De profundis

Freckes
Freckes

Руслан Дзкуя

Херня и люди

Каждому человеку, сколь бы он ни был удачлив, рано или поздно приходится отвечать на прямой и грубый вопрос: «Готов ли ты заниматься хернёй за деньги?!»

Счастлив тот, кто может себе позволить сказать: «Нет». Вероятно, такие люди существуют, как существует снежный человек или благочестивый политик, но я их не встречал. Чаще всего, а может, всегда, ты, вздыхая, начинаешь определять, за какую черту отступать не намерен ни при каких обстоятельствах.

Разумеется, многое зависит от убеждений и силы характера, но вообще-то — как повезёт. Бывает, так прижмёт — согласишься на многое из того, что ещё вчера казалось немыслимым. Потом, может быть, плакать будешь или каяться, но это уж потом, когда дело сделано.

Обычно по данному разряду зачисляют работу в области коммуникации. Спору нет, реклама, индустрия развлечений, телевидение и прочие масс-медиа, а также политические технологии требуют отсутствия брезгливости, но было бы несправедливо всё сводить к тупому идеологизированному обману.

Во всём мире экономика прирастает сферой услуг. Здесь не производят ничего материального (что само по себе не грех), однако предлагают человеку массу таких вещей, которые сложно назвать как-то иначе, нежели … (см. заглавие). Процесс, к сожалению, объективный и носит всеобщий характер, так что избежать его не представляется возможным.

Замечательно по этому поводу выразились Ильф и Петров: «В большом мире изобретён дизель‑мотор, написаны “Мёртвые души”, построена Волховская гидростанция, совершён перелёт вокруг света. В маленьком мире изобретён кричащий пузырь “Уйди‑уйди”, написана песенка “Кирпичики” и построены брюки фасона “Полпред”».

Собственно, у меня нет претензий к «маленькому миру», пусть себе существует, беда в том, что это у него есть претензии, это он всё активнее вытесняет «мир большой», а я не готов относиться к этому с философским благодушием.

Невероятных в своей бессмысленности занятий с каждым годом становится всё больше. Они нелепы, как тату на заднице, однако неистребимы. Это какая-то шагреневая кожа наоборот. Больше, нелепей, дороже… И, главное, конкуренция огромна, отчего битва за потребителя идёт нешуточная. Рядом с производителем левой палочки обязательно ошивается производитель правой, а прогнать сразу обоих нереально.

У нас уже вполне сформировалась система производства и потребления того, что, строго говоря, никому не нужно. Система успешно работает, потому что налицо все необходимые составляющие. Во-первых, мы видим бесконечный рост предложения. Во-вторых, сложилась индустрия продвижения производимого продукта. И, в-третьих, как следствие, идёт рост потребления всякой ерунды, тем более что в условиях информационной агрессии человек с трудом различает белое и чёрное.

Признаюсь, у меня в окружающем социуме есть два особенно ненавистных персонажа. Наверняка я к ним несправедлив и придаю им большее значение, нежели они заслуживают. Но, что поделать, не могу я о них думать спокойно.

Первый — бывший министр образования Фурсенко. Он обессмертил себя заявлением, что «сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя». Именно так: не образованного, способного к самостоятельному мышлению гражданина, а некоего социализированного субъекта, который обладает набором навыков, позволяющих ему существовать в обществе, взаимодействовать с органами власти, а главное — потреблять то, что ему предлагается.

Второй — также бывший заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Волин. Он тоже обессмертил своё имя — тем, что объяснил на лекции студентам факультета журналистики, что в будущем их задача — не обществу служить, а работать на хозяина, на дядю, который «будет говорить им, что писать и как писать, а что не писать о тех или иных вещах, и дядя имеет на это право, потому что он им платит». Где-то я уже слышал похожие рассуждения о химере совести…

Фурсенко и Волин — безусловно, образы собирательные, но, в сущности, они выражают суть нынешней идеологии. Это и есть скрепы нынешнего общества, а не какие-то там «любовь к родному пепелищу» да «любовь к отеческим гробам…».

Что ж мы видим… Информационное и культурное пространство заполонила чушь собачья. И требует, чтобы к ней относились всерьёз, как к некоему явлению. Казалось бы, ещё совсем недавно человек, вынужденный заниматься ерундой, рефлексировал, оправдывал себе тем, что обязан обеспечить семейство. Сейчас всё проще стало. Чего там переживать? «Пипл хавает…»? Деньги платят? Обо мне говорят? Вот и отлично.

Нынче всякий, сочиняющий какой-то бредовый рэп, уверен, что проходит великое поприще. Хотя, собственно, какие претензии к рэперу? В Третьяковке выставляют суковатую палку, именуя это искусством. Думаю, от рэпера вреда всё-таки поменьше будет.

Подмена настоящего чепухой — худшее, что могло произойти. Мы стали страной, где Даня Милохин более известен, чем Даниил Трифонов. Раньше считалось, что стать артистом МХАТа — достижение. Сейчас этот рубеж обороны успешно взят Бузовой. А вершиной творческой карьеры стало приглашение в передачу «Вечерний Ургант».

Бороться с этим сложно, да и зачем, собственно? Вот, к примеру, режиссёр Богомолов. Не бездарный и совсем неглупый человек. Просто он давно уразумел, каким образом стать богатым и знаменитым. Я не знаю, понимает ли он, что занимается хернёй за деньги, или сам уже уверовал, что его спектакли — искусство. Но, в сущности, для зрителя разницы никакой.

Бороться, повторюсь, сложно. Но давайте хотя бы называть вещи своими именами. Может быть, это хоть сколько-нибудь оградит нас от всего того, что давит мозг своей пошлостью?

Нет, парень, это не новый сингл, не стрим, не рэп-баттл, не стендап. И ты вместе с Тимати и Моргенштерном и кто у вас там ещё — не исполнители. Это не байопик, не комедия и уж тем более не патриотическое кино. Бекмамбетов и Крыжовников не имеют отношения к режиссуре. И хватит уже употреблять выражение «звезда сериала». То, что сняли безграмотный сценарист, самодовольный режиссёр и плохо обученные артисты, — это какое-то бесформенное варево, которым не стоит гордиться.

Это не развлекательная передача, не конкурс, не роман-фэнтези, не картина, не стихи, не концептуальное искусство. И это не реклама банка, который для людей. Это херня в чистом виде, а ты стараешься получить за неё как можно больше денег.

Как сделать так, чтобы всякий бездельник знал своё место и не претендовал на то, чтобы стать властителем дум? Не знаю. Боюсь, нам ещё долго жить в доме, где в красном углу не иконы, а плазменный экран, по которому беспрерывно транслируется всякая херня и где лишь иногда мелькают люди.

fon.jpg