Интервью

Леонид Ярмольник

Нет, не вся «страна огромная» сидит в телевизоре

На­талья Ру­ба­но­ва: Вы ро­дом из При­морья, ва­ши школь­ные го­ды про­шли во Льво­ве, а по­том вы уеха­ли и по­сту­пи­ли в Щу­кин­ское учи­ли­ще. Что да­ла Моск­ва, чем ста­ла «сто­лич­ная при­вив­ка»?

Лео­нид Яр­моль­ник: А что зна­чит «сто­лич­ная при­вив­ка»? Есть дет­ст­во, от­ро­чест­во, юность… Я с 1971-го в Моск­ве. Мой отец — во­ен­ный, его пе­ре­во­ди­ли из го­ро­да в го­род. На са­мом де­ле, не Моск­ва мне «при­вив­ку» сде­ла­ла, а я ей «при­вив­ку» сде­лал. Мно­го ин­те­рес­но­го она бы без ме­ня по­те­ря­ла!

Н.Р.: Вы очень раз­но­п­ла­но­вый ар­тист — вам оди­на­ко­во под­в­ласт­ны и дра­ма, и ко­ме­дия. И все же ка­кое ам­плуа — лю­би­мое и ка­кие ро­ли счи­та­е­те са­мы­ми удач­ны­ми?

Л.Я.: Не мо­гу ска­зать, ка­кие ро­ли це­ню боль­ше: люб­лю и ко­ме­дию, и дра­му, и тра­ге­дию. Ну, а «мно­го­п­ла­но­вый ар­тист»… — спа­си­бо за ком­пли­мент. Двад­цать лет на­зад ме­ня при­гла­ша­ли на ко­ме­дий­ные, ха­рак­тер­ные ро­ли. Не так дав­но я сыг­рал в кар­ти­не Ва­ле­рия То­до­ров­ско­го «Одес­са» очень по­жи­ло­го че­ло­ве­ка, одес­си­та Гри­го­рия Иоси­фо­ви­ча. А Ва­ле­рий То­до­ров­ский — один из луч­ших ки­но­ре­жис­се­ров на­шей стра­ны, по­это­му если эта его кар­ти­на вдруг не бу­дет по­ня­та, то это уже во­прос не к нам, а к то­му че­ло­ве­ку, ко­то­ро­му она не по­нра­ви­лась.

Н.Р.: Вы на про­ек­те и про­дю­сер, и ис­пол­ни­тель глав­ной ро­ли. Что зна­чит для вас этот фильм?

Л.Я.: Как про­дю­сер, я бу­ду рад счаст­ли­вой судь­бе филь­ма, бу­ду рад, если его по­смот­рят мил­ли­о­ны, но глав­ное — хо­чу быть услы­шан­ным и по­ня­тым. Очень хо­те­лось бы, что­бы фильм «Одес­са» смот­ре­ла мо­ло­дежь. Все ви­де­ли фильм «Сти­ля­ги», се­ри­ал «От­те­пель»… Те, ко­му Ва­ле­рий Пет­ро­вич То­до­ров­ский нра­вит­ся как ре­жис­сер, прос­то обя­за­тель­но долж­ны по­смот­реть на­шу «Одес­су». Там ог­ром­ное ко­ли­чест­во из­вест­ных ар­тис­тов, ко­то­рые во всем под­ряд не сни­ма­ют­ся — Ири­на Ро­за­но­ва, Ксе­ния Рап­по­порт, и не толь­ко.

Н.Р.: Сей­час смот­рят в ос­нов­ном се­ри­а­лы, и ка­чест­во их рез­ко раз­нит­ся. Как при­вить вкус к хо­ро­ше­му ки­но?

Л.Я.: Лю­дей, ко­то­рых ин­те­ре­су­ет ар­т­хаус, ма­ло. Это не мас­со­вый про­дукт — как и филь­мы мо­е­го учи­те­ля Алек­сея Гер­ма­на, кста­ти. Это ки­но не для всех. Да и «Одес­са»… то­же ведь не для всех! И се­ри­а­лы очень раз­ные бы­ва­ют, со­гла­си­тесь… Вот из на­ших — не­ве­ро­ят­но та­лант­ли­вая ко­ме­дия «Обыч­ная жен­щи­на» с Гриш­ков­цом и До­ги­ле­вой, «До­маш­ний арест» с Пав­лом Де­ре­вян­ко. Ну, и клас­си­ку се­ри­аль­ную не грех вспом­нить — «Мес­то встре­чи из­ме­нить не­льзя», так ведь?

Н.Р.: Вся стра­на ог­ром­ная смот­рит те­ле­ви­зор. А как же «ма­гия ки­но» — как с этим быть?..

Л.Я.: Нет, не вся «стра­на ог­ром­ная» си­дит в те­ле­ви­зо­ре. В нем «жи­вут» пре­иму­щест­вен­но до­мо­хо­зяй­ки. Мне их жаль. Вре­мя идет впе­ред, мо­ло­дежь дав­но жи­вет в ин­тер­не­те и смот­рит то, что хо­чет, а не то, что ей на­вя­зы­ва­ют. И не толь­ко мо­ло­дежь. Сла­ва бо­гу, есть вы­бор. За­силье низ­коп­роб­ных се­ри­а­лов за­кон­чит­ся толь­ко с пра­виль­ной кон­ку­рен­ци­ей. Если у них не бу­дет рей­тин­га, то не бу­дет и смыс­ла их де­лать.

Н.Р.: А что смот­ри­те вы?

Л.Я.: Ну, на­при­мер, я сел смот­реть кле­вое спор­тив­ное шоу — и до пя­ти ут­ра не мог ото­рвать­ся! Не­ве­ро­ят­ное шоу, на са­мом де­ле. Или Apple TV. Или «НТВ+». Там я мо­гу вы­брать. Есть и ка­бель­ное ТВ. Есть Amedia. Есть мас­са се­тей. Что до на­ших се­ри­а­лов, их ка­чест­ва, ча­ще все­го это, увы, низ­коп­роб­ный про­дукт. Это не та­лант­ли­во. Это сде­ла­но на ско­рую ру­ку. Эфир не­ред­ко за­пол­ня­ют чем по­па­ло. Но есть и хо­ро­шее: Netflix. Это хо­ро­шо и ин­те­рес­но — ис­то­рия о том, де­лать как пол­ный метр. Вот се­ри­ал «Чер­но­быль»: сю­жет не­ве­ро­ят­но взвол­но­вал весь мир… По рей­тин­гу он по­бе­дил «Иг­ру пре­сто­лов».

Н.Р.: По­след­нее вре­мя вы не так час­то по­яв­ля­е­тесь на те­ле­ви­де­нии, как преж­де — с чем это свя­за­но?

Л.Я.: На те­ле­ви­де­нии я до­ста­точ­но мно­го лет от­ра­бо­тал. И… я не очень смот­рю-то ТВ, да: и это без пре­тен­зий к ру­ко­во­ди­те­лям ка­на­лов, ра­зу­ме­ет­ся. Но ког­да, на­при­мер, в 18:30 в прай­ме ка­кие-то, пар­дон, тет­ки об­суж­да­ют, кто с кем жи­вет, это уже пе­ре­бор. Что-то про­изо­шло с на­шей мо­ралью, с на­шим сты­дом… Еще сей­час очень мно­го по­ли­ти­чес­ких про­грамм — я от это­го ус­тал и не смот­рю их. За­то с боль­шим удо­вольст­ви­ем смот­рю тен­нис­ные мат­чи… Вот был матч меж­ду Да­ни­лой Мед­ве­де­вым и пер­вой ра­кет­кой ми­ра Ра­фа­э­лем На­да­лем: иг­ра, бук­валь­но, как шек­с­пи­ров­ская дра­ма! Да, вот та­кие ве­щи ме­ня вол­ну­ют. Я сел смот­реть это все и до пя­ти ут­ра не мог ото­рвать­ся. Не­ве­ро­ят­но кле­вое спор­тив­ное шоу!

Н.Р.: Что для вас Моск­ва и по­ли­ти­ка го­ро­да, в том чис­ле ар­хи­тек­тур­ная?

Л.Я.: Быть мэ­ром Моск­вы не­ве­ро­ят­но труд­но, но Со­бя­нин сде­лал очень мно­го хо­ро­ше­го. Что до ар­хи­тек­ту­ры, то, ко­неч­но, на­до, что­бы этим за­ни­мал­ся че­ло­век с без­уко­риз­нен­ным вку­сом… Мне не нра­вит­ся, как к празд­ни­кам укра­ша­ют наш го­род кар­тон­ны­ми ар­ка­ми: это про­вин­ци­аль­ность, ме­щанст­во со зна­ком ми­нус. Или вот лам­поч­ки на де­ревь­ях: бе­рем при­мер с Ели­сей­ских По­лей?.. Но все это вы­гля­дит при­ми­тив­но-де­ко­ра­тив­но… Еще при­мер. Да, Ка­лаш­ни­ков — ге­ни­аль­ный кон­струк­тор. Но вот па­мят­ник Ка­лаш­ни­ко­ву в Моск­ве — это лиш­нее, и сто­ит он не там, убеж­ден. На са­мом де­ле, это дол­гий серь­ез­ный раз­го­вор.

Н.Р.: Фильм «Ти­хая Гер­да» — со­вмест­ное про­из­водст­во с Лат­ви­ей и Лит­вой. Вы иг­ра­е­те ба­ро­на Фит­тин­го­фа. Что это за ис­то­рия и ког­да ее ждать на эк­ра­нах?

Л.Я.: Де­ло про­ис­хо­дит в Лат­вии, где лю­ди вре­ме­на­ми го­во­рят на раз­ных язы­ках: ан­глий­ском, эс­тон­ском, ла­тыш­ском… Мне по­ка труд­но ска­зать, ког­да фильм вый­дет в Лат­вии. А ис­то­рия хоть и пре­лю­бо­пыт­ная, но я по­ка не го­тов озву­чить сю­жет по по­нят­ным при­чи­нам. Во­об­ще же это кар­ти­на од­но­го из са­мых за­ме­ча­тель­ных лат­вий­ских ре­жис­се­ров Ев­ге­ния Пеш­ке­ви­ча. Это та­кой не­ве­ро­ят­ный ар­т­хаус… Очень кра­си­вое ки­но! И я очень счаст­лив, что Же­ня ме­ня по­звал. Увы, вы пра­вы: ар­т­хаус у нас не в чес­ти с точ­ки зре­ния про­ка­та. Это фес­ти­валь­ная ис­то­рия. Это чис­тое ис­кус­ст­во. Это жи­вая жизнь пер­со­на­жей. И — да: моя роль на ан­глий­ском… Пер­вый опыт та­ко­го ро­да: мне не­лег­ко это да­лось.

Н.Р.: Как же про­бить сте­ну — дать ход хо­ро­ше­му филь­му?

Л.Я.: Слож­но! Без­ус­лов­но, в ка­ком-то огор­чи­тель­ном смыс­ле нас за­во­е­ва­ли «па­кет­ные» аме­ри­кан­ские филь­мы: лю­дей кор­мят блок­бас­те­ра­ми, транс­фор­ме­ра­ми… Все это от­учи­ло мо­ло­дежь смот­реть серь­ез­ное, мощ­ное ки­но. Ну, вот как рань­ше: мы бы­ли «са­мой чи­та­ю­щей стра­ной в ми­ре», а те­перь все на­обо­рот… Да и зри­тель у нас ра­зу­чил­ся чувст­во­вать.

Н.Р.: Серь­ез­ное ки­но вы­зы­ва­ет у вас опа­се­ния?

Л.Я.: Чи­тать хо­ро­шую кни­гу — это труд, смот­реть хо­ро­шее ки­но — то­же труд. Ки­но сей­час ста­ло до­бав­кой к поп­кор­ну. Но ки­но — это вос­пи­та­тель. Ки­но — это об­ра­зо­ва­тель. Ки­но — это спо­соб на­учить­ся чувст­во­вать. Пло­хой то­вар уй­дет, если бу­дет хо­ро­ший то­вар. Мно­гие лю­ди лю­бят се­ри­а­лы — да я и сам мо­гу без тру­да на­звать штук 15 от­лич­ных: ска­жем, «Клан Со­пра­но», «Во все тяж­кие», «Homeland», «Га­ли­лей»… Вот та­кие ве­щи на­до смот­реть.

Н.Р.: Ка­кие у вас «от­но­ше­ния» с ны­неш­ней Моск­вой?

Л.Я.: Я жи­ву на сво­ей под­мос­ков­ной да­че, в Моск­ве лет трид­цать не но­че­вал, хо­тя, что на­зы­ва­ет­ся, «ха­мов­ни­чес­кий че­ло­век». Но смот­ри­те: у ме­ня тут свои де­ревья, своя тра­ва…- я очень люб­лю Под­мос­ковье — это уди­ви­тель­ное, за­ме­ча­тель­ное мес­то на зем­ле. Моск­ву то­же обо­жаю и люб­лю — это мой го­род, ко­то­рый за по­след­ние го­ды очень по­хо­ро­шел, из­ме­нил­ся. Да, Моск­ва ме­ня­ет­ся в луч­шую сто­ро­ну — на­до толь­ко вни­ма­тель­но сле­дить за тем, что­бы не унич­то­жа­ли ис­то­рию, ста­рые по­строй­ки, что­бы не уро­до­ва­ли го­род. На­до об­суж­дать все «пе­ре­дел­ки» с жи­те­ля­ми сто­ли­цы. Что еще нра­вит­ся? Транс­порт­ные раз­вяз­ки. Я дав­ний ав­то­мо­би­лист, люб­лю си­деть за ру­лем, но все это де­та­ли… Моск­ва — мой го­род: го­род, ко­то­рый я бес­ко­неч­но це­ню.

Н.Р.: Од­ной из глав­ных про­блем стра­ны, в том чис­ле Моск­вы, вы на­зы­ва­е­те про­бле­му без­дом­ных жи­вот­ных. Как, на ваш взгляд, мак­си­маль­но эф­фек­тив­но и гу­ман­но ре­шить этот во­прос с по­мощью за­ко­но­да­тельст­ва?

Л.Я.: Я за­ни­ма­юсь зоо­за­щи­той мно­го лет, по­лго­да про­си­дел на ко­мис­си­ях в Пра­ви­тельст­ве и Ду­ме, мы «до­ста­ва­ли» пре­зи­ден­та, что­бы, на­ко­нец, с его по­мощью был при­нят до­стой­ный за­кон об от­вет­ст­вен­ном об­ра­ще­нии с жи­вот­ны­ми и про­чее. На са­мом де­ле, я бес­ко­неч­но бла­го­да­рен Во­ло­ди­ну за то, что он хоть ка­кой-то за­кон при­нял! И что за­кон этот по­ло­жит ко­нец ван­да­лиз­му в от­но­ше­нии жи­вот­ных. Се­год­ня си­ту­а­ция не­мно­го улуч­ши­лась, но нам все же да­ле­ко в этом смыс­ле до Ев­ро­пы, до Ка­на­ды, во­об­ще до ци­ви­ли­зо­ван­но­го ми­ра, по­то­му что в Рос­сии не­сколь­ко дру­гие пер­во­оче­ред­ные за­да­чи. Для ис­пол­не­ния за­ко­на нуж­ны день­ги, и по­это­му во­прос о без­дом­ных жи­вот­ных всег­да ото­дви­гал­ся. Но, на са­мом де­ле, на­ше от­но­ше­ние к ним пер­вос­те­пен­но, ведь на нас смот­рят на­ши де­ти. По­это­му нуж­но сде­лать все, что­бы те, кто при­дет за на­ми, не бы­ли та­ки­ми жес­то­ки­ми и без­раз­лич­ны­ми, как мы. Это очень важ­но. Мо­жет быть, это и есть са­мое важ­ное.


17.10.2019, Моск­ва

Баннер Литературно.jpg
Литбюро Натальи Рубановой_илл..jpg

ЛИТЕРАТУРНОЕ БЮРО НАТАЛЬИ РУБАНОВОЙ

 

  • Прозаики

  • Сценаристы

  • Поэты

  • Драматурги

  • Критики

  • Журналисты

 

Консультации
по литературному
письму

 

Помощь в издании книг

 

Литагентское
сопровождение
авторских проектов

покровский собор.jpg
серия ЛБ НР Дольке Вита_Монтажная област
антология лого 300.jpg

 Для рукописей и предложений: vtornik2020@rambler.ru