top of page

Детская комната

Freckes
Freckes

Дарья Трофименко

Об авторе

Старик Хоттабыч возвращается

Продолжение,
начало в № 31

Глава 4. Приключения от Хоттабыча

Дома бабушка облегчённо вздохнула — утюг она выключила.

Мы пообедали, и я опять пошла спать со своими игрушками Гришей и Аней.

— О освободительница джиннов Даша, неужели уже вечер?

— О чём ты Хоттабыч? — с недоумением спросила я.

— Вы ложитесь спать!

— Сейчас тихий час! Погуляй где-нибудь, если не хочешь спать.

— Ваше желание — закон, о освободительница джиннов Даша.

И с этими словами Хоттабыч пошёл на улицу.

Мне снилось, что Хоттабыч пошёл в дом к моему другу! Его звали Саша.

И вдруг я с ужасом подумала: «Хоттабыч разбудит младшего брата Саши!»

Тут я проснулась и побежала на кухню, где бабушка мыла посуду.

— Бабушка, можно мне к Саше в гости?

— Нет, — ответила бабушка — Ты что, забыла, что у них маленький ребёнок?

Я не хотела говорить бабушке, что Хоттабыч сбежал (она бы объявила ЧП), как вдруг услышала писк.

— О! Бельё постиралось! Даша, повесь бельё во дворе, — сказала бабушка.

— Хорошо, — со вздохом сказала я, и пошла вешать.

Через минуту я уже шла домой, как вдруг я придумала, как спасти Хоттабыча! Я оставила пустой таз перед нашей дверью, а сама пошла к Саше.

Я постучала, мне открыла дверь бабушка Саши.

— Привет, Даша! Саша дома, но скоро пойдёт на футбол.

Я зашла.

— Привет! — сказал Саша

— Привет, — ответила я.

— Пойдём играть.

— Сейчас, — сказала я и шёпотом обратилась к Хоттабычу, которого заметила около входной двери. — Хоттабыч, во-первых, отвечай мне шёпотом, а во-вторых, иди домой и не выходи из квартиры!

— Хорошо, о освободительница джиннов Даша! — послышался голос Хоттабыча.

— И главное ничего не… — сказала я Хоттабычу, но он уже не услышал.

«А как же мне отсюда уйти?» — подумала я, но всё же решила немного поиграть с Сашей.

Мы сыграли в домино, шашки и шахматы.

— Мне уже пора домой, — сказала я и ушла.

Когда я рассказала бабушке, что произошло, она спросила:

— Почему ты мне не сказала, что Хоттабыч залез к Саше?

— Ты бы объявила ЧП, а Хоттабыч не хотел, чтобы ещё кто-то знал про него! — сказала я и пошла на лоджию.

Я думала, что может зря я пошла к Саше спасать Хоттабыча? Он бы там погулял полчаса и вернулся бы! Ладно, уже «спасла», но в следующий раз я буду думать.

Я думала, думала и заснула.

Проснулась я под одеялом. Вокруг было очень темно. Я включила телефон и увидела, что сейчас без шести минут полночь!

Я совсем не хотела спать, поэтому открыла в телефоне папку «Фото» и начала смотреть фотографии Крыма (2019 года).

Вот на одной фотографии я, мама, бабушка Галя, дедушка Юра и игрушки Маруся с Аней. На другом фото я, а игрушки Таня с Аней выглядывают из-за моих плеч. Третья фотография — это закат. Море и небо как будто бы один фон, на котором ничего нет, но если приглядеться, то можно увидеть горизонт.

Я, наверное, час рассматривала фотографии, потом мне надоело, и я решила, что надо бы поспать. Через несколько минут я уже спала.

Глава 5. В городе с Хоттабычем

Я проснулась в 7:05 Все ещё спали. Я приготовила себе хлопья с молоком, поела, умылась, причесалась, переоделась (потому что одежда, в которой я заснула, стала мятая, и я бросила её в стиральную машину). Дедушка, который всегда ходит утром в магазин, ещё спал, поэтому я взяла свою сумку, положила в неё кошелёк и отправилась на рынок за молоком, клубникой, малиной, голубикой, манкой и творогом.

Продавцы на рынке мне все были знакомы.

— Даша! Покупай свежую клубничку! Тебе по акции! Сто рублей стаканчик. Ночью собирала! Экологически чистая! — прокричала мне тётя Жанна.

Я купила клубнику, а потом увидела, что рядом у дяди в тюбетейке такая же «экологически чистая», по той же цене — сто рублей — и без акции.

— Даша! Привет, почему ты одна? — спросил из-за моей спины голос тёти Тани — нашей соседки.

— Здравствуйте, тётя Таня. Бабушка с дедушкой ещё спят, и я пошла за ягодами, — ответила я.

— Какая же ты заботливая! — воскликнула тётя Таня. — Ну ладно, пошла я. Пока!

— До свидания, — попрощалась я и пошла за молоком.

Когда я купила всё остальное, пошла домой.

Дома я приготовила манную кашу для бабушки и дедушки, насыпала в три блюдца ягоды, два поставила около тарелок с кашей, а третье — отнесла на лоджию и там съела вместе с Хоттабычем. Пока мы ели, Хоттабыч рассказывал про своего прошлого освободителя — мальчика Вольку. Он очень интересно рассказывал!

Когда дедушка проснулся, он, как обычно, собрался идти на рынок, но я его остановила:

— Дедушка! Иди на кухню. Там сюрприз! — закричала я.

Дедушка пошёл на кухню, а за ним бабушка, которая проснулась из-за моих криков.

— Молодец, Даша! — похвалил меня дедушка.

— А не пойти ли нам сегодня в город? — вдруг предложила бабушка. — Заодно покажем Хоттабычу местные достопримечательности.

— Я согласен, — сказал дедушка.

— Отличная идея! — воскликнула я.

Мы начали собираться. Я одела белое платье с милым фламинго, в сумку положила телефон, кошелёк (на всякий случай) и взяла солнечные очки.

Хоттабыч оделся совсем по-летнему: он был в футболке и шортах, а на ногах у него были туфли с загнутыми носами.

Бабушка надела платье, а дедушка — футболку и джинсы.

— Пора в путь! — воскликнула бабушка и вышла из квартиры, за ней — я, за мной — Хоттабыч, а дедушка, как всегда, проверил, выключена ли плита, а потом уже вышел из квартиры, вернулся и проверил, не забыл ли закрыть дверь.

Мы сели в автобус. Он был полный, и в толпе мы не заметили, что Хоттабыч пропал! Когда я заметила пропажу, то очень испугалась: во-первых, Хоттабыч возможно не сел в автобус!

Во-вторых, его могут заметить и вызвать полицию!

В-третьих, он вообще не знает ничего про Крым! Заблудится, и где его тогда искать?

А в-четвёртых… Да это вообще катастрофа!

— Бабушка! Хоттабыч пропал! — закричала я.

Все пассажиры посмотрели на меня с недоумением, и только у меня, бабушки и дедушки на лице был страх.

— Тут ничего интересного нет! Не обращайте внимания! — сказал дедушка, и все начали шёпотом переговариваться между собой.

Мы стояли, стояли, и тут я поняла: автобус должен был отъехать пять минут назад. Я пробралась в начало автобуса и постучала в кабинку водителя.

— Извините, — начала я. — по расписанию этот автобус уже в пути, а мы всё ещё стоим.

Дверца открылась, и на меня посмотрел… ХОТТАБЫЧ!

— О освободительница джиннов Даша, как управлять этим чемоданом на колёсах?

— Твой «чемодан на колёсах» называется «автобус», — уточнила я. — Стань невидимым, пройди в конец автобуса и увидишь там дедушку и бабушку, позови дедушку в кабинку водителя, проследи, чтобы он сел за руль, а потом мы с тобой пойдём к бабушке. Понял?

— О освободительница джиннов Даша, а где находится кабинка водителя?

— Это место где ты сейчас сидишь, — объяснила я.

— Я всё понял, о, освобо…

— Хоттабыч! — рассердилась я.

Хоттабыч вышел из кабинки и пошёл к дедушке и бабушке. Через несколько минут в конце автобуса послышался голос Хоттабыча:

— О дедушка освободительницы джиннов Даши, пройдёмте со мной в кабинку водителя. Так приказала ваша внучка.

— Что это за голос? Где «дедушка освободительницы джиннов Даши»? Может это я? Но я не знаю никакой Даши. Хм… — какой-то старичок начал разговаривать сам с собой, а через несколько секунд из толпы вышел дедушка, а за ним, как я поняла, невидимый Хоттабыч.

Дедушка сел за руль и повёл автобус. Я и не знала, что дедушка так хорошо водит автобус.

— Всё отлично Даша. Можете идти.

Мы с Хоттабычем пошли к бабушке. Хорошо, что оставшееся время поездки Хоттабыч сидел молча и был невидим.

* * *

— Станция «Галерейная». Двери открываются, — сказал дедушка и вышел из кабинки. — Обеденный перерыв.

Мы с Хоттабычем вышли на улицу, за нами бабушка, а за бабушкой — дедушка.

— Куда пойдём? — спросила я.

— Может, в Музей Айвазовского? — предложила бабушка.

— О бабушка освободительницы джиннов Даши, кто такой Айвазовский?

— Это известный художник, — объяснила бабушка.

И мы пошли в Музей Айвазовского. Хоттабыч стал невидимым. Мы ходили по музею полтора часа и рассматривали картины. Я держала Хоттабыча за руку, чтобы он никуда не ушёл. Рука у него мозолистая, твёрдая и почти невесомая, хотя Хоттабыч — довольно мощная фигура.

Когда мы вышли из музея, я спросила Хоттабыча:

— Хоттабыч, какая картина тебе больше всего понравилась?

— О освободительница джиннов Даша, меня впечатлила картина под названием «Девятый вал», — ответил Хоттабыч.

— Понятно. Мне эта картина тоже очень нравится, — сказала я. — Может, теперь пойдём на гору Митридат?

— Пошли, — сказал дедушка.

— Хорошо, — согласилась бабушка.

И мы пошли к горе. По дороге мы болтали обо всём, что приходило в голову. Около Митридата мы с бабушкой спели песню «Вместе весело шагать», а дедушка и Хоттабыч нам аплодировали.

— Ну, теперь подъём. Самая трудная часть, — со вздохом пробормотала бабушка.

— Зачем же утруждаться? — спросил Хоттабыч и произнёс какое-то заклинание.

Через пять секунд мы уже бы на горе.

— Хоттабыч, как ты это сделал? — изумился дедушка.

— О дедушка освободительницы джиннов Даши, я же всё-таки джинн!

Мы полчаса побыли на горе Митридат, и за это время я успела сделать на телефоне клип «Хоттабыч» с фотографиями Хоттабыча. Клип всем очень понравился.

— Ох, так неохота спускаться без заклинания Хоттабыча… — сказала бабушка так, что всем стало ясно — она хочет спуститься с заклинанием.

— Хорошо, о бабушка освободительницы джиннов Даши, — с этими словами Хоттабыч опять произнёс заклинание, и через пять секунд мы уже были внизу.

— Куда теперь пойдём? — спросила бабушка.

— Домой, — ответила я, прежде чем дедушка успел открыть рот.

— Хорошо, о освободительница джиннов Даша, — очень громким голосом сказал Хоттабыч.

Щёлкнул пальцами, и появилось облако (кстати, небо было чистое!), мы залезли на это мягкое, пушистое и блестящее облако и полетели домой. В полёте я заснула.

Продолжение следует


fon.jpg