top of page

Отдел поэзии

Freckes
Freckes

Алексей Бутусов

Стихотворения из книги «Хламидомонада»

***

Два колеса – и в глухие леса,

В дальних лугов бездорожье!

Нет меня. Нет. На четыре часа

Спрятан от шума надёжно.

Слепни-торпеды врезаются в лоб

С резким жужжаньем нелепым.

В поле от жёлтой сурепки светло,

Можно, пожалуй, ослепнуть.

Только дороги, поля и леса –

В часе от гулкого века.

Слава создателю, два колеса

Могут спасти человека!

***

Посёлок фабричный. Безлюдно.

Тепло и дождливо с утра.

Огромные лужи повсюду,

Как лунные кратера.

И в них отражаются крыши,

скворечни, на иве шалаш.

Вот дождь налетит еле слышно,

Туманя весенний пейзаж.

Бельё на верёвке. Скамейка.

Ручей по дорожке бежит.

Зачем-то садовая лейка

Полгода у клумбы лежит.

Сосед на крылечко выходит,

Собака тоскливо скулит.

Зачем это всё происходит?

О чём это всё говорит?

***

Снова соседи в осенней деревне

Жгут по утрам в огородах костры,

Пилят сухие кусты и деревья,

Чистят усердно сады и дворы.

В сумраке утреннем холодом веет,

В бочке сегодня застыла вода:

Мёрзлые листья во льду розовеют,

Яблоко даже попало туда.

Дымно и людно. И хочется скрыться,

Спрятаться где-нибудь на чердаке,

Там, где старинное кресло пылится,

Там, где игрушки лежат в сундуке.

Вот мой потрёпанный ослик потешный –

Брал его в детстве с собой на батут.

Надо же: вещи и здесь безутешно

Напоминают, что годы идут.

И, ускоряясь в тумане белёсом,

Время бежит, раздувая ветра.

Годы летят на гигантских колёсах,

Жгут их соседи на рыжих кострах.

***

Неделю прожив в человейнике,

Уехать в люпинную цветь.

В пуху тополином, в репейнике

Бродить, опрощаться, взрослеть.

Среди родников и затонов,

Где небо стоит в берегах.

Стрижей беспокойные стоны,

Просвищут, как стрелы в веках.

И вдруг потемнеет и хлынет,

И грохнет почти надо мной.

И сразу запахнет полынью,

И мятой, и просто землёй.

Люпинов нарвать синий веник,

Вдыхать после бури озон.

И вспомнить, смеясь, человейник –

Ну что же, не страшен и он.

***

Возвращаюсь с работы пешком,

Чуть вприпрыг. С рюкзаком. Вдоль дороги.

Снег не чищен. В снегу вязнут ноги.

И дела – кувырок-кувырком!

Громко лает не знающий меры

Пёс соседский. Сияет Венера.

И поэтому всё нипочём:

Пусть сантехник Иваныч на взводе,

Пусть сто пятый автобус не ходит –

Нет печали в посёлке ни в чём.

Чуть трепещут слои атмосферы.

Синева – и сияет Венера.

Пусть прогноз обещает плюс пять,

Пусть сосульками капают крыши.

Верю, что в воскресенье – на лыжах!

Верю, что потечёт время вспять.

И достаточно этой лишь веры.

Хорошо всё. Сияет Венера.

Камни

Они шептались, подползая

В густой вечерней синеве,

Сходились тайными лазами,

Шурша по высохшей траве.

Смотрел на каменную стаю,

Застыв на месте, целый час

И понял: камни что-то знают

Неотвратимое о нас.

***

Заросший карьер – котлован мироздания,

Глубокая рыжая яма-нора.

На склонах - лохматых корней очертания,

А выше желтеет под солнцем кора

Стволов корабельных, могучих, высоких.

И странно, и радостно, что в сентябре

На дне котлована синеет осока,

По склонам ещё доцветает кипрей.

Сырой, сладковатый, свалявшийся воздух –

Ветрам не пролезть ни с какой стороны.

Со дна котлована, наверное, звёзды

Особенно ярко ночами видны.

***

Огромный взъерошенный ворон на ели,

На самой верхушке, где шишек полно,

Сидит и качает макушку-качели.

Стою я под елью гигантской давно.

И знаю: уже опоздал на работу,

В кармане вибрирует мой телефон.

Однако стою и стою отчего-то,

Смотрю, погружённый как будто бы в сон.

Уж день. И сугробы от солнца осели.

Весна преходяща, как с неба вода.

И только качается ворон на ели,

Как маятник вечный – туда и сюда.

***

Дремучее дно декабря,

И ночь накрывает в четыре.

В окошке окошки горят,

Мы свет не включаем в квартире.

Рыжеет завод вдалеке,

И снег его свет отражает.

А в доме, как будто в реке,

Неведомо кто обитает.

Покой календарного дна.

На улице мёрзло и млечно.

Вот так бы сидеть у окна.

Хоть день. Хоть неделю. Хоть вечность.

***

Огород – травы Акрополь,

Бочка, полная воды.

Всюду – зонтики укропа,

Стебли белой лебеды.

Заросло всё. Я забросил

К августу улус родной.

Без меня ложатся росы,

Мотылёк кружит ночной.

Дуги ржавые погнуты,

А над ними – Млечный Путь.

Вот в такие вот минуты

Постигаешь жизни путь.

***

Август. Спят сухие степи.

Вдоль деревни вдаль бреду.

Звёзды падают на небе,

Сливы падают в саду.

Огонёк горит в окошке,

Сонный месяц смотрит вниз.

У колодца брошен ковшик,

Ковш Медведицы повис.

Шорох мыши у сарая,

Шёпот Млечного Пути.

Не видать вселенной края,

Ночью тропки не найти.

Под ногами – быстротечность,

В небесах царит покой.

Ощущаю ночи вечность

В каждой мелочи земной.

***

Всё стало как впервые:

Брести куда попало

Сквозь горы снеговые,

Сквозь синие кварталы.

Забыв про навигатор,

Не ведая маршрутов,

Шагать весь день куда-то

Среди снегов и смуты.

Средь фар, огней, заторов,

Реклам и звуков гулких,

Средь сонных светофоров

И странных закоулков.

Через дворы жилые

И снежные завалы,

Сквозь горы снеговые

Брести куда попало.

fon.jpg
Комментарии
Couldn’t Load Comments
It looks like there was a technical problem. Try reconnecting or refreshing the page.
Баннер мини в СМИ!_Литагентство Рубановой
антология лого
серия ЛБ НР Дольке Вита
Скачать плейлист
bottom of page