Вероника Тушнова: «Все еще будет…»


Лег­ко и не­слыш­но пи­са­ла она свои стро­ки, слов­но пер­вый ве­сен­ний ве­те­рок роб­ко це­лу­ет теп­лы­ми гу­ба­ми веч­ную мер­з­ло­ту зи­мы и жиз­ни. И про­би­ва­ет брешь:

А зна­ешь, все еще бу­дет! Юж­ный ве­тер еще по­ду­ет, и вес­ну еще на­кол­ду­ет, и па­мять пе­ре­лис­та­ет, и встре­тить­ся нас за­ста­вит, и еще ме­ня на рас­све­те гу­бы твои раз­бу­дят...

Эти свет­лые стро­ки при­над­ле­жат пе­ру по­эта, чья жизнь, как мог­ла — ис­пы­ты­ва­ла ее на проч­ность. Гну­ла, ло­ма­ла об ко­ле­но, но «ни сто­на из ее гру­ди», а лишь — бла­го­дар­ность и без­от­вет­ная, без­ог­ляд­ная — лю­бовь.


Хро­ни­ка жиз­ни и твор­чест­ва Ве­ро­ни­ки Ми­хай­лов­ны Туш­но­вой вро­де бы не бо­га­та со­бы­ти­я­ми. Так — ско­ро­пись, пе­тит, меж­ст­роч­ная про­ре­ха, быт... Ро­ди­лась 27 мар­та 1911 го­да в Ка­за­ни, по­сту­пи­ла в шко­лу № 14, по­том на ме­ди­цин­ский фа­куль­тет Ка­зан­ско­го уни­вер­си­те­та, пе­ре­еха­ла с ро­ди­те­ля­ми в Ле­нин­град, вы­шла за­муж, в 41 по 45 го­ды ра­бо­та­ет в эва­ко­гос­пи­та­лях Моск­вы и Ка­за­ни, вы­шел пер­вый сбор­ник, вто­рой, тре­тий. Умер­ла 7 июля 1965 го­да. Ску­пая опись дат и гео­гра­фи­чес­ких на­зва­ний. Мил­ли­о­ны люд­ских жиз­ней судь­ба про­се­я­ла, слов­но сквозь си­то и пре­да­ла заб­ве­нию. Но сти­хи, как от­го­ло­сок судь­бы, ото­дви­ну­ли био­гра­фи­чес­кую ско­ро­пись на зад­ний план.


Впро­чем, 30-е и ро­ко­вые со­ро­ко­вые — не луч­шее вре­мя для по­э­зии чувст­ви­тель­ной и сен­ти­мен­таль­ной. Стра­на стро­и­ла со­ци­а­лизм, со зве­ро­по­доб­ным рве­ни­ем вми­ная в ас­фальт и кру­ша преж­ний уклад, не­ве­со­мый, слов­но гер­ба­рий, су­хой цве­ток, бы­лин­ка — книж­ная за­клад­ка на па­мять.


Да­же опре­де­ле­ние рап­пов­ской кри­ти­кой ее сти­хов: «ка­мер­ная», — мог­ла обер­нуть­ся для ее ав­то­ра всам­де­лиш­ным за­стен­ком, про­моз­глым омо­ни­мом уюту и теп­лу. Кста­ти ска­зать, кри­ти­ка, поч­ти и «за­бра­ко­ва­ла» пер­вую кни­гу Туш­но­вой, вы­шед­шую в 1945 го­ду, окрес­тив ее сти­хи, как «пе­ре­пе­вы на­ду­ман­ных пе­ре­жи­ва­ний в ду­хе са­лон­ной ли­ри­ки Ах­ма­то­вой». А сле­ду­ю­щая кни­га уже вы­шла из теп­ло­го рай­ско­го угол­ка ин­тим­ных пе­ре­жи­ва­ний и от­пра­ви­лась в «Пу­ти-до­ро­ги» (так она бы­ла оза­глав­ле­на), по сто­пам тру­же­ни­ков пя­ти­ле­ток.


Тру­же­ни­ки пя­ти­ле­ток по­шли сво­ей до­ро­гой, а она сво­ей. «Па­мять серд­ца» вер­ну­ла по­эта к се­бе. К чис­то­му ис­то­ку дет­ст­ва, где впер­вые мир при­от­крыл ей со­кро­вен­ные тай­ны по­э­ти­чес­ко­го ми­ра кра­сок и зву­ка. И эта плав­ная те­ку­честь и не­спеш­ная плас­ти­ка ее сло­ва от­ту­да:

Тус­клый луч блес­тит на оло­ве, мок­рых вмя­ти­нах ков­ша... Чуть по­вар­ки­ва­ют го­лу­би, бе­лым ве­е­ром шур­ша...

Цеп­кая и фо­то­гра­фи­чес­кая, фик­си­ру­ю­щая де­та­ли, жен­ская па­мять по­эта, слов­но отоб­ра­зи­ла сол­неч­но­го зай­чи­ка из дет­ст­ва во взрос­лую жизнь.


Мо­жет быть, от это­го Ве­ро­ни­ка Туш­но­ва — по­эт свет­лый. Да­же в те мо­мен­ты, ког­да жизнь про­бу­ет ее на из­лом. Но жиз­нен­ные пе­ре­дря­ги пре­лом­ля­ет­ся в дра­му, поч­ти от­го­ло­сок рус­ской пе­сен­ной ли­ри­ки:

Быть хо­ро­шим дру­гом обе­щал­ся, звез­ды мне да­рил и го­ро­да. И уехал, и не по­про­щал­ся. И не воз­вра­тил­ся ни­ког­да.

По­эт, не рас­тво­ря­ясь в го­ре, слов­но при­ме­ря­ет на се­бя свою судь­бу, как чу­жую.

Сно­ва под­ни­ма­юсь на рас­све­те, пью с друзь­я­ми, к слу­чаю, ви­но, и ни­кто не зна­ет, что на све­те нет ме­ня уже дав­ным-дав­но.

Две по­этес­сы, Цве­та­е­ва и Туш­но­ва, слов­но оклик­ну­ли в звезд­ном прост­ранст­ве друг дру­га. Но если для Цве­та­е­вой тре­бо­ва­ние ве­ры и люб­ви боль­ше, чем смерть. Она, по-дет­ски за­хле­бы­ва­ясь го­рем, слов­но шан­та­жи­ру­ет взрос­лых сво­ей смертью, тре­буя все­погло­ща­ю­щей люб­ви. То для Ве­ро­ни­ки Туш­но­вой — смерть по­гло­ща­ет жизнь, но не лю­бовь.


Смерть Ве­ро­ни­ки Туш­но­вой не по­гло­ти­ла ее сти­хи. Да­же ког­да их про­бо­ва­ла спеть Ал­ла Пу­га­че­ва. «Не от­ре­ка­ют­ся лю­бя», «Сто ча­сов счастья», «А зна­ешь все еще бу­дет...» — пусть к ко­му-то они при­шли в ка­чест­ве пе­сен. Но в на­ча­ле, слов­но всег­да бы­ло и бу­дет, не­спеш­ная и не­су­ет­ли­вая му­зы­ка и теп­лое пол­но­з­ву­чие ее сти­ха, кро­во­то­ча­щее лю­бовью в каж­дой сво­ей строч­ке:


И бу­дет, как на­зло, полз­ти трам­вай, мет­ро, не знаю что там. И вью­га за­ме­тет пу­ти на даль­них под­сту­пах к во­ро­там... А в до­ме бу­дет грусть и тишь, хрип счет­чи­ка и шо­рох книж­ки, ког­да ты в две­ри по­сту­чишь, взбе­жав на­верх без пе­ре­дыш­ки...


Кто этот за­га­доч­ный «он»? Воз­люб­лен­ный? А мо­жет быть это мы, слов­но сом с за­илен­но­го дна реч­но­го, всплы­ва­ем на по­верх­ность, что­бы глот­нуть чис­то­го, как кис­ло­род, ее сти­ха, на­ве­ян­но­го лю­бовью. И бо­лее ни­чем иным, кро­ме люб­ви...

Просмотров: 47
Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru