а це­лых два: зим­ний и лет­ний. Зим­ний — обыч­ная ежи­ная нор­ка. Ёж де­ла­ет её осенью под доска­ми ста­ро­го са­рая, ря­дом с ог­ром­ны­ми ло­пу­ха­ми. Нор­ка слу­жит ему спаль­ней, ведь ежи зи­мой всег­да спят. В ней ле­жит куч­ка хво­рос­та, по­кры­тая сло­ем лист­вы и мяг­ким зе­лё­ным мхом. Доски за­кры­ва­ют убе­жи­ще от по­сто­рон­них взгля­дов, осо­бен­но со­бачь­их — с со­ба­ка­ми у Яб­ло­ки­на от­но­ше­ния скла­ды­ва­ют­ся слож­но. Ле­том спаль­ня пус­ту­ет, про­вет­ри­ва­ет­ся, и Ёж жи­вёт в дру­гой нор­ке под ог­ром­ным кус­том смо­ро­ди­ны. Куст этот ста­рый, мож­но ска­зать, древ­ний. Ещё пра­ба­буш­ка Яб­ло­ки­на рас­ска­зы­ва­ла род­ным про ог­ром­ные яго­ды, за ко­то­ры­ми при­хо­ди­ли да­же жи­те­ли Га­ру­со­ва. Каж­дое ле­то куст да­ёт но­вые по­бе­ги, раз­рас­та­ет­ся, и сей­час за­ни­ма­ет цент­раль­ное мес­то в са­ду. В его серд­це­ви­не, под ста­ры­ми вет­ка­ми Яб­ло­кин и со­ору­дил дом. О, это на­сто­я­щая уют­ная квар­ти­ра! С ма­лень­ким окош­ком, две­ря­ми, чу­лан­чи­ком. У Яб­ло­ки­на есть кро­ват­ка, стол, та­бу­ре­точ­ки, шкаф­чи­ки и да­же книж­ные пол­ки с ми­ни­а­тюр­ны­ми книж­ка­ми. Есть у Яб­ло­ки­на на­столь­ная лам­па и фо­на­рик — ведь у ежей, как из­вест­но, зре­ние сла­бое. Есть та­зик, ве­дёр­ко, по­су­да, вя­за­ное оде­яль­це... Все­го и не пе­ре­чис­лить! Сло­вом, бла­го­уст­ро­ен­ное жильё.



Встреча с хозяевами


Свою млад­шую хо­зяй­ку, На­та­шу, Яб­ло­кин впер­вые уви­дел позд­ней осенью, дав­ниш­ней уже, ког­да она вмес­те с под­ру­гой Аней по­ку­па­ла дом. Ёж си­дел в по­жух­лых ду­бо­вых листь­ях, от­ды­хая пос­ле мно­го­ча­со­во­го сбо­ра яб­лок. В до­ме не­сколь­ко лет ни­кто не жил, он вы­гля­дел со­всем за­бро­шен­ным и ни­ко­му не нуж­ным. Кры­ша про­те­ка­ла. Яб­лок и слив в са­ду бы­ло ве­ли­кое мно­жест­во, их со­би­ра­ли де­ти и со­се­ди, и да­же из дру­гих де­ре­вень на­ве­ды­ва­лись. Ёж пом­нил: На­та­ша сра­зу бро­си­лась в сад, к мок­рым ост­ро пах­ну­щим яб­ло­кам. А Аня де­ло­ви­то ос­мат­ри­ва­ла дом, про­ве­ря­ла проч­ность стен, ин­те­ре­со­ва­лась, как то­пить печь... Яб­ло­кин тог­да сде­лал вы­вод, что Аня всё зна­ет и уме­ет, и она здесь бу­дет глав­ной хо­зяй­кой. Так оно, собст­вен­но, в пер­вые го­ды и бы­ло. На­та­ша и её ма­ма, Ли­лия Бо­ри­сов­на, ко­то­рую Яб­ло­кин на­звал стар­шей хо­зяй­кой, де­ре­вен­ской жиз­ни со­всем не зна­ли, и если бы не Аня и со­сед, Вик­тор Ива­но­вич Ду­бо­де­лов, со­всем бы про­па­ли! Ёж час­то вспо­ми­нал, как Вик­тор Ива­но­вич и Аня чи­ни­ли за­бор и кры­шу, ко­па­ли гряд­ки, кра­си­ли во дво­ре у са­рая ста­рень­кий ру­ко­мой­ник... Аня, к то­му же, и шить уме­ла. Штор­ки для пе­чи, на­во­лоч­ки, ков­ри­ки до сих пор жи­вут в до­ме. Че­рез не­сколь­ко лет На­та­ша вы­шла за­муж, и у Яб­ло­ки­на по­явил­ся мо­ло­дой хо­зя­ин Юрий. Но он мно­го ра­бо­та­ет и в де­рев­ню при­ез­жа­ет ред­ко. ...Од­наж­ды Аня и Вик­тор Ива­но­вич хо­ди­ли ра­но ут­ром за гри­ба­ми. На­та­ша с ма­мой ещё спа­ли. Яб­ло­кин толь­ко вы­лез из нор­ки и, по­ёжи­ва­ясь от ут­рен­не­го хо­лод­ка, смот­рел на солн­це. Вик­тор Ива­но­вич по­сту­чал в окош­ко па­лоч­кой, с ко­то­рой он всег­да хо­дил в лес. Аня вы­шла с пус­той кор­зин­кой, а че­рез два ча­са вер­ну­лась с пол­ной. По­ста­ви­ла её на кры­леч­ко, во­шла в из­бу и сра­зу усну­ла. По­ко­ле­бав­шись, Ёж всё-та­ки взял се­бе па­ру креп­ких под­оси­но­ви­ков. «Мы те­перь од­на семья, — бор­мо­тал он, на­ни­зы­вая гри­бы на игол­ки. — Мне ведь до даль­не­го ле­са пол­дня ид­ти, да и об­рат­но ещё... А так я суп­чик се­бе сва­рю.» Раз­мыш­ляя, чем от­бла­го­да­рить хо­зя­ев, Яб­ло­кин ре­шил по­да­рить им цве­ты. На­рвал по­ле­вых ро­ма­шек и бе­реж­но по­ло­жил их на окош­ко.



Имена


Яб­ло­кин дол­го не мог разо­брать­ся в име­нах. В го­ро­де при­ня­то на­зы­вать всех по име­ни-от­чест­ву, кро­ме близ­ких, ра­зу­ме­ет­ся. В де­рев­не — прос­то по име­ни. Де­ти час­то на­зы­ва­ют взрос­лых тётей-дя­дей, ба­буш­кой-де­душ­кой, да­же если эти лю­ди им не род­ные. Впро­чем, стар­шую хо­зяй­ку мно­гие зо­вут как в го­ро­де — Ли­лия Бо­ри­сов­на. Или прос­то — Бо­ри­сов­на. А к Ев­до­кии Ива­нов­не На­та­ша об­ра­ща­ет­ся, к при­ме­ру, «тётя Ду­ся», хо­тя она не ре­бёнок, и тётя Ду­ся ей во­все не тётя... «Вот со мной всё по­нят­но, — Ёж вздох­нул. — Го­ло­ву ло­мать не на­до. А с людь­ми за­пу­та­ешь­ся!» Хо­ро­шень­ко по­ду­мав, он ре­шил на­зы­вать со­се­дей так, как на­зы­ва­ют их хо­зя­е­ва: ко­го — по име­ни, ко­го — по име­ни-от­чест­ву, а ко­го-то — тётей или дя­дей.


О Верах


В де­рев­не Лип­ское жи­вут пять жен­щин по име­ни Ве­ра. Са­мая стар­шая — Ве­ра Фёдо­ров­на Бор­цо­ва. Ха­рак­тер у неё, дейст­ви­тель­но, бое­вой, да­же слиш­ком. Ког­да-то она за­ве­до­ва­ла ма­га­зи­ном, ко­то­рый уже лет пять сто­ит за­ко­ло­чен­ный. Яб­ло­кин то вре­мя не за­стал. Те­перь Ве­ра Фёдо­ров­на отве­ча­ет за хлеб. Лю­ди при­хо­дят к ней до­мой, что­бы за­пи­сать­ся, ко­му ка­кой хлеб ну­жен, и дваж­ды в не­де­лю ма­ши­на его при­во­зит. Ме­шок с хле­бом вы­гру­жа­ют на до­ро­гу, и стар­шая Ве­ра раз­да­ёт по спис­ку бу­лоч­ки и бу­хан­ки.

Вто­рая — Ве­ра Ива­нов­на — сест­ра тёти Ду­си Зу­е­вой. Ро­дом она из Лип­ско­го, но уже дав­ным-дав­но жи­вёт в Моск­ве, прав­да, в де­рев­ню при­ез­жа­ет на всё ле­то.

Третья Ве­ра — Пи­тер­ская — так зо­вёт её Ёж. Она боль­шая лю­би­тель­ни­ца и зна­ток здеш­них ле­сов, гри­бов и ягод. А ещё она строй­ная, спор­тив­ная, и как сей­час го­во­рят, стиль­ная.

Чет­вёр­тая Ве­ра, Пет­ро­ва, — со­сед­ка Ка­та­е­вых. То­же из Санкт-Пе­тер­бур­га, хо­тя ро­ди­лась в де­рев­не. Так же как и её брат Ни­ко­лай и три сест­ры. Тётя Ве­ра с сест­рой Ма­ру­сей жи­вут в Лип­ском всё дол­гое ле­то, и к ним при­ез­жа­ют на ма­ши­не родст­вен­ни­ки. Дом тёти Ве­ры Пет­ро­вой са­мый кра­си­вый и ак­ку­рат­ный в де­рев­не. У не­го го­лу­бые на­лич­ни­ки, а во дво­ре рас­тут пре­крас­ные цве­ты раз­ных сор­тов.

Пя­тая Ве­ра — в де­рев­не бы­ва­ет ред­ко. Её дом ря­дом с Ба­рыш­ни­ко­вы­ми. Она то­же из Пе­тер­бур­га.

Все Ве­ры — раз­ные, не пе­ре­пу­та­ешь. Но иног­да, для быст­ро­ты, Ёж на­зы­ва­ет их по но­ме­рам.


Яблокин и яблоки


Наш Яб­ло­кин — ёж не со­всем обыч­ный. Как и все его со­братья, пи­та­ет­ся он на­се­ко­мы­ми: му­ха­ми, гу­се­ни­ца­ми, чер­вя­ми. Ест и мы­шей, и ля­гу­шек. Так уж они, ежи, устро­е­ны, ни­че­го не по­де­ла­ешь. Но, по­дру­жив­шись с людь­ми, Яб­ло­кин по­сте­пен­но при­вык к пи­ще че­ло­ве­чес­кой — мо­ло­ку, пе­ченью, хле­бу, ово­щам и фрук­там. Впро­чем, и су­хой ко­ша­чий корм ему нра­вит­ся — им уго­ща­ет его зна­ко­мый Кот Ма­лыш. Но осо­бен­но лю­бит Ёж яб­ло­ки, по­это­му да­же фа­ми­лию та­кую по­лу­чил. У них в семье фа­ми­лии у всех раз­ные, так уж по­ве­лось. Кто что лю­бит, та­кую фа­ми­лию и но­сит. А ведь со­всем ди­кие ежи яб­ло­ки поч­ти не едят, а толь­ко на игол­ки на­ни­зы­ва­ют. И во­все не для кра­со­ты, как не­ко­то­рые ду­ма­ют. И не по­то­му, что ежей всег­да ри­су­ют с яб­ло­ком на спин­ке. Де­ло в том, что меж­ду иг­ла­ми у ежей лю­бят пря­тать­ся страш­ные на­се­ко­мые, ко­то­рых на­зы­ва­ют па­ра­зи­та­ми: бло­хи, кле­щи и дру­гие. Ёж не мо­жет их до­стать, не мо­жет вы­гнать — вот бе­да! У ди­коб­ра­за для это­го есть спе­ци­аль­ный длин­ный ко­готь, а у ежей нет, и они вы­нуж­де­ны тер­петь не­зва­ных гос­тей. А кис­лый сок яб­ло­ка па­ра­зи­тов от­пу­ги­ва­ет.


Клюква


Яб­ло­кин очень лю­бит клюк­ву-вес­нян­ку. Не все го­ро­жа­не пред­став­ля­ют, что это та­кое. Вес­нян­ку на го­род­ском ба­за­ре ред­ко про­да­ют. Её в де­рев­не едят. А со­би­ра­ют на бо­ло­тах ран­ней вес­ной. Бо­лот око­ло де­рев­ни мно­го. Дач­ни­ки обыч­но лезть в бо­ло­та опа­са­ют­ся — тро­пы на­до знать. А то, как го­во­рит­ся, «не зная бро­да, по­па­дёшь в во­ду». В ав­гус­те и сен­тяб­ре мёрт­вые то­пи ожи­ва­ют. За­мше­лые ва­лу­ны осве­ще­ны сол­неч­ным све­том, на них змеи гре­ют­ся, цве­тов — мо­ре це­лое (то есть бо­ло­то, ко­неч­но!). Всю­ду слыш­ны го­ло­са — это лю­ди, со­би­ра­ю­щие клюк­ву, го­во­рят, сме­ют­ся, окли­ка­ют друг дру­га... Им вто­рят гриб­ни­ки. Шум­но осенью в ле­су! Осен­няя клюк­ва ру­мя­ная, круп­ная, креп­кая. А вес­нян­ка мяг­кая, мя­тая, её лег­ко раз­да­вить. Ведь пе­ре­зи­мо­ва­ла на бо­ло­те, пе­ре­жи­ла мо­ро­зы и от­те­пе­ли. Но она та­кая же вкус­ная и по­лез­ная, да и це­нит­ся боль­ше — ведь вес­ной клюк­ву не до­стать. В ап­ре­ле дач­ни­ков в Лип­ском ещё нет. За вес­нян­кой хо­дят де­ре­вен­ские жи­те­ли. Яб­ло­кин так да­ле­ко от до­ма ухо­дить бо­ит­ся, да и не по его это си­лам. При­хо­дит­ся са­мо­му до­бы­вать клюк­ву — то об­ро­нен­ную под­нять, то из чьей-ни­будь кор­зин­ки не­сколь­ко яго­док взять. А в мае уже и хо­зя­е­ва его при­ез­жа­ют — они вес­нян­ку по­ку­па­ют. Тог­да Яб­ло­кин чест­но от­но­сит яго­ды в те до­ма, где брал их. Лю­ди по­том удив­ля­ют­ся, от­ку­да вдруг по­яви­лась на кры­леч­ке горст­ка клюк­вы?


Продолжение следует

Просмотров: 48
Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru