• Igor Mikhailov

Владислав Ходасевич


Сын выходца из польской дворянской семьи и крещёной еврейки (причем, крещённой не в православие, а в католичество), в чьих жилах ни капли русской крови, Владислав Фелицианович Ходасевич вошел в русскую литературу, наверное, «путем зерна». В буквальном смысле пророс, поскольку выкормлен был «не матерью, но тульскою крестьянкой». У Андрея Белого есть и более экспрессивное выражение: не вошел и пророс, а «высосал» свое право на родство с русской культурой. Его неожиданное значение раскрывается самим Ходасевичем в таких строках:


И вот, Россия, «громкая держава»,

Ее сосцы губами теребя,

Я высосал мучительное право

Тебя любить и проклинать тебя.


В одной из своих поздних статей Ходасевич расскажет о том, как родители в тревожном ожидании худшего отдают его в русскую школу. И их надежда на то, что ребенок может быть воспитан в лоне польской культуры, угасает.


Инородное происхождение впоследствии обнаружится лишь в несколько холодноватой и словно отстраненной манере речи поэта. Словно Ходасевич не погружается в описываемое им с головой, но смотрит на него со стороны, не переступая некие пределы и границы. Такая манера говорения и мировосприятия характерна для классического периода русской литературы. Периода Пушкина и Батюшкова.


Как скажет об этом сам Ходасевич: «он опоздал родиться». Его век прошел. Но остатки чужеродности растворяются в межвременном пространстве. Ему предстоит стать промежуточным звеном двух эпох: золотого и серебряного веков.


Наверное, именно поэтому современники его не ощущают своим. «Мы же с Цветаевой, выйдя из символизма, ни к чему и ни к кому не пристали, остались одинокими, „дикими“. Литературные классификаторы и составители антологий не знают, куда нас приткнуть». — напишет он впоследствии.


И наоборот, он слишком хорошо понимает и воспринимает все. И отсюда — отточенный, отшлифованный до холодного, металлического блеска слог. Экономная, почти скупая, точность детали, которая, прорастая из сердцевины смысла, набухая и лопаясь, рождает поразительную по силе метафору:


Мне невозможно быть собой,

Мне хочется сойти с ума,

Когда с беременной женой

Идет безрукий в синема.


Книга воспоминаний Ходасевича «Некрополь» — последнее из того, что увидело свет при жизни автора в 1939 году в Брюсселе. Издательство, где выходит книга, перемещается в Брюссель из Берлина, где вовсю свирепствует чума ХХ века. А сам автор — в страну мертвых, в город мертвых (nekropolis — в переводе с греческого город мертвых), перед этим населив его тенями гениев и злодеев серебряного века.


Впрочем, можно сказать и так: Ходасевич ставит нерукотворный памятник уходящему времени. И самому себе. Надгробный.


Пространство «Некрополя» разбито на главы, каждая из которых посвящена одному из тех, с кем Ходасевича сталкивала судьба при жизни: Нине Петровской, Брюсову, Андрею Белому, Муни, Гумилеву и Блоку, Гершензону, Сологубу, Есинину и Горькому.


Но все же это не могильный, полный благостных мотивов и скорби, памятник. А скорее поэма в прозе. Портретная галерея, выполненная рукой мастера. По этой беспощадной, иной раз до вспышек желчности, книге можно изучать историю русской литературы начала века и русской души.


Вот вам не ходульный, сусальный и оттого слащавый Есенин, а реальный, противоречивый, жестокий, циничный, разгульный, пророческий, а потому живой: «…Есенин высказывал, „выпевал“ многое из того, что носилось в тогдашнем катастрофическом воздухе. В том смысле, если угодно, он действительно был „пророком“. Пророком своих и чужих заблуждений, несбывшихся упований, ошибок, — но пророком».


Последняя глава в этой книге посвящена Горькому. Естественно, что эту главу Горький видеть не мог, но, прочитав одну из первых глав, воспоминаний о Брюсове, сказал Ходасевичу:


— Жестоко вы написали, но — превосходно!


Такова и поэзия Ходасевича:


Снег навалил. Всё затихает, глохнет.

Пустынный тянется вдоль переулка дом.

Вот человек идёт. Пырнуть его ножом —

К забору прислонится и не охнет.

Потом опустится и ляжет вниз лицом.

И ветерка дыханье снеговое,

И вечера чуть уловимый дым —

Предвестники прекрасного покоя —

Свободно так закружатся над ним.

А люди черными сбегутся муравьями

Из улиц, со дворов, и станут между нами.

И будут спрашивать, за что и как убил,-

И не поймет никто, как я его любил…


Владислав Ходасевич родился 28 мая 1886 года.

Просмотров: 16
Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru