top of page

Отдел прозы

Freckes
Freckes

Андрей Иванов

Шахматы и музыка

Франсуа Андре Даникан Филидор (1726—1795)

Жан Даникан был гобоистом придворного военного оркестра. Король Людовик XIII говорил, что по манере игры этот музыкант похож на виртуоза Филидори из итальянской Сиены. Французские монархи имели право давать прозвища своим подданным, и Жан Даникан стал Филидором.

            Его потомок Франсуа Андре Даникан Филидор родился в Дрё, близ Парижа. Мальчик лишился отца и в возрасте шести лет был отдан на обучение в придворную капеллу Версальского дворца, где сполна проявились его редчайшие музыкальные и шахматные способности. Окончив обучение, Филидор приехал в столицу и стал посещать знаменитое шахматное кафе «Режанс». Он брал уроки шахматной игры у признанного мастера Легаля.



            Поначалу Легаль давал Филидору ладью вперед. Юноша играл всё сильнее и сильнее, и наставнику пришлось уменьшить размер форы. Наконец, Филидор стал побеждать своего учителя на равных.

            Сад и парк Пале-Рояля — прекрасное место прогулок. А шахматисты, игравшие в кафе «Режанс», порой делали паузы и отдыхали, глядя на сочную зелень.

            Комплекты шахматных фигур брали напрокат. Оплата — почасовая. Если игроки засиживались дотемна, то получали ещё и свечи (за дополнительную плату).

            Кафе «Режанс»! Эти слова вызывают в памяти целую серию исторических образов.

            «Когда слишком холодно или слишком дождливо, я прячусь в «Кафе де ля Режанс», — писал Дени Дидро в сочинении «Племянник Рамо». — Там я развлекаюсь, наблюдая за шахматной игрой. Париж — это место в мире, а «Кафе де ля Режанс» — место в Париже, где эта игра процветает…»

            Филидор будет играть здесь с Вольтером товарищеские партии. Руссо не мог играть с Филидором на равных и получал ладью вперед. Дидро даже не пытался играть с сильными игроками. Он пришел к выводу, что не сможет овладеть теорией шахмат.

            Филидор играл и с Бенджамином Франклином, которого называл «моим другом из Новой Англии».

            C 1745 по 1754 годы Филидор жил в Нидерландах, Англии и Пруссии, занимаясь музыкальным самообразованием и сражаясь за доской с сильнейшими шахматистами своего времени.

            В Голландии его постоянными соперниками были расквартированные в стране английские офицеры. Он зарабатывал на жизнь, играя на ставку.

            Слава об очень сильном шахматисте дошла до главнокомандующего англо-голландской армией — любителя шахмат и мецената. В 1747 году он содействовал поездке Филидора в Лондон.

            В британской столице Филидор нашел влиятельных покровителей, среди которых были лорды Сандерленд и Годольфин. Филидор играл в кафе «Слоутер», центре шахматной жизни Лондона, и уверенно победил всех своих соперников.

            В 1747 году был сыгран его матч с сирийцем Филиппом Стаммой, в котором Филидор согласился на крупные уступки: Стамма все партии играл белыми (колоссальное преимущество!), а закончившиеся вничью партии считались выигранными Стаммой. Согласно этим условиям, Филидор выиграл матч со счетом 8 : 2 (на самом деле француз проиграл только одну партию при одной ничьей).

            В 1749 году в Лондоне была опубликована книга Филидора «Анализ шахматной игры» (на французском языке). Все 433 экземпляра были распространены по предварительной подписке. Впоследствии эту книгу переведут на многие европейские языки, и она выдержит десятки изданий.



            «Я знаю шахматных игроков, которые выучили наизусть всего Калабрийца и других авторов, — говорил Филидор в предисловии, — но, сделав четыре или пять первых ходов, не знали, что делать далее. Однако я берусь утверждать, что тот, кто сумеет воспользоваться моими правилами, никогда не окажется в подобном положении».

            «Мое главное намерение предложить публике новинку, — далее писал Филидор. — Я имею в виду игру пешек. Они являются душой шахмат. Только они создают атаку и защиту; их расположение решает участь партии».

            Как Филидор играл пешками и какие советы он давал в своей книге? Он считал, что пешки должны располагаться сомкнутой цепью, фигурам же отводил вспомогательную роль поддержки движения пешек и препятствования контригре соперника. Фигуры, по мысли Филидора, должны вступать в борьбу на ее завершающем этапе.

            Филидор уделил большое внимание разработке технических приемов, содействующих движению пешечной фаланги или препятствующих ему. Он высоко оценивал роль пешечного центра и называл признаки его силы и слабости. Его теоретические суждения не утратили своего значения и по сей день.

            При атаке Филидор советовал держать пешки на полях, противоположных цвету полей, по которым передвигается свой слон. «Тогда, — пишет он, — слон препятствует неприятельским фигурам утвердиться между пешками». Так же он рекомендует поступать при движении проходных пешек. «Впрочем, — добавляет автор, — в некоторых случаях для защиты пешек нужно, чтобы они располагались на полях того же цвета, что и слон».

            Филидор любил делать обобщения, зачастую не иллюстрируя их конкретными вариантами. Его подходы к оценке позиции носили революционный характер.

            Филидор-теоретик подчеркивал важность взаимодействия шахматных фигур: «Настоящие атаки осуществляются многими соединёнными фигурами и редко одной или двумя».

            Он не придавал решающего значения разработке дебютных вариантов, однако всегда увязывал отдельные ходы с общим планом игры в начале партии.

            Филидор проанализировал типичные окончания «ладья и слон против ладьи», «ладья и пешка против ладьи», «ферзь против ладьи (ладьи с пешкой)» и указал на правильные технические приемы игры в этих позициях.

            Не все рекомендации Филидора одинаково верны. Например, правило «пешки впереди — фигуры сзади» вовсе не является общим, ведь часто бывает и наоборот.

            Филидор применял описательную нотацию, что было шагом назад по сравнению с изобретенной Филиппом Стаммой алгебраической нотацией.

            Французский мастер рассматривал шахматную партию как единое целое: дебют переходит в миттельшпиль, миттельшпиль — в эндшпиль, а тактика должна подчиняться стратегии.

            В 1751 году Филидор предпринял поездку в Пруссию. Он жил в Потсдаме под покровительством короля Фридриха II и несколько раз играл в его присутствии.

            Из Пруссии Филидор вновь направился в Англию, а в 1754 году он вернулся в Париж. В следующем году Филидор победил в матче своего учителя Легаля и получил от своих поклонников шахматный скипетр — символ гроссмейстерского звания.

            Музыкальная деятельность Филидора принесла ему королевскую пенсию, а слава была международной. Одна из многочисленных опер Филидора так понравилась Екатерине II, что она сделала композитору весомый денежный подарок — шесть сотен червонцев.

            «Филидор — мастер комической оперы, — писал Лионель де Ля-Лоранси, знаток французской музыки. — Равно одаренный в передаче как трогательного, так и комического, он обладает редким сценическим чутьём… искусно владеет оркестром и находит интересные эффекты в инструментовке».

            Он вернулся к шахматам в 1775 году и принял предложение Сент-Джеймского шахматного клуба о ежегодных поездках в Лондон. Филидор совершал эти поездки обычно с февраля по июнь и проводил занятия с членами клуба.

            Гастрольные выступления Филидора в столице Великобритании щедро оплачивались его английскими покровителями. Огромный интерес вызывали его сеансы одновременной игры вслепую. Однажды он дал такой сеанс против трех сильных лондонских шахматистов. Филидор выиграл две партии, одна закончилась вничью. Английские газеты называли его «первым шахматистом всех времён».

            В 1793 году началась война Великобритании с революционной Францией. Филидор находился в Англии и не смог вернуться на родину. Кроме того, он был включён французскими властями в список эмигрантов, к которым относились как к преступникам.

            Родственники смогли добиться его исключения из эмигрантских списков, но слишком поздно. В 1795 году величайший шахматист и видный композитор своего времени умер.

            Филидор был первым шахматным стратегом и основоположником позиционной игры. Рихард Рети считал его «величайшим шахматным мыслителем из всех, когда-либо живших на свете». Бент Ларсен был того же мнения: «Филидор был не только сильнейшим шахматистом своего времени, но и опередил остальных ведущих мастеров, своих современников, лет на пятьдесят».

            До Филидора шахматы были игрой, в которой более всего ценилась красота атак на короля. Он начал превращать шахматы в соревнование тонких, глубоких планов и идей. Филидор первым заговорил о сильном центре, взаимодействии фигур, позиционных преимуществах. Настоящий поиск Гармонии и Истины в шахматах берёт начало с его «Анализа».


fon.jpg
Комментарии
Couldn’t Load Comments
It looks like there was a technical problem. Try reconnecting or refreshing the page.
Баннер мини в СМИ!_Литагентство Рубановой
антология лого
серия ЛБ НР Дольке Вита
Скачать плейлист
bottom of page